Джерба, 1560: катастрофа христианского воинства. Часть I


Ворчалка № 690 от 15.12.2012 г.




В первой половине XVI века турки, которыми правил Сулейман I Великолепный (1494-1566, султан с 1520), нанесли силам христиан ряд очень чувствительных поражений в западной части Средиземного моря. В результате христиане потеряли в Северной Африке ряд очень важных опорных пунктов, в том числе турки отняли у Мальтийского ордена Триполи (1551). Этой операцией командовал знаменитый адмирал Тургут-реис (1485-1565), более известный на Западе под именем Драгут. Так буду называть его в дальнейшем и я.

Новый король Испании Филипп II (1527-1598, король с 1556) был очень обеспокоен как турецкой угрозой, так и действиями мусульманских корсаров в Средиземном море. Вначале он планировал операцию по захвату Триполи, и восстановлению в этом стратегически важном районе опорного пункта.

Идею захвата Триполи активно проталкивали вице-король Сицилии герцог Мединасели [Хуан II де ла Серда (1514-1575)] и великий магистр Мальтийского ордена Жан де ла Валетт (1494-1568, магистр с 1557). Герцог надеялся таким путём несколько обезопасить побережье Сицилии от набегов корсаров, а Великий магистр помнил о своём губернаторстве в Триполи и надеялся вернуть город мальтийскому ордену.

Казалось, что все внешние обстоятельства благоприятствовали такой операции, тем более что укрепления Триполи значительно обветшали, гарнизон города насчитывал не более 500 турецких солдат, а силы Драгута недавно потерпели тяжёлое поражение от Шаббии, эмира Кайруана.

Ещё 8 мая 1559 года король Филипп II, чья штаб-квартира находилась в Брюсселе, рассматривал план захвата Триполи и собирался запросить у герцога Мединасели подробности об этой операции, но всё планы изменились, когда король узнал о тяжёлом положении Драгута.
А уже 15 июня Филипп II сообщил вице-королю Сицилии, что тот назначен командующим операции против Драгута и поэтому удар следует нанести по острову Джерба, который находится у берегов Туниса значительно западнее Триполи.

Король мотивировал своё решение тем, что силы Драгута значительно ослаблены, и по нему следует нанести удар незамедлительно, пока этот корсар не оправился. Кроме того, разведка сообщила, что в этом году не ожидается появление турецкого флота в западной части Средиземного моря.

Если бы испанцы быстро сумели собрать необходимые для операции силы и нанесли по Джербе удар в 1559 году, то нет никаких сомнений в том, что с Драгутом было бы покончено. Но связь в те времена была очень медленной, государственная машина – очень неповоротливой, так что ничего с этой операцией в 1559 году не получилось, хотя Филипп II всячески торопил своих подчинённых.

Вначале следовало собрать флот для перевозки экспедиционного корпуса на Джербу. С французами у испанцев был заключён мир, так что не было никаких препятствий, чтобы быстро собрать корабли в удобной гавани Мессины. Но Филипп II хотел использовать для захвата Джербы только итальянские галеры, а испанские галеры должны были защищать берега Пиренейского полуострова от набегов мусульманских пиратов.
Получилось, что в этой экспедиции участвовали только галеры Неаполитанского королевства (то есть из Сицилии и Неаполя), союзные корабли Мальтийского ордена и римского папы, а также наёмные галеры из Тосканы, Генуи и других частей Италии.

Хорошо, корабли соберутся в Мессине, но ведь для них требуются гребцы, вода и продукты, следует погрузить на борт и солдат. А где их взять?
Король планировал, что 5000 человек возьмут из гарнизонов Неаполя и Милана, 2000 человек поставит Сицилия и тысячу солдат обеспечит Мальтийский орден.

Однако герцог Мединасели хотел получить для этой экспедиции 20000 солдат, о чём он сообщил королю в конце июня. Кроме того, возникли трудности с выводом солдат из Тосканы, так как были ещё не улажены некоторые вопросы с Савойей и Мантуей.
Филипп II торопит, но правящий в Милане 3-й герцог Сесса (Гонсало Фернандес де Кордоба, 1520-1578), отказывается выделять своих солдат, так как возможно обострение отношений с Францией после неожиданной смерти Генриха II (10 июля 1559 г.).

10 августа 1559 года адмирал Джованни Андреа Дориа (1539-1606, адмирал с 1556) сообщает Филиппу II, что он поручил Альвару де Санде (1489-1573) отправиться в Милан и выпросить, наконец, у герцога Сесса не только 2000 обещанных испанцев, но ещё и 2000 немцев и 2000 итальянцев, которых удастся набрать в Ломбардии.

Герцог Сесса удовлетворяет просьбу адмирала Дориа и соглашается выделить затребованные войска, но эти войска смогли достигнуть Мессины только 14 сентября. Испанский посол в Генуе пишет об их прибытии в Мессину:
"Всё это отличные и блестящие войска. Если не помешает погода, то они отплывут все вместе, не теряя времени".
Обратите внимание на дату этого послания – время для внезапного нападения уходит, скоро наступит сезон штормов.

Примерно в это же время адмирал Дориа сообщает королю, что галеры Мальтийского ордена отправились в Неаполь, чтобы забрать там 2000 набранных итальянских солдат.
Далее адмирал сообщает, что вице-король Неаполя дон Педро Афан де Рибера (?-1571) выделил для экспедиции пять рот итальянских солдат, и он отправил за ними галеры в Таранто. Потом эти галеры зайдут в Отранто, чтобы погрузить порох и ядра для пушек.

Однако буквально через пару дней Дориа получает от вице-короля Неаполя новое письмо, в котором тот извещает адмирала о том, что он уже не может выделить ему эти пять рот. Он, де, получил достоверные сведения о том, что буквально на днях большой турецкий флот (80 кораблей!) погрузил в Валоне (порт на албанском побережье) на борт полторы тысячи тяжеловооружённых кавалеристов и готовится к выходу в море.

А время-то уже почти всё вышло! Да и турки, если бы они и были в Валоне, вряд ли бы начали своё плавание в октябре.

Филипп II очень беспокоится о судьбе этой экспедиции и 8 октября пишет герцогу Мединасели:
"Меня очень тревожит судьба экспедиции, поскольку уже наступила осень".
Однако все делают вид, что страшно торопятся, и экспедиция вот-вот начнётся.

Тем временем произошли следующие события:
турецкий флот из Валоны ушёл на восток в середине октября; после этого вице-король Неаполя выделил обещанные роты солдат;
наконец, во второй половине ноября испанский флот перебрался в Сиракузы.
В эти же дни (30 ноября) командующий сицилийской эскадрой галер дон Санчо Мартинес де Лейва (1510-1579) сообщает королю (заранее подстилая себе соломки):
"Я неоднократно говорил герцогу Мединасели, что первым условием успеха этой экспедиции является быстрота и что опоздание нанесёт ей величайший ущерб".


1 декабря 1559 года установилась приличная погода, небо прояснилось, и герцог Мединасели приказал испанскому флоту покинуть Сиракузы. Этот флот насчитывал 54 галеры, 36 транспортных судов и перевозил около 12000 солдат.
Герцог не был моряком; он проигнорировал протесты своих адмиралов, которые утверждали, что начинать экспедицию в это время года не стоит из-за очень большой вероятности сильнейших штормов. Но герцог настоял на своём.

На второй день эскадра попала в жуткий шторм, адмиралы злорадствовали, и Мединасели был вынужден укрыться со всей своей армадой на Мальте.
Шторм не утихал в течение десяти недель! На переполненном солдатами и матросами маленьком острове начались эпидемии, так что к 10 февраля 1560 года экспедиционный корпус испанцев уже недосчитался двух тысяч человек.

К этому времени ни о какой внезапности нападения на Джербу не могло идти и речи. О том, что Филипп II собирает громадный флот и большую армию для атаки на Джербу, к этому времени прекрасно знали не только французы и венецианцы – об этом знал и Драгут, а в Стамбуле уже начали готовить большой флот для похода к берегам Туниса на помощь своему славному адмиралу. Драгуту, если кто забыл!

В конце 1559 года Максимилиан II (1527-1576, император с 1564) даже решил предостеречь своего кузена Филиппа II:
"...об этой экспедиции так много говорили заранее, что у турок появились повод и время, чтобы собрать не менее крупный флот".


Итак, к 10 февраля 1560 года погода успокоилась, и испанский флот начал по частям покидать Мальту. Галеры и транспортные суда двигались отдельно, и их встреча была назначена недалеко от Зуары (120 км к западу от Триполи). Галеры прибыли к месту встречи 16 февраля, а транспортные суда несколько задержались.

Галерный флот действовал довольно безрассудно, так как по дороге к Зуаре отдельные отряды солдат уже высаживались на островах Керкенна и Джерба.
Зачем? Для грабежа, разумеется!
Да, христианам удалось захватить два мусульманских корабля с грузом пряностей, тканей и оливкового масла, но одновременно они спугнули мусульман.

Именно тогда начала всходить звезда знаменитого корсара и адмирала турецкого флота Ульдж-али (1508-1587). Драгут немедленно послал Ульдж-али на двух быстроходных судах в Стамбул с сообщением о нападении христиан. Да и сам Драгут быстренько собрал свои вещички и смотался в Триполи, а четыре корабля с его сокровищами ушли в Стамбул.
Венецианский посланник в Стамбуле так сообщил об этом на родину в письме от 30 марта 1560 года:
"Говорят, что кроме рабов они привезли огромные богатства этого Драгута, признак того, что он считает своё положение отчаянным. Он просит как можно скорее оказать ему помощь и утверждает, что с ним осталось не более 1500 турок. При вести о приходе испанцев все корсары, зимовавшие в Триполи, уплыли на 15 кораблях, не дожидаясь разрешения".


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: