Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть VI. Битва при Линкольне (окончание)


Ворчалка № 694 от 12.01.2013 г.




Итак, сырое мрачное утро 2 февраля 1241 года.
Столкновения начались почти одновременно по всему фронту, но атаку начали мятежники, то есть сторонники императрицы Матильды.
В центре всадники Ранульфа де Жернона уткнулись в спешившихся рыцарей короля Стефана, и ни одной из сторон не удавалось добиться решающего перелома. Исход сражения решился на флангах.

На левом фланге отряды Вильгельма Ипрского и Вильгельма Омальского были обстреляны валлийскими лучниками и атакованы лёгкими пехотинцами. Фламандские наёмники и их соседи легко опрокинули противника и начали оттеснять валлийцев к реке.
В этот момент арьергард мятежников под командованием Роберта Глостера ударил во фланг наступающим фламандцам и обратил их в бегство.

В это же время рыцарская конница короля на правом фланге с копьями наперевес атаковала наступающие отряды “безземельных”. Королевские рыцари полагали, что их бой разделится на множество одиночных рыцарских поединков. Но не тут-то было!
На скользкой и болотистой почве “безземельные” с мечами в руках сплочёнными рядами врубились в ряды королевской конницы и вступили в ближний бой.

Сторонники короля не ожидали такого “неблагородного” поворота сражения. Их ряды смешались, они дрогнули, и вскоре началось повальное бегство рыцарей. Многие хронисты обвиняют графов, сторонников короля, в измене и утверждают, что те бежали с поля сражения ещё до столкновения с противником.

Вряд ли эти обвинения справедливы. Скорее всего, королевские рыцари не желали гибнуть понапрасну, так как рыцарские столкновения чаще всего заканчивались пленением одной из сторон. А тут “безземельные” ясно показали, что готовы сражаться до смерти. Вот многие графы после первых контактов с противником и повернули своих коней, подавая пример своим вассалам.

На поле сражения остался только королевский центр, который был очень быстро окружён со всех сторон. Спешившиеся рыцари короля и горожане Линкольна сражались отчаянно, но их сопротивление постепенно стало ослабевать.
Хронист Генрих Хантингдонский, описывая сложившуюся ситуацию, писал, что враги
"полностью окружили королевский отряд и атаковали со всех сторон, как если бы они штурмовали замок... Атаковав королевский отряд конницей, они одних убили, других сбили с ног, третьих увели в плен".


Король Стефан был ещё довольно крепким мужчиной и отважно бился с врагами. По данным одного из источников, Стефан вначале сражался мечом, а когда тот сломался, стал крушить врагов боевым двуручным топором. Другой источник утверждает, что король с самого начала взял в руки топор, и только когда тот затупился и стал непригоден для боя, он вынужден был воспользоваться мечом.

Когда рядом со Стефаном осталось совсем мало людей, граф Честер крикнул, указывая мечом на короля:
"Все на него!"
И вскоре король оказался в руках врагов.

Существует несколько версий того, как это произошло.
По одной из версий, Стефан был оглушён ударом камня по голове.
По другой версии, один из рыцарей обхватил Стефана за шлем и повалил короля на землю с криком:
"Все сюда! У меня король!"
Видимо, это рыцарь не надеялся в одиночку удержать короля.
По третьей версии, король Стефан прекратил сопротивление и отдал свой зазубренный меч Роберту Глостеру. Эта версия кажется мне самой неправдоподобной.

Королевские рыцари некоторое время ещё сражались с мятежниками, но, узнав о пленении своего короля, они сложили оружие. В плен попало несколько десятков благородных рыцарей.
Горожане Линкольна после пленения короля бросились в разные стороны. Часть горожан сумела прорваться через вражеские ряды и поспешила укрыться в городе. Другие устремились к реке, вернее к каналу Фоссдайк, но при переправе на другой берег погибло очень много народу.

Впрочем, те горожане, что вернулись домой, счастливчиками не оказались. Победители ворвались в Линкольн и, естественно, стали грабить дома и церкви и насиловать женщин. Более того, началась настоящая охота за мужчинами, и всех обнаруженных горожан перебили.
Когда подобные развлечения закончились, победители подожгли город.

Все хронисты единодушно говорят о небольшом количестве погибших во время сражения. Ордерик Виталий, например, говорит о сотне убитых, но следует помнить, что средневековые хронисты просто не обращали внимания на убитых горожан или валлийцев. Кто их будет считать, да и зачем?! Кому интересно, что погибло несколько сот горожан и валлийцев?
Достоверно известно лишь, что во время битвы при Линкольне погиб всего один знатный рыцарь.

Король Стефан оказался в плену не один, вместе с ним оказались пленёнными несколько десятков рыцарей, в том числе и довольно знатных. Короля вначале доставили под конвоем в Глостер, а потом перевели в Бристоль. В замке этого города он и находился под довольно внушительной охраной.
Существует легенда о том, что король был даже закован в цепи, но многие историки считают такие известия выдумкой. Правда, первое время Стефан очень переживал, много молился и говорил окружающим, что он наказан Богом за свои грехи. Но вскоре король стал вести себя намного спокойнее.

Интересно сравнить описание битвы при Линкольне с тем, как её представлял себе более поздний хронист Вильям Ньюбургский:
"На шестом году своего правления король Стефан приступил к осаде замка Линкольна, в который хитростью вступил Ранульф, граф Честера, и с тех пор владел им. Осада продлилась от Рождества до Сретения. Чтобы снять осаду граф привел с собой своего тестя, графа Глостера, и некоторых других бесстрашных ноблей вместе со значительными силами, и объявил королю, что если он не отступит, то они его атакуют. Однако, король, будучи осведомлен о своих противниках, собрал со всех сторон войско, и, поставив его вне пределов города, чтобы встретить своих противников, он совершенно уверенно подготовился к битве, поскольку сам он был наихрабрейшим воином, и за ним была армия, превосходящая врага численностью. Вдобавок, вражеское войско, совершившее длинный зимний поход, казалось, скорее нуждалось в отдыхе, чтобы восстановить свои силы, чем рассчитывать столкнуться с опасностями войны. Однако, те, хотя и уступали в численности и снаряжении и превосходили одной только смелостью, всё же рассудили, что на таком расстоянии от дома они не найдут убежища во враждебной стране и бесстрашно ринулись в схватку. Спешившись сам со своим отрядом, король поставил свою конницу в авангарде, чтобы та предприняла или отразила первый удар. Но та была побеждена и обращена в бегство первой же атакой вражеских коней, и весь удар пришёлся на тот отряд, в котором находился король. Там схватка бушевала с наибольшей яростью, сам король сражался в первых рядах, и, наконец, был взят в плен, а его отряд рассеян. Победившее войско триумфально вошло в город для грабежа, а королевский пленник был отослан к императрице и заключен под стражу в Бристоле".


После того как король оказался в её руках, императрица Матильда вместе с Робертом Глостером переместилась в Винчестер, где встретилась с местным епископом и папским легатом Генрихом Блуаским, который как мы помним, был родным братом короля Стефана; однако в последнее время отношения между братьями стали довольно прохладными.
На этой встрече императрица Матильда и епископ Винчестера заключили между собой договор, согласно которому Матильда передавала Генриху Блуаскому руководство всеми церковными делами страны и обещала не вмешиваться в них, а епископ Винчестера, со своей стороны, пообещал верно служить Матильде
"до тех пор, пока она не нарушит договор".
Он также гарантировал Матильде поддержку английской церкви и скорую коронацию в качестве королевы Англии – ведь все они в своё время поклялись в этом покойному королю Генриху I.

Вскоре Генрих Блуаский организовал некоторое подобие церковного собора, на котором присутствовали высшие иерархи английской церкви и императрица Матильда со своими главными сторонниками и примкнувшими к ней аристократами. Среди них, между прочим, оказались граф Норфолк и граф Вустер.
При завершении этой встречи епископ Винчестера торжественно произнёс:
"Бог вынес свой приговор над моим братом и допустил, чтобы он, без моего ведома, попал под власть могущественных людей. Для того чтобы королевство не разрушилось за неимением короля, я пригласил вас всех на основании своего права, как легата, явиться сюда. Вчера это дело обсуждалось втайне в присутствии большинства английского духовенства, которому по преимуществу принадлежит право избирать государя, и в то же время посвящать его в сан. Призвав, прежде всего, как это и подобает, на помощь Бога, мы избираем госпожой (Domina) Англии и Нормандии дочь короля миролюбивого, короля славного, короля богатого, короля доброго и не имевшего себе равного в наше время, и мы обещаем ей верность и поддержку".


Избрание Матильды Госпожой Англии и Нормандии было первым и необходимым шагом к получению королевской короны. Эта церемония состоялась 8 апреля 1141 года, и теперь Матильда на законном основании завладела государственной казной, которая хранилась в Винчестере.

Итак, императрица Матильда пока была провозглашена лишь Госпожой Англии и Нормандии. В Винчестере дело до коронации не дошло и не могло дойти, так как церемония коронация должна была произойти в Вестминстере. Пришлось императрице Матильде в ожидании коронации направиться в Лондон, куда она и прибыла в июне того же года; жители города были подготовлены к этому папским легатом (Генрихом Блуаским) и с восторгом встретили свою новую повелительницу.

В Лондоне Госпожу Матильду с почётом встретили сам Генрих Блуаский и констебль Тауэра Жоффруа де Мандевиль (1092-1144), 1-й граф Эссекс с мая 1140 года.
Интересный человек, этот Мандевиль, может, позднее я расскажу о нём немного подробнее.

Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть V. Битва при Линкольне 2 февраля 1141 г.

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: