Джерба, 1560: катастрофа христианского воинства. Часть II


Ворчалка № 691 от 22.12.2012 г.




Многие историки полагают, что если бы герцог Мединасели немедленно атаковал Триполи, то гарнизон города, состоявший из 400 турок, не выдержал бы атаки испанцев. Так немного позднее утверждал и сам герцог Мединасели. Но ведь до Триполи было 120 км; и как туда добираться – по суше или морем?

Пока же объединившийся флот из-за непогоды застрял на отмелях возле Зуары и проторчал там до 2 марта. В этот день герцог Мединасели приказал флоту двигаться на Джербу. Ведь теперь в Триполи засел уже сам Драгут, и с ним было уже 1500 турок. Поэтому герцог всё-таки предпочёл захватить богатый скотом и растительным маслом остров Джербу. В конце концов, таков был и приказ короля.

7 марта испанский экспедиционный корпус начал высадку на острове Джерба, которая происходила на удивление спокойно. Герцог категорически запретил своим солдатам грабить местное население и велел им всё необходимое покупать только за наличные.
Следует заметить, что продовольствие на остров для испанцев доставляли уже знакомый нам Шаббия из Кайруана и Хафсиды из Туниса.

За несколько дней испанцы полностью заняли весь остров и стали его “осваивать”. Солдаты начали строить на северном берегу острова форт, а местные жители им не мешали. Но и не оказывали почти никакой помощи, а со строительными материалами на острове были трудности.

Тем временем, владельцы и капитаны судов начали производить на острове внушительные закупки различных товаров, пользуясь дешевизной местного рынка. Покупалось растительное масло, шерсть, лошади, кожи, даже верблюды...

В начале апреля 1560 года вице-король Неаполя де Рибера получил очень тревожные донесения из Леванта. Его информаторы сообщили, что в этом году турецкая эскадра выйдет в море гораздо раньше, чем это происходило обычно.
Вице-король Неаполя обратился к Филиппу II с предложением собрать испанские галеры в Мессине: даже если они не смогут дать туркам решительное сражение, то, по крайней мере, помешают высадке десантов и орудий.
Де Рибера также попросил герцога Мединасели вернуть ему итальянских солдат, которых он отправил герцогу раньше.

Пытаясь ускорить сбор сил, де Рибера 21 апреля сообщает королю, что если герцог Мединасели не вернёт ему пехотинцев, то он будет вынужден проводить новый набор солдат в Италии, а это повлечёт за собой дополнительные расходы. Вице-король бил в чувствительную точку, так как знал о плачевном состоянии финансов в государстве.
Он также добавляет ещё один аргумент:
"Я предупредил [герцога Мединасели], что, на мой взгляд, не стоит дожидаться, пока придёт турецкий флот, в то время как силы Вашего Величества заняты на строительстве возводимого в Джербе форта".


В конце апреля разведчики доносят де Рибере о том, что турецкий флот собирается идти в сторону Триполи, а 13 мая приходит достоверное известие о том, что турецкие корабли вышли из порта Медон, что находится на самом юго-западе Пелопоннеса.
Приходится признать, что в 1560 году турецкий флот действовал очень стремительно.

Де Рибера послал срочные сообщения о появлении турок на Сицилию и отправил быстроходный фрегат на Джербу. Короля Филиппа II он в тот же день предостерегает:
"Я полагаю, что эскадра Вашего Величества подвергается немалой опасности".
В послании от 16 мая де Рибера сообщает, что турецкий флот видели близ острова Закинф.
Но все эти действия вице-короля Неаполя запоздали – на Джербе всё уже было закончено.

Турецким флотом из 86 боевых кораблей в этой экспедиции командовал выдающийся адмирал Пиале-паша (1515-1578). Он задал такой темп продвижения своих судов, что информация о положении турецкого флота в большинстве случаев не могла опередить сам флот.
Расстояние от Стамбула до Джербы корабли Пиале-паши преодолели за рекордный срок в двадцать дней.
Герцог Мединасели ожидал увидеть турок в середине июня, а они появились у Джербы 11 мая!

У герцога Мединасели ещё был шанс спасти свой флот, ведь 10 мая в Джербу прибыл мальтийский фрегат с сообщением о том, что турки уже рядом: их видели возле Мальты 8 мая.
Но благородный олень, простите, я хотел сказать, герцог... Так вот, этот герцог решил спасти немецких и итальянских пехотинцев, но только потерял на этом время.

Утром 11 мая турецкие корабли подошли к Джербе, и Пиале-паша сразу же начал высадку своего экспедиционного корпуса на остров.
Оказавшиеся на берегу турецкие солдаты сразу же бросались в бой, атакуя грузившихся на корабли христиан.
С другой стороны, боевые корабли турок не только прикрывали высадку десанта; нет, они одновременно напали и на совершенно неподготовленные к сражению корабли испанцев.

Среди христианского воинства сразу же началась сильнейшая паника, а ситуацию только усугубили горы ценных товаров, которые были накуплены за последний месяц. Некоторые современники позднее утверждали, что именно эти товары и стали причиной гибели испанского воинства.

Никто не хотел сражаться. Каждый думал только о том, чтобы забраться на какой-нибудь корабль и, желательно, со своими грузами. Часть этих товаров была погружена на корабли ещё раньше, а товары с береговых складов капитаны попытались ночью доставить себе на борт.
Эти манёвры торгашей встретили решительный отпор по стороны солдат, любой ценой рвавшихся на корабли. Солдаты не пропускали грузы на корабли, а товары, уже оказавшиеся там, начали выкидывать за борт. Выкидывалось буквально всё: тюки с шерстью, кипы кож, кувшины с маслом, выбрасывали за борт даже лошадей и верблюдов.
Между солдатами, с одной стороны, и владельцами грузов, капитанами и командами судов – с другой, начались столкновения.

В такой обстановке приказ герцога о погрузке пехотинцев никто и не подумал выполнять в полном объёме, тем более что никакого плана эвакуации солдат просто не существовало. Не желая испытывать судьбу, испанские корабли начали покидать Джербу, оказавшуюся столь негостеприимной.
Первыми бежали наёмные корабли, чьи владельцы были больше всего заинтересованы в спасении своих капиталов. Не вступая в сражение с турками, они попытались вырваться в море, и многим частным кораблям это удалось.

Гораздо хуже обстояло дело с кораблями регулярного флота, которые не смогли уклониться от сражения и попали под сильный удар превосходящих сил противника. Турки успешно топили одну христианскую галеру за другой, которые почти и не пытались оказать им хоть какое-нибудь организованное сопротивление.
Пиале-паша, правда, слишком увлёкся истреблением испанских галер, так что позволил ускользнуть довольно большому количеству мелких судов христиан.

По приблизительным оценкам испанцы потеряли в этом сражении 28-30 галер, то есть более половины своего флота, и не менее 9000 человек. Следует заметить, что в этом случае большая часть человеческих потерь приходится на гребцов. Однако многие полагают, что потери испанцев в живой силе были значительно больше.
О количестве более мелких судов, потерянных христианами, никто особенно и не интересовался.
Трудно точно сказать, сколько испанских галер турки потопили (вероятно, большую часть), а сколько захватили; достоверно известно лишь, что сами турки не потеряли в этом сражении ни одной галеры; у них потонули лишь несколько галиотов, а потери в живой силе составили около тысячи человек.

Новость о сильном поражении испанцев на Джербе начала распространяться по Европе буквально сразу же после того, как первые суденышки христиан достигли Сицилии. Однако первые достоверные сведения о произошедшей катастрофе и подробности о самом сражении были получены в Неаполе 18 мая, когда туда рано утром прибыли первые пять уцелевших галер.
Позднее стали прибывать и другие, в основном, более мелкие корабли, на которых, однако, удалось спастись и адмиралу Джованни Андреа Дориа, и вице-королю Сицилии герцогу Мединасели.

На острове осталось несколько тысяч солдат, - считается, что около трёх тысяч, но, возможно, что и больше, - которые поспешили укрыться в только что выстроенном форте. По свидетельству современников, запасов продовольствия солдатам должно было хватить почти на целый год. Продовольствия, но не воды.

В трагической судьбе защитников этого форта одну из главных ролей сыграло не слишком удачное место для его сооружения. Этот форт построили на месте старого замка, и герцог Мединасели одобрил выбор своих советников, хотя многие командиры советовали возвести форт в бухте, где высадились испанские войска. Тогда новый форт был бы обеспечен источником питьевой воды, а рядом располагалась бы достаточно глубокая бухта, через которую в форт было бы легко доставлять продовольствие и подкрепления.
Но герцог уже принял своё решение...

Король Филипп II узнал о страшном поражении только 2 июня 1560 года, да и это сообщение поступило из Генуи. Королю сообщали о потере 30 галер и 32 более мелких судов; по сведениям из Генуи, спастись удалось только 17 галерам. Эти величины довольно хорошо согласуются с оценками современных историков.
О судьбе герцога Мединасели в этом сообщении ничего не говорилось.

Филипп II срочно собрал совещание, на котором присутствовали его ближайшие советники, в том числе и герцог Альба (дон Альварес Фернандо де Толедо, 3-й герцог Альба, 1507-1582). Первые принятые меры были направлены на защиту Сицилии. Король решил отправить на остров 5000 пехотинцев, артиллерию и боеприпасы.
Кроме того, Филипп II решил назначить вице-королём Сицилии дона Гарсиа Альвареса де Толедо (1514-1577), который в то время был вице-королём Кастилии – ведь король ещё не знал о том, что герцог Мединасели сумел спастись.
Одному из своих советников Филипп II поручил прозондировать окружение французского короля Франциска II о возможности одолжить некоторое количество кораблей. Надежды на благоприятный ответ было мало, поэтому Филипп II предпочёл действовать неофициально, чтобы не нарваться на прямой отказ.

Джерба, 1560: катастрофа христианского воинства. Часть I

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: