Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть III. Неудачи короля Стефана


Ворчалка № 675 от 01.09.2012 г.




Однако с самого начала этой кампании дела у короля не заладились. Вначале перессорились фламандские наёмники с нормандскими рыцарями. Взаимодействие двух армий было подорвано, так что в столкновении с войсками Жоффруа Плантагенета и императрицы Матильды Стефан I потерпел чувствительное поражение, хотя численный перевес был на его стороне, и значительный.

После поражения армия короля окончательно развалилась. Хотя всё местное духовенство и большая часть баронов поддерживали Стефана I, король был вынужден летом заключить перемирие с анжуйцами, а в конце 1137 года он вернулся в Англию.
Неудача в Нормандии оказалась лишь первой из множества чёрных полос в правлении Стефана I, и продемонстрировала местным феодалам слабость короля.

Я хочу коротко закончить рассказ про нормандские дела, чтобы не прыгать туда-сюда. В 1138 году Жоффруа Плантагенет с Матильдой возобновили своё наступление на Нормандию, но боевые действия происходили с переменным успехом. Когда же в 1139 году в Англии вспыхнула настоящая гражданская война, Нормандию покинули Галеран де Бомон и другие сторонники короля, а также Вильгельм Ипрский со своими наёмниками. Значительный перевес в силах теперь оказался на стороне анжуйцев, которые начали захватывать одну крепость за другой.

Тибо Шампанский, как граф де Мёлан, обратился к своему французскому сюзерену королю Людовику VII за помощью в борьбе против анжуйцев, но получил от него лишь символическую поддержку – ведь Жоффруа Плантагенет также был вассалом французского короля, а борьба этих могущественных сеньоров между собой могла в перспективе усилить позиции королевства Франции.

В течение ряда лет Жоффруа Плантагенет успешно воевал в Нормандии и к 1144 году захватил большую часть герцогства. Это позволило ему в том же году провозгласить себя герцогом Нормандии.
Теперь вернёмся в Англию.

Пока Стефан в 1137 году воевал в Нормандии, всеми делами в королевстве заправляла его жена Матильда Булонская. Кстати, она ещё в 1136 году, через три месяца после коронации Стефана, была провозглашена королевой Англии, так что Матильду Булонскую вполне справедливо можно называть королевой Матильдой.
Так вот, Матильда Булонская проявила себя умелой правительницей: до конца 1137 года ей удалось взять под свой контроль Дувр и подавить мятеж сторонников императрицы Матильды в Кенте. В этих операциях королеве помогал её собственный флот из графства Булонь.

Вернувшийся в Англию в конце 1137 года король Стефан сразу же столкнулся с рядом серьёзных проблем. На юге и западе страны многочисленные сторонники императрицы Матильды подняли головы и не признавали полномочий королевских чиновников, а это можно было рассматривать как начало мятежа.

Однако настоящий мятеж подняли валлийцы, вытеснившие королевские войска из южной части Уэльса. Стефан попытался усмирить валлийцев, но быстро проделать такую операцию он не успел, а в январе 1138 года на север Англии вторглись шотландцы короля Давида I (1082-1153) с союзными контингентами датчан, норвежцев и других любителей лёгкой и быстрой наживы. Между прочим, Давид I был родным дядей Матильды Булонской, но сделал вид, что поддерживает права императрицы Матильды на английский престол – так ему было удобнее грабить Англию.

Хронист Вильям Ньюбургский (1136-1198) сообщает об этом вторжении почти бесстрастно:
"В то время, пока он [король Стефан] был занят неудачными действиями в южной Англии против тех, кто поднял мятеж и развязал войну против него, воскресла ярость шотландцев. Они прорвались вперёд и заняли Нортумберленд, который опустошили самым диким образом. Перейдя Тин, они продвинулись до реки Тис (Tees), не щадя ни пола, ни возраста. Но этим они не ограничили свою свирепость, но уверенно рассчитывали овладеть всей провинцией Дейрой (Deiri), вместе с городом Йорком".


Стефан бросил все дела на юге страны и с войсками двинулся на север, однако Давид I уклонился от сражения. Стефану было очень дорого время, и в середине февраля он на переговорах с шотландцами путём уступок добился перемирия. После этого англичане вернулись на юг страны, а в начале апреля Давид I опять вторгся в Англию и потребовал у Стефана весь Нортумберленд и ещё ряд территорий.

Пришлось Стефану с армией опять возвращаться на север Англии и отгонять назойливых шотландцев. Однако едва королевские войска ушли, шотландцы снова вторглись в Нортумберленд. Получалось, что король не в состоянии справиться с делами ни на севере страны, ни на юге. И число сторонников императрицы Матильды неуклонно увеличивалось.

Дело защиты севера Англии от шотландцев пришлось брать в свои руки Турстану (?-1140), архиепископу Йоркскому, которому удалось собрать местных рыцарей, организовать пехоту путём сбора народного ополчения и двинуть своё войско против отрядов Давида I.
22 августа 1138 года близ Норталлертона состоялась знаменитая “Битва Штандартов”, получившая своё название из-за повозки со штандартами, на которых были изображены лики североанглийских святых. Эту повозку Турстан поставил в середине английского войска. Силы шотландцев значительно превосходили англичан по численности, но победило не число...

Сражение началось в 6 часов утра атакой шотландской пехоты, но английские лучники хладнокровно расстреливали противников, а в рукопашной схватке шотландские пики оказались бесполезными, так что атакующие ничего не могли противопоставить английским мечам. Спешившиеся английские рыцари монотонно вырубали прорывавшихся к их лагерю противников. Вскоре из-за многочисленных потерь в рядах шотландцев возникла паника, и началось повальное бегство. Англичане не стали преследовать убегающие толпы разбитого противника.

Вильям Ньюбургский не совсем точно описывает сражение:
"Шотландцы, ранним утром подожгли свой лагерь, перешли реку, и, презирая малочисленного противника, смело пошли в бой. Сражение было недолгим, и немного, или совсем ничего не было сделано мечом, поскольку легковооруженные войска, которых с дальней дистанции жалили стрелы, скоро обратили тыл и оставили победу и поле битвы нашим соотечественникам. Сообщалось, что в битве и во время бегства было убито много тысяч шотландцев, и король Давид, сопровождаемый немногими воинами, но с большим позором, бежал в свою собственную страну. Эта битва, благодаря Божьей помощи, успешно завершившая войну с шотландцами, произошла в августе месяце, в четвёртый год царствования короля Стефана".


Неточности хрониста в описании битвы можно простить – ведь он не был современником описываемых событий, - но он должен был знать, что война с шотландцами на этом не закончилась.
Немного отсидевшись на своей территории, Давид I опять начал совершать набеги на английские земли. Тогда за дело взялась Матильда Булонская, которая стала посредником в переговорах между своим мужем и своим дядей. Ей удалось добиться заключения мирного договора между англичанами и шотландцами только путём значительных территориальных уступок.

9 апреля 1139 года в Дареме был заключён мирный договор между Матильдой Булонской со стороны Стефана и Генрихом Шотландским (1114-1152) со стороны Давида I. Генрих Шотландский, которого часто называли просто графом Хаттингдоном, был старшим сыном и наследником Давида I, а его матерью была – только не смейтесь! – ещё одна Матильда, Матильда Хаттингдонская (1074-1130).
По условиям мирного договора, заключённого в Дареме, Англия уступала Шотландии Нортумберленд, Камберленд и почти все земли к северу от реки Тис. Столь значительные уступки Стефана объясняются тем, что в Англии уже вовсю полыхала гражданская война, и король решил все свои силы бросить на разгром мятежников, то есть на спасение своей короны.
Кстати, вернуть эти утраченные земли англичанам сумел Генрих II в 1157 году.

По-настоящему, гражданская война в Англии началась в середине 1138 года, когда представители высшей знати и духовенства стали приходить к выводу о том, что король Стефан не способен ни защитить государство от внешних врагов, ни навести порядок в государстве. Бароны стали думать о том, что императрица Матильда, возможно, будет более удачливым правителем государства, и постепенно начали переходить на её сторону.

Пример, естественно, подал Роберт Глостер, который летом 1138 года объявил о своём переходе на сторону императрицы Матильды и признании её законной королевой страны. Вслед за Глостером на сторону императрицы Матильды перешло очень значительное количество представителей нормандской и англо-саксонской аристократии, в основном, на юге и на западе Англии, так что вскоре её партия стала представлять собой очень грозную силу.
Вот почему король Стефан так спешил заключить мирный договор с Давидом I.

Впрочем, во второй половине 1138 года события развивались вполне благоприятно для Стефана. Королю удалось в нескольких сражениях разбить отряды Глостера и захватить несколько важных укреплённых пунктов мятежников: Дувр, Шрусбери, Глостер и ряд других. В начале 1139 года королю сдался Вустер, и казалось, что дело императрицы Матильды будет скоро окончательно проиграно, но в это время король Стефан совершил очень серьёзную ошибку.

Дело было в том, что, воспользовавшись слабостью королевской власти, многие бароны и епископы возвели укреплённые замки в своих владениях, не испросив разрешения у короля, и, используя их как опорные пункты, творили произвол в окрестных землях.
Стефан почувствовал беспокойство, когда количество незаконных замков стало стремительно расти, поэтому когда в начале 1139 года его положение стало достаточно прочным, он решил нанести ответный удар.
Да вот только цель для нанесения первого удара и демонстрации своей силы король Стефан выбрал совершенно неудачно!

Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть II

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: