Португальцы в Индии. Часть XV. Лопу Суариш


Ворчалка № 681 от 13.10.2012 г.




В 11 выпуске цикла “Португальцы в Индии” я слишком быстро проскочил период с 1516 по 1524 годы, посчитав, что там не было ничего заслуживающего внимания.
Признаю, что несколько погорячился, стремясь рассказать о последних годах жизни Вашку да Гамы. Однако читатели попросили меня несколько подробнее описать пропущенный период, так что нам придётся вернуться к правлению вице-короля Лопу Суариша (1460-1520).

Лопу Суариш прибыл в Гоа 8 сентября 1515 года, когда д’Альбукерки ещё был в Ормузе, и, не дожидаясь официальной церемонии передачи полномочий, он стал вмешиваться во все детали устройства жизни португальских колоний, которые так тщательно организовал и поддерживал его предшественник.
Новый вице-король Индии был храбрым солдатом, но его человеческие качества и опыт совершенно не годились для административной работы в колониях, о жизни которых он знал очень мало.

Высокомерие, мелочность и нервозность нового вице-короля вкупе с его нерешительностью и слепому следованию букве приказов, поступавших из Португалии, очень быстро настроили большинство португальцев против него. А Португалия ведь находилась за несколько тысяч километров, и указания оттуда часто бывали не только противоречивыми, но и не соответствовали текущему моменту.
Местные правители после нескольких провокационных выходок убедились в неспособности Лопу Суариша жёстко карать провинившихся и в его мягкотелости.

Лопу Суариш сразу же начал ревизию всех установлений д’Альбукерки и стал переделывать всё по-своему. Самыми главными его ошибками стали разрешение португальцам заниматься торговлей, что д’Альбукерки категорически запрещал, и роспуск опытных воинских подразделений. Лопу Суариш посчитал, что боевой опыт, накопленный в индийских баталиях, ничего не стоит, а конные отряды и боевые слоны португальцам в Индии не требуются. Лошади и слоны были проданы.

В январе 1516 года Лопу Суарниш получил донесение из Португалии, что египтяне собирают сильный флот в Красном море, чтобы поквитаться с португальцами за прошлые поражения. Поэтому основные усилия вице-король в текущем году направил на сбор сильного флота и обеспечение его достаточным количеством солдат и боеприпасов.

Только в феврале 1517 года португальский флот из 37 кораблей вышел в море, имея на борту около 1800 португальских солдат и вспомогательные силы из местных жителей.
В начале марта португальцы подошли к Адену. Город всего несколько дней назад отразил нападение египетского флота, его крепостные стены были сильно разрушены, а гарнизон значительно ослаблен, и Аден не выдержал бы атаки португальцев. Поэтому губернатор Адена выслал Лопу Суаришу ключи от города, что символизировало его подчинение королю Португалии.

Португальцы могли бы без всяких усилий захватить этот важнейший стратегический пункт и построить там свою крепость, но Лопу Суариш решил слепо следовать букве приказа, полученного от короля. А в приказе ничего не говорилось о необходимости захвата Адена: вице-королю предписывалось обнаружить и уничтожить египетский флот. И только.
Лопу Суариш даже не стал обсуждать предложение губернатора Адена с капитанами своих судов, а повёл корабли в Красное море на поиски египетского флота.

Египетский же флот после поражения у Адена отошёл к Джидде. Здесь египтяне получили известия о том, что их страна перешла под контроль Оттоманской Порты, и египетский флот вернулся в Суэц, откуда и отправлялся в путь.
Таким образом, плавание Лопу Суариша в Красном море становилось совершенно бессмысленным, но приказ короля есть высший приказ.

Португальцы беззаботно вошли в Красное море и сразу же угодили в сильнейший шторм, который потопил два корабля, а два корабля так далеко отнесло от основного флота, что они поторопились вернуться в Ормуз. Это было бы не так страшно в количественном отношении для мощи флота, но дело заключалось в том, что на утерянных кораблях находилась большая часть продовольственных запасов и питьевой воды для всего флота.

Когда шторм закончился, Лопу Суариш повёл свой флот дальше в поисках египетских кораблей. Не зная прибрежной местности, он надеялся на то, что где-нибудь португальцы найдут воду и продовольствие.
Вскоре португальцы подошли к Джидде, но штурмовать город они не рискнули, так как фарватер очень хорошо простреливался мощной береговой артиллерией.
Близ Джидды португальцы провели в бездействии одиннадцать дней, но за это время им удалось узнать, что египетский флот ушёл в Суэц, и что теперь Египет стал принадлежать туркам.

Так как угроза со стороны Египта миновала, то Лопу Суариш приказал флоту возвращаться и назначил стоянку на острове Камаран возле побережья Йемена. На обратном пути португальцы очень сильно страдали от голода и, особенно, от жажды, так как никакой воды на берегах Красного моря они не смогли обнаружить. По пути к Камарану португальцы понесли довольно большие потери от жажды, но на острове вода была. Теперь португальцам стала угрожать голодная смерть, так как практически никакого продовольствия не было ни на самом Камаране, ни на других островах.

Три месяца провели португальцы на Камаране и потеряли за это время около восьмисот человек. В июле Лопу Суариш приказал плыть дальше, и вскоре португальцы оказались в Аденском заливе возле города Зейла, в котором находились большие запасы различных грузов, в том числе и продовольствия. Ведь город Зейла, расположенный на африканском берегу Аденского залива, был важным перевалочным пунктом в арабской торговле по Индийскому океану и с Египтом.

При штурме города Лопу Суариш не смог организовать должного взаимодействия своих кораблей, и атака португальцев на Зейлу ничего не дала, так как артиллерийский обстрел португальцев вызвал в городе сильные пожары, которые уничтожили все продовольственные запасы.
За что боролись?

Тогда Лопу Суариш вспомнил про Аден, который предлагал ему свои ключи, и направил туда свой многострадальный флот. Но за время португальских экскурсий по Красному морю крепостные стены Адена были восстановлены, и португальцы оказались перед неприступной крепостью, штурмовать которую они теперь и не пытались. Местный правитель уже не был таким приветливым с Лопу Суаришем и разрешил португальцам сделать лишь незначительные закупки воды и продовольствия.

Тогда Лопу Суариш повёл свой флот к Ормузу, но не все капитаны последовали за ним, оставшись искать удачу у берегов Аравийского полуострова. А вице-король с остатками флота прибыл в Гоа только в середине сентября 1516 года.
Город в это время осаждали отряды мусульманских правителей, с которыми умудрился перессориться заместитель Лопу Суариша. Мусульман удалось отогнать только после прибытия в сентябре того же года ежегодного флота из метрополии.

Весь 1517 года ушёл у Лопу Суариша не только в подготовке новой экспедиции, на этот раз на Цейлон, но в интригах против прибывшего королевского контролёра финансов и решении множества мелких местных споров.
Плавание на Цейлон в середине 1518 года принесло Лопу Суаришу славу строителя форта в бухте Коломбо, который, правда, через пару лет пришлось полностью перестраивать. Иногда Лопу Суаришу приписывают завоевание всего острова Цейлон, но это не соответствует действительности.
После возвращения в Португалию Лопу Суариша ждал прохладный приём при дворе из-за конфликта вице-короля с королевским контролёром финансов. Лопу Суариш доживал последние годы жизни в своём личном поместье в Ториж Ведраш, что в 30 милях к северу от Лиссабона (да, Лишбоа!).

Новым вице-королём Индии стал Диогу Лопиш ди Сикейра (1465-1530), который отплыл из Португалии 27 марта 1518 года и прибыл в Гоа 8 сентября. Лопу Суариш в это время находился в Кочине и успел отправиться со своим флотом на Цейлон, прежде чем его перехватили посланцы нового вице-короля. Очень уж хотелось Лопу Суаришу свершить хоть какое-нибудь славное деяние перед возвращением в Португалию. Ведь о провале его экспедиции в красное море складывали легенды и христиане, и мусульмане.

После возвращения с Цейлона Лопу Суариш официально передал вице-королевские полномочия Диогу Лопишу ди Сикейре и 20 января 1519 года покинул берега Индии.

Португальцев давно уже интриговали сообщения о существовании в Африке сильного христианского государства, Абиссинии, и они надеялись установить с ним связь с помощью посольства, чтобы совместными усилиями бороться с мусульманами. Тем более что ещё в 1512 году с португальцами вступил в контакт абиссинский посол Матфей, по происхождению армянин.

Матфея отправили в Португалию, где его с почётом принял сам король, но полной ясности о силе христианского государства в Африке португальцы не получили. В глазах португальцев Матфей не был настоящим послом из-за своей национальности, и споры по этому поводу затрудняли миссию Матфея.
Теперь этот Матфей прибыл вместе с Диогу Лопишем в Индию, и его следовало переправить в Абиссинию вместе с португальским посольством для установления надёжных контактов с потенциальными союзниками.

Так что пришлось Диогу Лопишу ди Сикейра заняться подготовкой новой экспедиции в Красное море, но с учётом ошибок предыдущих плаваний в те воды, и на это ушёл весь 1519 год.
Новая экспедиция в Красное море началась 15 февраля 1520 года, но перед входом в Баб-эль-Мандебский пролив португальский флот попал в сильный шторм и флагманский корабль ди Сикейры потонул. Вице-король и большая часть команды флагмана были спасены буквально чудом.

Вначале португальцы направились к Джидде, но узнав, что никакого сильного мусульманского флота в Красном море нет, Диогу Лопиш ди Сикейра взял курс на порт Массава (или Массауа, на территории современной Эритреи), чтобы высадить там абиссинского посла Матфея и специального португальского посланника со свитой. Это произошло 20 апреля 1420 года.

Кунджали Мараккар. Часть III (окончание). [Португальцы в Индии. Часть XIV]

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: