Португальцы в Индии. Часть XVI. Диогу Лопиш ди Сикейра и Дуарте ди Менезиш


Ворчалка № 682 от 20.10.2012 г.




Португальские послы ожидали увидеть мощное христианское государство, способное стать надёжным и сильным союзником христиан в их борьбе с мусульманами, но...
Вы сами, уважаемые читатели, можете себе представить то, что увидели португальцы в столице Абиссинии, а уж об их разочаровании и говорить не стоит.
Диогу Лопиш ди Сикейра, выполнив свои дипломатические функции, поспешил вернуться в Гоа, лишь заглянув в Диу, так как для захвата Диу у него не было достаточных сил.

Почему я упомянул Диу?
Дело заключалось в том, что в задачи нового вице-короля Индии входило строительство новых фортов на Мальдивских островах, на Моллукских островах, на Суматре, в заливе Чаула, а также в Диу. Но последнее было возможно осуществить только после захвата острова, на что португальцы пока не решились.

Губернатора Диу, Малика Айяза (?-1523) встревожил визит португальцев, и он срочно занялся укреплением своих оборонительных позиций и созданием достаточных запасов продовольствия. Трудился Айяз не напрасно, так как в начале февраля 1521 года к Диу подошёл сильный португальский флот из 42 кораблей с двумя тысячами португальских солдат на борту.
Вид укреплений, возведённых Айязом, произвёл на португальцев столь сильное впечатление, что они снова отказались штурмовать Диу, и Лопиш ди Сикейра повёл свои корабли к Ормузу.

Здесь португальскому флоту пришлось разделиться на несколько самостоятельных эскадр. Одна из них отправилась на Моллукские острова для строительства там форта. Другая эскадра отправилась в Китай, а сам Лопиш ди Сикейра оставался в Ормузе. Часть своего флота он одолжил правителю Ормуза для карательной экспедиции против одного из вассалов последнего, ну, и для того, чтобы подзаработать немного.

Мысли о Диу не оставляли ди Сикейру, и он в конце августа 1520 года направил четыре корабля для блокады острова, а через несколько дней с остальными кораблями поспешил тем же курсом.
Четвёрка португальских кораблей столкнулась у Диу с неожиданным сопротивлением пяти мусульманских судов, которые отважились вступить в бой. Португальцы в этом столкновении потеряли один свой корабль, потопили три вражеских судна, но остальные суда португальцев были сильно потрёпаны.

Подоспевший Лопиш ди Сикейра убедился, что атака на Диу бесперспективна и попытался основать форт в 20 милях южнее Диу, но и эта попытка португальцев потерпела неудачу, так как правитель Гуджарата был начеку и сумел отразить вылазку противника.

После этих неудач Лопиш ди Сикейра вспомнил про городок Чаул в заливе Чаула и решил попытать счастья в этом месте. Но этот вице-король оказался хроническим неудачником.
Да, прямая атака на Чаул не дала никакого результата, но местный малабарский правитель дал португальцам разрешение на строительство форта.

Едва португальцы начали строительство форта, как к заливу Чаула подошёл сильный мусульманский флот, посланный Малик Айязом. Часть португальских кораблей укрылась в заливе и оказалась заблокированной мусульманами, а остальные корабли ушли в Гоа.
Португальцы на берегу строили форт, а на море постоянно участвовали в стычках с кораблями мусульман, однако, с переменным успехом, так как им не всегда удавалось вырваться из гавани.

Однажды португальский корабль, шедший из Ормуза, попытался пройти в гавань, но потерял много времени, маневрируя у входа в гавань по причине сильного встречного ветра. Лёгкие мусульманские судёнышки окружили португальца и потопили его на глазах Лопиша ди Сикейры. Впрочем, португальцам удалось потопить несколько мусульманских кораблей, но это не решило их проблемы.

Такое противостояние продолжалось около месяца, и у португальцев стали заканчиваться запасы пороха; пришлось им перейти к пассивной обороне. Вскоре мусульмане начали штурмовать недостроенный форт, а тут ещё и полномочия Диогу Лопиша ди Сикейры заканчивались. В общем, от полного уничтожения португальцев спасло только поспешное бегство, и в конце декабря 1521 года последний португальский корабль покинул негостеприимный залив Чаула.

Так Лопишу ди Сикейре и не удалось свершить ничего героического или достойного.
Впрочем, он сколотил очень приличное состояние не совсем благородными методами, и часть его потратил позднее в Португалии на судей, чтобы сберечь остальное имущество. Хоть это ему удалось.

Пока Лопиш ди Сикейра прозябал в заливе Чаула, в августе в Гоа прибыл новый вице-король Индии – Дуарте ди Менезиш (1488-1539), который приступил к исполнению своих обязанностей только в январе 1522 года после отплытия на родину своего предшественника.
Не успел ди Менезиш приступить к своим обязанностям, как 13 декабря 1521 года умер король Мануэл I (плохое предзнаменование!), но об этом в Гоа узнали только через девять месяцев – после прибытия очередной ежегодной эскадры из метрополии.

Новому вице-королю досталось очень тяжёлое наследство. Изрядных дел наворотили два его предшественника, больше думавших о своём обогащении, чем о благе государства, да и приказы из Португалии часто оказывались совершенно, скажем, ошибочными.

Войну с Малик Айязом удалось быстро прекратить, так как правитель Диу рассматривал это столкновение как личный конфликт с Лопишем ди Сикейрой, и после отбытия своего врага в Португалию согласился отозвать свой флот от залива Чаула, позволив, наконец, португальцам достроить там свой форт.

Мир с правителем Диу был очень кстати, так как Дуарте ди Менезиш получил известие о восстании в Ормузе.
Конфликт в этом важном торговом центре возник ещё при Лопише ди Сикейре, которому пришлось в середине 1520 года, подчиняясь указаниям из Лиссабона, взять таможню Ормуза под контроль португальцев. Этот поступок вызвал возмущение всех горожан, которые стали открыто говорить о необходимости избавления от власти португальцев.

Лопиш ди Сикейра, покидая Ормуз, не позаботился об усилении гарнизона крепости, хотя капитан гарнизона и жаловался ему на недостаток сил в таких тревожных обстоятельствах.
Захват таможни оказался последней каплей в череде злоупотреблений португальских властей. К ним следует отнести постоянно увеличивавшийся размер ежегодной дани с Ормуза, которая превышала реальные возможности города. Деньги разворовывались чиновниками, росли недоимки по сбору дани, а в казну почти ничего не поступало.
О других злоупотреблениях португальцев и о притеснении и даже прямом грабеже местных жителей и говорить не стоит.

Португальцы проявляли удивительную беспечность, не предпринимали никаких мер предосторожности и почти все они жили в городе.
30 ноября 1521 года в Ормузе вспыхнуло восстание, и из трёхсот португальцев почти сразу же погибло около 120 человек.
Уцелевшие португальцы бежали в крепость, в которой было заготовлено очень мало продовольствия и боеприпасов.

Несмотря на внезапность нападения и большой численный перевес, горожанам так и не удалось захватить португальскую крепость.
Так как захватить крепость горожанам всё не удавалось, правитель Ормуза Туран-шах и многие жители в середине января 1522 года покинули город и поселились на острове Кешм, но осада крепости в Ормузе продолжалась.

И португальцы, и мусульмане очень страдали от голода и жажды, но вот к Ормузу подошёл долгожданный португальский корабль с припасами.
Что же сделал капитан этого судна? Бросился на выручку своим соотечественникам? Как бы не так!
Ослеплённый жаждой наживы, капитан судна продал лучшую часть своего груза мусульманам с острова Кемш, которые предложили такие запредельно высокие цены за продовольствие, что устоять смог бы только святой.
А португальский капитан, как вы понимаете, святым не был.

20 апреля 1522 года в Ормуз прибыла эскадра под командованием Луиша ди Менезиша, родного брата вице-короля. Его спутники стали давить на адмирала, требуя, чтобы он напал на остров Кемш и изгнал оттуда мусульман; они рассчитывали неплохо поживиться на острове.
Однако Луиш ди Менезиш оказался благородным человеком и объяснил своим спутникам, что нападение на остров Кемш ничем не поможет осаждённому гарнизону в Ормузе.
А то они этого не понимали!

Осада португальского гарнизона была благополучно ликвидирована, но спокойствие в Ормузе так и не наступило, так как среди мусульман начались внутренние смуты, в которые оказались вовлечены и португальские власти.
Один из правителей (раисов) Ормуза по имени Шараф-ад-Дин убил Туран-шаха и посадил на престол малолетнего Мухаммед-шаха.
Шараф-ад-Дин был противником “дружбы” с португальцами.

Луиш ди Менезиш решил вмешаться в эти игры и предложил другому раису по имени Шамшер устранить Шараф-ад-Дина. За это ему были обещаны пост визира Ормуза при новом правителе и очень приличная сумма денег.
Заговор Шамшера не совсем удался, так как Шараф-ад-Дин ускользнул от убийц и бежал в Ормуз.
Капитан португальской крепости ничего не знал об интригах Луиша ди Менезиша, арестовал Шараф-ад-Дина и посадил его в тюрьму. Это и спасло жизнь удачливому беглецу.

Вот так обстояли дела в Ормузе, когда туда в апреле 1523 года прибыл Дуарте ди Менезиш. Луиш ди Менезиш почему-то не стал информировать брата о своих интригах, и вице-король обнаружил, что уважаемый Шараф-ад-Дин по какому-то недоразумению находится в тюрьме.
Дуарте ди Менезиш был так поражён этим обстоятельством, что за сумму всего в два раза превышающую оплату услуг Шамшера согласился вернуть Шараф-ад-Дину свободу и положение в Ормузе.
Незадачливый Шамшер немедленно был казнён, а малолетний правитель Ормуза подписал с португальцами новый договор, по которому сумма ежегодной дани увеличивалась в полтора раза.

Португальцы в Индии. Часть XV. Лопу Суариш

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: