Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть VII. Поражение императрицы Матильды


Ворчалка № 695 от 19.01.2013 г.




Любопытный факт: король Стефан в январе 1141 года, незадолго до своего похода на Линкольн, назначил Жоффруа де Мандевиля на очень важный пост констебля Тауэра. Однако когда Мандевиль узнал о пленении короля Стефана, он сразу же перешёл на сторону императрицы Матильды. Матильда же в свою очередь не только простила большие долги Мандевиля перед короной, которые тот получил в наследство от своего отца, но и передала ему ряд земельных владений в различных частях страны.

Купленный за деньги и земли союз с Мандевилем не принёс Матильде ожидаемых выгод. Да, она в Лондоне, но кто бы мог тогда, в июне 1141 года, предположить, что правление Госпожи Матильды будет таким коротким, и желанной коронации она так и не дождётся! И во многом именно из-за Мандевиля! Но об этом чуть позже.

Теперь же среди главных действующих лиц появляется королева Матильда, или Матильда Булонская, жена короля Стефана. Во время сражения при Линкольне королева Матильда находилась во Франции, но, узнав о пленении своего мужа, она немедленно вернулась в Англию и высадилась в Кенте, где верный Вильгельм Ипрский уже набирал новую армию для борьбы за дело короля Стефана.

Но для продолжения борьбы королеве Матильде нужны были деньги, много денег, и тут она проявила себя настоящей королевой!
Матильда Булонская не только заложила все свои личные земельные владения (или только в Кембриджшире), но и продала (заложила) все свои драгоценности.
Теперь можно было не только набирать войска, но и перевербовывать на свою сторону колеблющихся или непостоянных в своих симпатиях вельмож.

Одним из первых в сферу действия королевы Матильды оказался вовлечён... Да, вы угадали! Именно Жоффруа де Мандевиль! Королева Матильда не только передала Мандевилю значительную сумму в звонкой монете, но и пообещала ему ряд новых владений и привилегий. Естественно, что Мандевиль опять поклялся в верности королю Стефану, хотя тот и находился в плену.

Дело тут было не только в жадности Мандевиля, хотя это обстоятельство тоже не следует сбрасывать со счетов. Став констеблем Тауэра, Мандевиль начал вести себя как повелитель всего Лондона и повёл наступление на привилегии горожан, которые были дарованы жителям столицы королём Генрихом I. В городе быстро стало нарастать недовольство.

Императрица Матильда тоже внесла свой вклад в дело собственного падения. Если бы она только благосклонно отнеслась к авторитарным замашкам Мандевиля в отношении жителей Лондона, то могла бы и дотянуть до коронации. Но ко всему прочему императрица Матильда была настоящей стервой: мелочная и жестокая, высокомерная и упрямая, мстительная – она очень быстро утратила свою популярность в глазах своих подданных.

Высокомерие императрицы Матильды очень быстро достигло опасных пределов. Она перестала советоваться со своими главными сторонниками, а когда они обращались к ней с какими-нибудь просьбами, то чаще всего получали отказ. Когда они кланялись ей при встрече, то Матильда просто не замечала их. О плохом отношении императрицы Матильды к своим бывшим противникам, которые пытались добиться благосклонности со стороны новой правительницы, можно и не говорить.

Лондонцы радостно приветствовали Госпожу Матильду, но она быстро поставила их на место, введя с подачи Мандевиля новый внушительный налог. Когда она потребовала немедленной выплаты этих денег, горожане обратились к Госпоже с просьбой немного повременить:
"Король ничего нам не оставил".
И действительно, король Стефан почти разорил Лондон поборами за время своего правления. Многие слои населения столицы находились на грани разорения и голода.

Но просьбы горожан совершенно не тронули императрицу Матильду:
"Я знаю, вы всё отдали моему противнику. Вы участвовали с ним в заговоре против меня, и вы хотите, чтобы я вас пощадила?"
Лондонцы также просили императрицу Матильду восстановить их привилегии, на которые начал наступление Мандевиль, но вызвали этой просьбой только новый взрыв гнева у правительницы.
Жители города поняли, что управу на Мандевиля у Госпожи Матильды они не найдут.
Они же не знали, что Мандевиль вскоре переметнётся к сторонникам короля Стефана.

Полной противоположностью Госпоже Матильде была её противница – королева Матильда. Она пользовалась большой популярностью среди дворянства и простого народа из-за своей приветливости, щедрости и доступности.
Собрав вместе с Вильгельмом Ипрским приличную армию, королева Матильда в августе 1141 года направилась к стенам Лондона.
Штурмовать город ей не хотелось, да, к счастью, и не пришлось.

Пока императрица Матильда ожидала денег от жителей города, Лондон вначале тихо забурлил, а потом городские старейшины призвали всех к восстанию. Внезапно ударили колокола церквей, и из всех домов, как пчёлы из улья, стали выбегать вооружённые чем попало мужчины.
Сторонники императрицы Матильды оказались захваченными врасплох и на узких и кривых городских улицах не оказали почти никакого сопротивления восставшим, так что пришлось всем сторонникам Госпожи и ей самой спешно покинуть Лондон. По дороге в Оксфорд, куда стремилась укрыться императрица Матильда, количество её сторонников значительно уменьшилось.
Так императрица Матильда и не стала королевой Англии, а более удобного случая у неё уже больше не будет.

Армия королевы Матильды беспрепятственно вступила в Лондон под радостные приветствия горожан. Вскоре, правда, восторги жителей города несколько поутихли, когда они увидели, что их враг Мандевиль не только остался на своих постах, но его влияние даже возросло, а, следовательно, и его наступление на привилегии горожан будет продолжаться.
Но пока на первый план вышла война с императрицей Матильдой и борьба за освобождение короля Стефана.

Щедрой раздачей земель и должностей, обещанием новых титулов от короля Стефана королева Матильда смогла вернуть в лагерь мужа многих колеблющихся рыцарей или перебежчиков. Одним из первых стал, как мы видели, Жоффруа де Мандевиль.
Но королеве Матильде было очень важно перетянуть на свою сторону английское духовенство.

Вскоре ей удалось договориться о встрече с Генрихом Блуаским, папским легатом в Англии, которая состоялась в Гилфорде. Во время личной беседы королеве Матильде удалось уговорить Генриха Блуаского вернуться на сторону короля Стефана. Впрочем, легат не очень и сопротивлялся, так как решил, что после полученной взбучки его братец не будет столь упрямым в церковных вопросах. Генрих Блуаский не только обещал королеве Матильде свою поддержку, но и гарантировал ей доброжелательное отношение всей английской церкви.

Императрица Матильда, тем временем, узнала о намеченных переговорах между королевой Матильдой и Генрихом Блуасским и решила не допустить их встречи. 31 августа войска императрицы Матильды вошли в Винчестер и попытались захватить замок епископа, который назывался Вулвси (Wolvesey).
Атака сходу не удалась, и пришлось начинать осаду замка, но Генриха Блуаского в Вулвси уже не было; так что императрица Матильда опоздала.

Пока императрица Матильда оказалась втянутой в осаду замка Вулвси, к Винчестеру подошла армия Вильгельма Ипрского. Жители Лондона тоже выделили отряд из тысячи пехотинцев для борьбы против императрицы Матильды (или были вынуждены новой властью сделать это), которая из осаждавшей стороны превратилась в осаждённую.
Армия императрицы Матильды оказалась совершенно неподготовленной к такому повороту событий: в её лагере сразу же стал ощущаться недостаток продовольствия, начались болезни, которые вскоре перешли в настоящую эпидемию. Воинский дух солдат стремительно падал к нулю.
В довершение всех бед Генрих Блуаский организовал пожары в Винчестере, которые уничтожили большую часть города и затруднили положение армии Роберта Глостера.

14 сентября Роберт Глостер, посоветовавшись с императрицей Матильдой, принял решение об отводе своих деморализованных войск из Винчестера. Едва отступающая армия Роберта Глостера вышла из города, как она была атакована отрядами Вильгельма Ипрского.
То, что произошло у стен Винчестера, трудно назвать сражением – это было избиение беспорядочно удиравшей толпы воинов, которые в панике бросали своё оружие и доспехи, чтобы поскорее покинуть это гиблое место.

Императрице Матильде в сопровождении Брайена ФицКаунта (1100?-1150) удалось спастись, и они добрались до Глостера (города).
Роберт Глостер командовал арьергардом отступающей армии и прикрывал её отход. Он храбро сражался с врагами, но его отряд был окружён превосходящими силами противника, и Роберт Глостер попал в плен.

Это был очень тяжёлый удар для императрицы Матильды и всей её партии. Теперь у каждой из сторон было по одному очень знатному пленнику, и вроде бы шансы сторон уравнялись, но это только на первый взгляд.
Да, король всё ещё оставался в плену, но инициативой в войне полностью овладела королева Матильда, и у неё был прекрасный военачальник в лице Вильгельма Ипрского; а у императрицы Матильды подобного полководца больше не было.

Начались долгие переговоры между враждующими сторонами, в результате которых обе Матильды пришли к соглашению об обмене пленными.
1 ноября 1141 года в обмен на освобождение Роберта Глостерского король Стефан покинул стены Бристольского замка, вышел на свободу и вернулся в Лондон.

Король вернулся, но ведь новой Госпожой Аглии всё духовенство совсем недавно признало императрицу Матильду. Пришлось церковникам изворачиваться.
7 декабря в Лондоне состоялся синод английской церкви, на который были приглашены наиболее знатные лица страны. Именно по этой причине данный синод иногда называют Большим Королевским советом, но это неправильно.
На синоде выступил Генрих Блуаский, который призвал английских священников признать настоящим королём Англии Стефана. Синод, естественно, принял предложение папского легата и одновременно пригрозил всем упорствующим сторонникам императрицы Матильды отлучением от церкви.

25 декабря 1141 года, в праздник Рождества Христова, в Вестминстере торжественно прошла повторная коронация Стефана.
Это дало повод некоторым хронистам называть короля Стефана “дважды узурпатором”.

После второй коронации Стефана королева Матильда отошла в тень своего венценосного супруга и больше никакого существенного влияния на государственные дела она не оказывала. По крайней мере, внешне. Она до самой смерти в 1151 году занималась благотворительностью и церковным строительством, основала несколько монастырей, самым известным из которых является основанный в 1148 году монастырь Фавершем (Faversham) в Кенте.

Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть VI. Битва при Линкольне (окончание)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: