Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть XIII


Ворчалка № 679 от 29.09.2012 г.




Но германские князья хоть и получили от императора значительные привилегии и поклялись оказывать ему поддержку, не спешили посылать войска в Италию. Да, они не поддержали папу и запретили на всей территории Германии говорить об отлучении Фридриха II от церкви, но этим их помощь императору и ограничилась.
Лишь архиепископ Майнца, Зигфрид III фон Эпштейн (1194-1249), бывший регентом при малолетнем короле Конраде IV (1228-1254) и канцлером Империи, посылал небольшие отряды швабов для охраны имперских владений в Ломбардии. Только для охраны, так как сил у швабов для наступательных операций не было.

Остальные германские князья были больше озабочены своими проблемами и отношениями с соседями, чем мыслями об укреплении Империи.
Баварский герцог Оттон II фон Виттельсбах (1206-1253) продолжал борьбу с австрийским герцогом Фридрихом II Воителем (1210-1246), последним из династии Бабенбергов, да и вообще он больше склонялся на сторону папы.
Кроме того, Оттону II приходилось бороться с архиепископом Зигфридом за аббатство Лорх. До Империи ли тут?

Да, в 1239 году германские правители, светские и духовные, больше занимались укреплением положения в своих владениях и не спешили оказать вооружённую поддержку императору. Тем не менее, они нашли возможность морально поддержать Фридриха II.

Сначала в первых числах июня 1239 года в Майнце собрались германские епископы и постановили не объявлять на территории Германии о папском отлучении.
Папа Григорий IX был в ярости.

Чуть позже, но в том же июне, был созван рейхстаг, на котором германские правители решили взять на себя посредническую миссию, чтобы заключить мир между папой и императором, а также объявили о сохранении своей верности императору.
Интересно, что германские епископы мотивировали своё решение весьма любопытным образом: так как они являются не только священниками, но и князьями Империи, то они должны соблюдать верность обеим сторонам конфликта.

Во второй половине 1239 года оживились города южной Германии, которые стали собирать войска для поддержки императора Фридриха II в Италии, причём, не только в Швабии, но и в соседних землях. В начале 1240 года собранная армия переправилась через Альпы в Италию, чтобы присоединиться к императору, который в это время находился в Романье.
Узнав о приходе нового немецкого войска, папа немедленно отлучил от церкви все города, чьи контингенты участвовали в этом переходе через Альпы.

Но главным достижением папы Григория IX было то, что он сумел перетянуть город Рим на свою сторону. Это произошло 24 февраля 1240 года, когда императорская армия стояла почти у стен Рима, а горожане готовились радостно встретить победоносного императора.

Папа вывел торжественную процессию из замка Ангела и среди потока издевательств и оскорблений привёл её в собор св. Павла. Там он тожественно обратился к народу, указывая на мощи святых апостолов:
"Здесь лежат римские древности, за которые наш город почитают! Здесь церковь и реликвии римлян, которые вы должны защищать до смерти! Я могу сделать не больше, чем любой другой человек, но я не бегу, ибо я ожидаю милосердия Божия".
Затем папа снял тиару и возложил на головы апостолов с неожиданным возгласом:
"Вы, святые, защитите Рим! Ведь римляне не хотят более его защищать!"
Этой фразой престарелый первосвященник выиграл сражение в Риме. Горожане радостно приветствовали папу и сорвали все украшения, подготовленные к встрече императора. Рим был готов защищать папу и церковь. И император не рискнул вводить войска в Рим.

А что же стало с мирными инициативами германских правителей?
На переговорах с папой германскую делегацию возглавлял новый магистр Немецкого ордена Конрад Тюрингский (1206-1240). Он тоже был очень близким человеком для Фридриха II, как и его предшественник.
Папа сперва затягивал начало переговоров, потом настоял на участии в переговорах представителей Ломбардской лиги.
Трудно представить, к чему могли бы привести эти переговоры, но в июне 1240 года Конрад Тюрингский внезапно заболел и вскоре умер в Риме. Поговаривали, что он был отравлен сторонниками папы Григория IX. Во всяком случае, переговоры были прерваны, и никакой надежды на их успешное завершение у императора больше не было.

В этих условиях Фридрих II прибыл к войскам и решил продолжить боевые действия в Романье. Императору удалось довольно быстро захватить Равенну, но перед маленьким и хорошо укреплённым городком Фаэнца Фридрих II застрял на восемь месяцев: город сдался лишь в апреле 1241 года.

Пока Фридрих II торчал под Фаэнцой, папа развил лихорадочную деятельность, чтобы на Пасху 1241 года созвать в Риме собор для низложения императора. Дело было за малым: требовалось найти достойного кандидата на императорский престол, но желающих занять эту выборную вакансию что-то не находилось.

Фридрих II узнал о намерениях Григория IX и закрыл всю территорию Империи для передвижения священников, направлявшихся на этот собор. По всей Империи был разослан строгий указ:
"Поскольку известно не только ближним и дальним, но и всему миру, какая распря распространилась повсеместно из-за Римского священника... Мы считаем нужным и полезным выступить против его дурных козней и попыток... и силой императорских полномочий приказываем под страхом наказания и лишения Нашей императорской милости и объявления вне закона навечно всех прелатов, архиепископов, епископов, аббатов и приоров, как вышестоящих, так и депутатов, которые [пройдут] через Вашу землю на Римскую курию на воде или на суше... задерживать их, приставать к ним и захватывать".


Одновременно Фридрих II направил специальное послание всем европейским правителям, в котором пояснял причины своего запрета:
"Мы сердечно просим Ваши королевские величества сообщить Вашим королевским указом, всем и каждому прелату Вашей страны, что никто не прибудет на церковный собор, надеясь на Наше надёжное сопровождение. Даже если бы Мы охотно, из-за особой любви, которую Мы к Вам питаем, встретили бы подданных Ваших стран, то ни в коем случае не подобало бы Нам безразлично вынести сверхвеликую дерзость тех, кто легкомысленно не уважает Наш запрет и следует призыву Нашего врага".


Прелаты Империи и части Италии поддержали императорскую инициативу и отказались от участия в соборе, но священники из Испании, Англии и Франции собирались прибыть в Рим. Им надлежало добраться до Генуи, а оттуда морским путём прибыть в устье Тибра.

Для перевозки делегатов на собор папа был вынужден нанять генуэзские корабли, но алчные торгаши запросили за эту операцию огромные деньги. В папской казне гулял ветер, а генуэзцы требовали оплатить треть запрашиваемой суммы сразу же, а остаток через месяц. Да ещё в договоре предусматривались штрафные санкции против римской курии в случае задержки платежей. И римская курия обязалась гарантировать эти платежи имуществом католической церкви. Папа очень уж хотел поквитаться с ненавистным императором.

В Генуе у Фридриха II было довольно много сторонников среди самых знатных семейств, таких как Дориа и Спинола, так что он постоянно был в курсе всех переговоров между папой и руководством Генуэзской республики.

Чтобы помешать доставке делегатов в Рим, император снарядил в Сицилии флот из 27 кораблей, и столько же выделила дружественная императору Пиза, злейший враг Генуи. Объединённый флот должен был перехватить генуэзскую эскадру, которая 25 апреля 1241 года покинула родные берега. Генуэзцы перевозили французских, испанских и ломбардских прелатов, но англичане отказались отправиться в путь на этих кораблях, посчитав их слишком ненадёжными. Это и спасло их от крупных неприятностей.

2 или 3 мая 1241 года возле островов Джильо и Монте-Кристо на генуэзскую эскадру напал объединённый пизано-сицилийский флот. Союзники одержали быструю и лёгкую победу, потопив три галеры и захватив в плен двадцать две галеры вместе с делегатами. Только трём галерам удалось ускользнуть и вернуться в Геную вместе с делегатами из Испании.

По поводу этой победы Фридрих II с торжеством написал королю Англии:
"И когда Наши галеры атаковали их галеры, Наивысшее Воинство, взиравшее с высоты и судящее по справедливости, ибо оно знало их путь, их исключительную злобу и их ненасытную алчность, своей милостью отдало легатов и прелатов всех одновременно в Нашу власть и волю, от которой они не могли уйти ни на суше, ни на море... На них [галерах] в Наши руки попали три названных легата, вместе с архиепископами, епископами, аббатами и многими другими прелатами, а также послы и представители князей церкви, число которых насчитывает более сотни, наряду с посланниками бунтующей Ломбардии".


Какой триумф! И тут же следует ещё один успех – 11 мая войска Павии разгромили армию гордого Милана.
Пленных делегатов тем временем доставили в Неаполь, а потом распределили по различным тюрьмам. Следует заметить, что Фридрих II велел не слишком церемониться с захваченными в плен священниками, которых содержали в очень плохих условиях.

А что же папа? Потерпев такие ужасные поражения, Григорий IX и на пороге смерти не желал ни в чём уступать своему заклятому врагу. Пленники слали папе послания, в которых умоляли его о помощи, но папа попросил их немного пострадать за веру, как это делал в своё время Иисус Христос на кресте.

Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть XII

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: