Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть IV. Стефан утрачивает свои позиции


Ворчалка № 676 от 08.09.2012 г.




Стефана давно раздражало огромное влияние, которым пользовались в стране епископ Роджер Солсберийский и его родственники.
Сам епископ Роджер Солсберийский ещё при Генрихе I контролировал всю королевскую администрацию в должности главного юстициария Англии и был вторым человеком в стране после короля; а теперь он фактически стал самым влиятельным человеком в королевстве.

Сын епископа Роджера Солсберийского, Роджер ле Поэ, в 1135 году стал канцлером королевства.
Племянники Роджера Солсберийского, Найджел (?-1169) и Александр, также пользовались большим влиянием в стране, так как были епископами Или и Линкольна соответственно. Найджел, кроме того, был одновременно и лордом-казначеем страны, а эту должность он занял ещё при Генрихе I и сохранил при Стефане.
Так что, как видим, семейство Роджера Солсберийского обладало огромным влиянием в Англии.

Сам епископ Роджер Солсберийский и его родственники построили за последние годы в своих епархиях и владениях несколько замков и крепостей, и Стефан решил, что настало время продемонстрировать свою силу, а также пополнить казну, конфисковав средства такой опасной семейки.
Вначале король предъявил Найджелу и Александру обвинения в том, что они собираются перейти на сторону императрицы Матильды, но так как серьёзных доказательств их вины он не представил, то дело зависло.

В мае 1139 года в Оксфорде произошли уличные беспорядки, в которых оказались замешаны и люди Роджера Солсберийского.
Воспользовавшись этим предлогом, Стефан арестовал и заключил в тюрьму самого Роджера Солсберийского, его сына Роджера ле Поэ и племянника Александра. Найджел Илийский сумел избежать ареста и укрылся в одном из своих замков.

Стефан потребовал, чтобы арестованные сдали ему все свои замки, и объявил о конфискации их владений и имущества. Вскоре королевские войска заняли все замки арестованных, и король овладел огромными средствами. Уцелели лишь те денежки и ценности, которые хранились в монастырях – о них королевские ищейки ничего не узнали.
От таких потрясений Роджер Солсберийский сошёл с ума и вскоре умер.
Найджел некоторое время защищал свой замок Дивайзис, но вскоре был вынужден бежать, и примкнул к сторонникам императрицы Матильды.

Такие действия короля сразу же оттолкнули от него всё высшее духовенство страны, так что даже его брат Генрих Блуаский перешёл на сторону врагов Стефана. Генрих Блуаский был обижен Стефаном ещё в 1138 году, когда на выборах архиепископа Кентерберийского король предпочёл ему аббата Теобальда (?-1161) из Бека. Правда в марте 1139 года Генрих был назначен папским легатом в Англии, что делало его высшим лицом в церковной иерархии страны, однако обида осталась.

Члены семьи Роджера Солсберийского к тому же занимали высшие посты в королевской администрации, и их арест сразу же вызвал паралич всего государственного аппарата. В стране наступила полная анархия.

Более того, Генрих Блуаский как папский легат в августе созвал синод высших иерархов английской церкви, который резко осудил действия Стефана Блуаского и признал законной правительницей станы императрицу Матильду.
Такой удачной ситуацией решила воспользоваться и сама императрица Матильда, которая 30 сентября 1139 года вместе с графом Робертом Глостерским и другими своими сторонниками высадилась в Сассексе, где укрылась в замке Эрандел.

Военные действия в конце 1139 года и в первой половине 1140 года велись с переменным успехом.
Король Стефан действовал не слишком удачно: он пытался захватить многочисленные замки сторонников императрицы Матильды, но ему удалось отбить только один из них, Малмсбери.
Его противники действовали намного удачнее: граф Роберт Глостерский сначала занял Бристоль, который на долгие годы стал главным опорным пунктом императрицы Матильды в Англии, а в конце ноября 1139 года ему удалось внезапным ударом захватить Винчестер, в котором хранилась королевская казна.
Войска других сторонников Матильды отбили Вустер и разграбили его, так как жители города в своё время добровольно подчинились Стефану.

В начале 1140 года Стефан осадил замок Эрандел, в котором под покровительством своей мачехи Аделизы Лувенской укрывалась императрица Матильда, но успеха не добился.
Через некоторое время король Стефан проявил настоящую рыцарскую галантность. Он предоставил императрице Матильде и её спутникам королевский кортеж для безопасного переезда в Бристоль.
Довольно опасное благородство, почти самоубийственное, впрочем, за время своего правления король Стефан не раз совершал подобные благородные поступки, что и дало возможность злопыхателям позднее называть его “идиотом”.

К середине 1140 года Стефана поддерживали Лондон и восточная Англия, а юг и запад страны контролировали сторонники императрицы Матильды. Впрочем, многие феодалы не придерживались никакой твёрдой политической ориентации, а лишь использовали неразбериху в стране для грабежей и личного обогащения. Некоторые из таких любителей лёгкой наживы по несколько раз переходили из одного лагеря в другой, и это никого не удивляло.
Северяне же вообще больше были озабочены шотландской угрозой (ведь шотландцы уже захватили земли до Тиса и могли продолжить свои завоевания) и пока почти не участвовали в гражданской войне.

Примерно в это же время королева Матильда Блуаская отправилась во Францию к королю Людовику VII, чтобы добиться от него помощи в борьбе с императрицей Матильдой, то есть с анжуйцами. Людовик VII наговорил королеве Матильде множество ласковых слов, дал несколько уклончивых обещаний, но никакой реальной поддержки королю Стефану он не оказал, да и не собирался оказывать. Ведь французского короля вполне устраивало, что два его самых крупных вассала ведут борьбу между собой. Людовик VII, как и любой французский король того времени, всегда рассматривал королей Англии как своих вассалов – по Нормандии.

Единственным реальным результатом этой поездки королевы Матильды было заключение брака между её сыном Эсташем (Евстахием) IV де Блуа (1127-1153) и Констанцией Французской (1128-1180), младшей сестрой французского короля Людовика VII (1120-1180).
Династические союзы всегда приятны, но очень часто они не приносят никакой пользы. Так оказалось и на этот раз, но мы немного отвлеклись.

В то время как королева Матильда находилась на другом берегу Канала, со Стефаном произошла одна из самых крупных неприятностей за всё время его правления.

С середины 1140 года на ход гражданской войны стали оказывать существенное влияние и североанглийские дела, а точнее два видных аристократа, которые утратили свои владения после заключения Даремского договора.
Ранульф де Жернон (1099-1153), граф Честерский, потерял много владений в Нортумбрии и прилегающих графствах, а Давид I передал их своему сыну Генриху Шотландскому. Ранульф хотел отомстить шотландскому принцу.
К Ранульфу де Жернону присоединился его сводный брат Вильгельм де Румар (1096-1161), который был обижен тем, что титул графа Линкольнского, на который он претендовал, король Стефан в 1139 года даровал Вильгельму д’Обиньи (1109-1176).
Я уже устал перечислять Матильд, да и вам, уважаемые читатели, это уже вероятно надоело, но матерью Вильгельма д’Обиньи была Матильда Биго.

Честер и Румар до этого времени были верными сторонниками короля Стефана и никаких симпатий к императрице Матильде не проявляли. Их объединяла ненависть к Генриху Шотландскому, которому они собирались отомстить за утерю своих владений, и только. Генрих Шотландский осенью 1140 года гостил при дворе короля Стефана, был им обласкан, получил новые владения на севере Англии и собирался возвращаться домой через город Линкольн, в замке которого стоял королевский гарнизон.

Заговорщики решили захватить Линкольн и заманить Генриха Шотландского в ловушку. Проделали они эту операцию, согласно хронисту Ордерику Виталию (1075-1142), весьма хитроумно.
Однажды скучающие рыцари гарнизона Линкольна устроили за стенами замка рыцарский турнир, на который были приглашены и некоторые владельцы близлежащих земель. В разгар игрищ жены наших заговорщиков отправились в замок, чтобы нанести визит вежливости жене коменданта замка, которая по каким-то причинам отсутствовала на турнире.
Через некоторое время Ранульф де Жернон в сопровождении трёх рыцарей въехал в замок. Все четверо всадников были демонстративно не вооружены и даже не надели плащей, под которыми можно было бы спрятать оружие. Ранульф якобы собирался забрать жену домой.
Судя по всему, все эти рыцари прекрасно владели приёмами рукопашного боя, так как по сигналу Ранульфа они внезапно напали на стражников у ворот замка и вывели их из строя. А в это время, как это и было договорено между заговорщиками, отряд под командованием де Румара ворвался в замок. Остававшиеся в замке и городе рыцари и солдаты были не готовы к нападению и не оказали заговорщикам никакого сопротивления.

Сохранить в тайне эту операцию, конечно же, не удалось, так что заговор против Генриха Шотландского провалился, и сам граф Хантингдон отправился в свои владения другой дорогой. Разгневанный король Стефан решил собрать силы для возвращения Линкольна, а пока вступил в переговоры с заговорщиками. Он пообещал де Румару, что передаст ему титул графа Линкольна, однако замок Линкольн, Дерби и административная власть над всем Линкольнширом были обещаны де Жернону.

Собрав внушительную армию, король Стефан под Рождество появился у города Линкольна и с помощью местных жителей внезапно захватил его. В плен попали несколько рыцарей, которые беспечно расположились на постой у горожан. Де Румар и де Жернон со своими сторонниками укрывались в хорошо защищённом замке Линкольна, но громадный перевес в силах у короля делал падение замка лишь вопросом времени.

Ранульф де Жернон понимал, что длительной осады им не выдержать и надо искать помощи у сторонников императрицы Матильды. Он оставил руководство обороной замка на Вильгельма де Румара, тайно выскользнул из замка и отправился собирать своих сторонников, а также просить помощи у... Роберта Глостера. Почему у Глостера? Дело в том, что Ранульф был женат на дочери Глостера.
Да, её тоже звали Матильда, Матильда Глостерская (?-1190), которая более известна как Мод ФицРоберт. Ранульф во время своего бегства из Линкольна оставил жену в замке и рассчитывал на то, что отец не бросит в беде свою дочь.

Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть III. Неудачи короля Стефана

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: