Печенеги. Часть II. Печенеги и Русь


Ворчалка № 697 от 02.02.2013 г.




Впрочем, этот конфликт разрешился без кровопролития. Киевляне послали гонцов к Святославу на Дунай и за подмогой к воеводе Претичу. Точно мы не знаем, где находился Претич в указанное время, но известно, что он довольно быстро прибыл к Киеву на кораблях и вынудил печенегов отойти, заключив с ним мир.
Когда Святослав прискакал в Киев, ситуация была уже под контролем.

В 969 году Святослав вернулся на Дунай, воевал с болгарами, а рядом с ним по-прежнему сражались печенеги, которые оставались в Болгарии вместе с русскими. Очевидно, что какая-то кошка всё же пробежала между Святославом и печенегами. Именно, против Святослава, а не против всех русских, были направлены действия печенегов в 971 году.
Вообще, вся история с гибелью Святослава в летописном изложении выглядит очень странно, и все попытки историков объяснить произошедшее, основываясь на данных древних источников, мне кажутся совсем неубедительными. Впрочем, судите сами.

В 970 году войско Святослава потерпело жестокое поражение от армии нового императора Иоанна Цимисхия (925-976), но византийцы мудро не стали уничтожать разбитого врага, а позволили русским вернуться домой и даже снабдили их зерном на дорогу.
Византийцы не хотели резко менять расстановку сил в регионе, так как существующее положение их вполне устраивало.
Судя по всему, печенегов при Святославе в 971 году уже не было, так как источники сообщают о том, что конница у русских отсутствовала.

Известно, что после поражения у Аркадиополя в 970 году Святослава покинули венгры, которые вернулись на родину. Вероятно, точно также поступили и печенеги, вернее, остатки их корпуса, так как в этом сражении именно печенеги понесли наиболее тяжелые потери. Здесь, конечно, и могут крыться причины недовольства печенегов, так как они потеряли много людей и лишились надежды на добычу в этом походе.

Более того, как сообщают источники, во время мирных переговоров, русские попросили от Цимисхия гарантий свободного прохода через кочевья печенегов, чтобы император попросил печенегов пропустить русских.
Почему? Что случилось? Ведь до этого вопрос о свободном перемещении русских по степям никогда не поднимался, так как печенеги долгие годы были хорошими соседями, а зачастую и союзниками русских.
Ответа на этот вопрос нет, и мы можем только строить различные догадки.

Цепочка загадочных событий этими вопросами только начинается.
В августе или сентябре 971 года русские покинули берега Дуная, вернулись к дельте Днепра и здесь почему-то разделились.
Воевода Свенельд советовал Святославу возвращаться в Киев вдоль реки Южный Буг на конях; мол, на порогах Днепра его поджидают печенеги.
Сразу же возникают вопросы: где русские возьмут коней? откуда Свенельд узнал, что печенеги подстерегают Святослава? и почему они, эти печенеги, которые до этого были верными союзниками Святослава, должны его поджидать?

Далее события развиваются ещё более загадочно.
Святослав отправляется вверх по Днепру, узнаёт таки, что у порогов его действительно поджидают печенеги, возвращается к устью Днепра и зимует на острове Березань.
Почему бы ему было не пробраться в Киев вдоль Южного Буга, где печенегов не было, как это сделал Свенельд?
На Березани русские так голодали, что платили по «полугривне за конскую голову». Кто же мог им продавать эти конские головы, пусть и дорого? Печенеги, больше некому.
Почему киевляне не помогли голодающему князю, отправив продукты вдоль Буга, тоже остаётся непонятным.

Весной 972 года дружина Святослава всё-таки отправилась по Днепру к Киеву. Печенеги внезапно перехватили русских у порогов, перебили всех, а из черепа Святослава их вождь Куря сделал пиршественную чашу для себя.
Опять вопросы. Печенеги, что, так всю зиму и простояли у порогов, поджидая Святослава? Это совершенно невероятно, так как у них была масса неотложных хозяйственных дел, в том числе со скотом.
Значит, кто-то известил печенегов, когда и каким маршрутом Святослав пойдёт в Киев, чтобы они могли оперативно перехватить русский отряд. Это мог сделать только кто-то из киевлян или из дружины самого князя, но последнее представляется маловероятным.

И никуда не деться от вопроса, почему же Святослав так настойчиво рвался в Киев именно через пороги?
Возможно, он знал или подозревал, что на пути вдоль Буга его поджидают ещё более опасные враги. А этими опасными врагами могли быть только сами русские, скорее всего, христиане, которых в Киеве было много, а Святослав был язычником и с каждым годом его отношение к христианам становилось всё более отрицательным.

Многие исследователи почему-то считают, что печенегов подкупили византийцы, но эта версия, на мой взгляд, не выдерживает никакой критики. Во-первых, из Константинополя, и даже из Преславы, было невозможно оперативно информировать печенегов о маршруте и сроках передвижения дружины Святослава. Во-вторых, Цимисхию было проще перебить русских ещё на Дунае, чем платить печенегам, и не иметь при этом гарантий в благоприятном исходе мероприятия.

Я так много внимания в рассказе о печенегах уделил истории со Святославом, потому что это было первое крупное столкновение печенегов и русских за восемьдесят лет совместного сосуществования.

Это представляется тем более странным, что за всё время правления великого князя Ярополка Святославовича с 972 по 980 годы никаких столкновений между печенегами и русскими не происходило.
Никаких!
Правда, Никоновская летопись (и только она) сообщает, что в 978 году Ярополк разбил печенегов и обложил их данью. Вот в это совсем трудно поверить!
Для справки отмечу, что Ярополк, как и его отец, оставался язычником, хотя и сочувствовал христианам.

Более того, по сведениям той же Никоновской летописи, в 979 году на службу к Ярополку перешёл печенежский хан Илдея, который был принят князем с почётом и получил во владение земли в Поросье с поселениями и крепостями. Вероятно, Ярополк поступил так из-за начинавшегося конфликта с Владимиром, правившем в Новгороде, и хотел укрепить свои позиции перед походом на древлян.

В 980 году конфликт между братьями перешёл в вооружённую фазу. И тут роковую роль сыграл один из воевод Ярополка, некий Блуд.
Блуд посоветовал Ярополку бежать из Киева и укрыться в крепости Родня, так как, по его словам, киевляне уже готовы восстать против своего князя и перейти на сторону Владимира. На самом же деле, это Блуд уже сговорился с Владимиром и старался погубить Ярополка.

Напрасно верный слуга князя по имени Варяжко и некоторые воеводы отговаривали Ярополка от такого опрометчивого поступка.
Ярополк со спутниками (и с Блудом) укрылся в Родне, а Владимир вскоре овладел Киевом. В Родне Блуд стал уговаривать Ярополка помириться с братом, мол, тот не причинит ему вреда, и князь опять послушался предательского совета, хотя верный Варяжко указывал, что лучше бы князь ушёл к союзным печенегам и вместе с ними продолжал борьбу против Владимира.

Ярополк не прислушался к верному слуге, поехал в Киев и был убит варягами Владимира ещё до начала переговоров. По рассказу летописца, двери в залу, где был убит Ярополк, запер сам Блуд, чтобы дружинники Ярополка не смогли придти ему на помощь.
Варяжко же бежал к печенегам и несколько лет досаждал Владимиру своими набегами, пока тот не простил его верность Ярополку. По крайней мере, так говорится в летописях, а они ведь частенько искажали правду.

Возможно, именно эти столкновения стали причиной вражды между киевским князем и печенегами.
Отношения князя Владимира с печенегами обострились после крещения Киева в 988 году, ибо уже в 989 году Владимир организовал поход на юг, в ходе которого захватил и разграбил Херсонес. Традиционно считается, что именно после этого события Византия натравила печенегов на Русь, хотя правильнее было бы говорить о враждебности печенегов только по отношению к киевскому князю и его союзникам.

Однако в Лаврентьевской летописи под 988 годом есть следующая запись:
«И рече Володимеръ:
"Се не добро, еже малъ городъ около Кыева».
И нача ставити городы по Десне, и по Въстри, и по Трубежеви, и по Суле, и по Стугне. И нача нарубати муже лутши от словенъ, и от кривичъ, и от чюдинъ, и от вятичъ, и от сихъ насели грады. Бе бо рать от печенег, и бе воюяся с ними и одалая имъ".
Промежутки между этими крепостями Владимир велел укреплять засеками и валами с прочными палисадами.

Выходит, что Владимир начал строить заградительные сооружения против печенегов ещё до похода на Херсонес.
Да и сам факт похода Владимира на Херсонес выглядит странным: не успел Владимир крестить дружину и киевлян в православную веру по византийскому образцу, как сразу же разграбил важный форпост Византии в Крыму. Отблагодарил единоверцев!
Все как-то коряво получается: летописцы о чём-то умалчивают, возможно, смещают даты, или позднее в летописи вносились изменения, и этот детектив историки не очень спешат разгадать.

Известно, что одним из первых таких защитных городов стал Белгород на реке Рупина, заложенный в 990 году и сразу же заселённый сторожевым отрядом.
Печенеги же впервые пришли на Русь при Владимире в 993 году. Очевидно, летописец столкновения киевлян с печенегами из-за убийства Ярополка крупными не считал, или попросту игнорировал их. Печенеги стали на реке Трубеж недалеко от Переяславля – они, скорее всего, пришли за подтверждением мира. Владимир вышел со своей дружиной им навстречу и сумел договориться о мире на три года.

Но летописцу такой прозаической развязки явно недостаточно, и он сообщает, что печенеги предложили сражение заменить поединком богатырей, и в случае победы русского витязя Киев получал мир на три года.

Печенеги. Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: