Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть II


Ворчалка № 672 от 14.07.2012 г.




В том же августе 1133 года Генрих I отправился в Нормандию, чтобы повидать своего внука и наследника, да так там и застрял. Волновались нормандские бароны, да ещё постоянно грозило их столкновение с анжуйцами, так что требовалось присутствие короля.

1 июня 1134 года Матильда родила ещё одного мальчика, Жоффруа (Готфрида) VI (1134-1158), и всем стало ясно, что будущее династии обеспечено.
Генрих I был счастлив, но вернуться в Англию он никак не мог из-за продолжающихся волнений баронов, как в Нормандии, так и в Анжу. Подозревают, что к этим волнениям крепко приложились Матильда и её муж.
А 1 декабря 1135 года король внезапно умер. Говорили, что он отравился миногами. М-да, рыбки поел и...

Вряд ли к этому событию была причастна Матильда, так как она в этот момент с двумя малолетними детьми находилась в Анжу, что слишком далеко от Лондона. Стефан Блуаский в момент смерти короля находился в Нормандии, но он поспешил в Англию и сумел опередить своих конкурентов.

Его старший брат Тибо II (1093-1152), граф Шампанский, пытался добиться от местных баронов своего избрания либо герцогом Нормандии, либо королём Англии, но только потерял время на этих интригах. Когда же нормандские бароны всё-таки согласились избрать Тибо Шампанского королём Англии, пришло известие о том, что новым королём уже избрали Стефана Блуаского.
Надо отдать Тибо II должное, ибо он быстро смирился с провозглашением младшего брата королём Англии и активно занялся расширением своих владений во Франции. И весьма успешно.

Этот Тибо II, между прочим, тоже был женат на Матильде. В 1123 году он женился на Матильде Каринтийской (1108-1160), дочери каринтийского герцога Энгельберта II Спанхейма (?-1141).
Везде Матильды! Вы не устали их считать, уважаемые читатели?

Стефан с небольшим отрядом пытался высадиться в Дувре или в Кентербери, но жители и гарнизоны этих городов отказались впустить претендента на престол, помня свою клятву покойному Генриху I.
Тогда Стефан направился прямо в Лондон, и был восторженно встречен горожанами. Те вспомнили про какие-то давние свои привилегии при избрании королей Англии, и решили незамедлительно ими воспользоваться.

Следует признать, что Стефан был блестящим воином и очень приятным человеком: он был радушен, щедр и весел, так что у него сразу же нашлось множество сторонников; но он был слегка простоват.
Правда, английский священник и писатель Вильгельм Мап (или иначе Вильгельм из Ковентри, 1130-1209) сообщает, что Стефан, безусловно, был выдающимся воином, но за исключением этого он был полным идиотом. Это сообщение весьма сомнительно не только в силу своей исключительности, но и потому, что этот Мап был одним из любимчиков короля Генриха II.

Стефан Блуасский был с 1125 года женат на Матильде Булонской (1105—1151), дочери Эсташа III (Эвстахия), графа Булонского (1060-1125), которая после смерти своего отца унаследовала графство Булонь и отцовские владения в Англии. Теперь Стефан стал одним из самых богатых и могущественных людей в государстве. Матильда Булонская была по матери двоюродной сестрой императрицы Матильды.

Ну, вот, вроде бы я перечислил всех Матильд.

В Лондоне Стефан действовал быстро и решительно. Пообещав значительные уступки жителям Лондона и церкви, он добился их благосклонности, и уже 22 декабря 1135 года его избрали королём. До коронации Стефан ещё успел захватить Винчестер, в котором хранилась королевская казна.
Созыв народного собрания инициировали жители Лондона, но кроме их представителей на этом мероприятии присутствовали всего два епископа и несколько знатных рыцарей. Не слишком представительная компания, но дело было сделано.

Матильда (императрица), задержавшаяся в Руане из-за детей, в это же время потребовала отдать королевский престол ей, ссылаясь на неоднократные клятвы баронов, и даже отправила специального посланника в Рим, но папа Иннокентий III (?-1143, папа с 1130) по каким-то причинам не поддержал её претензии.

Положение Стефана облегчалось тем, что на его сторону сразу же встали высшие иерархи церкви. Епископом Винчестера был его младший брат Генрих Блуаский (1101-1171), которого активно поддержали архиепископ Кентерберийский Вильгельм де Корбейль (1070-1136) и епископ Роджер Солсберийский (?-1139), бывший фактическим главой королевской администрации при Генрихе I.

В начале 1136 года из Рима прибыло папское одобрение избрания Стефана королём, что фактически освобождало всех баронов от клятв, которые они давали покойному королю.

В благодарность за такую мощную поддержку Стефан I, новый король Англии, через несколько месяцев после коронации, издал специальную Хартию, которая начиналась такими словами: "Я, Стефан, Божьей милостью и с согласия духовенства и народа, избранный королём Англии, помазанный на царство Вильгельмом, архиепископом Кентерберийским и легатом святой римской церкви, и утверждённый Иннокентием, первосвященником святого римского престола, даю из уважения и любви к Богу своё соизволение на то, чтобы святая церковь была свободна, и подтверждаю по отношению к ней своё почтение".

В этой Хартии Стефан I ликвидировал все достижения Генриха I и подтвердил свои уступки церковникам: он отказался от любого вмешательства в дела церкви, в избрание епископов, пообещал вернуть всё имущество, отнятое со времён Вильгельма Завоевателя, и отказался от своего права на доходы с незанятых епископств.
В части управления королевством Стефан отказался от новых заповедных лесов, ограничил власть шерифов и ликвидировал институт королевских разъездных судей.

22 марта 1136 года в Вестминстере собрался Большой королевский совет, на котором бароны Англии в присутствии высших иерархов английской церкви признали законным избрание Стефана королём Англии и принесли ему присягу верности.
Получив такую поддержку, Стефан постарался ещё больше укрепить своё положение, прибегнув к многочисленным раздачам земель и пожалованиям титулов. Подтвердив привилегии и вольности жителей Лондона, Стефан письменно подтвердил свое обязательство соблюдать и охранять древние законы королевства Англии.

Такая политика привела к тому, что уже в апреле присягу новому королю принёс даже Роберт Глостерский (1090-1147), сводный брат императрицы Матильды. И это несмотря на то, что в 1127 году он первым принёс присягу на верность Матильде (императрице) и обязался признать её королевой после смерти Генриха I. Однако в сложившихся обстоятельствах Глостер не видел возможностей для провозглашения своей сводной сестры королевой Англии. Сам же он, будучи лишь побочным, хоть и старшим из побочных детей, сыном Генриха I, никаких притязаний на трон не обнаруживал и стал всемерно поддерживать короля Стефана.

Следует сказать ещё несколько слов о Роберте Глостерском, так как он будет играть очень важную роль в дальнейших событиях. О степени доверия к нему короля Генриха I говорит тот факт, что Роберт управлял крепостями Дувр и Кентербери, которые контролировали Английский канал (Ла-Манш). Кроме того, в принадлежавшем Роберту замке Кардифф до самой смерти содержался захваченный в плен Роберт Куртгёз.
Роберт Глостерский был среди баронов, сопровождавших короля в Нормандию и находился с ним до самой его смерти.
После смерти Генриха I он остался в Нормандии и принимал активное участие в обсуждении кандидатур наследников королевского престола и короны герцога Нормандии. Когда же пришло известие об избрании королём Стефана Блуаского, Роберт Глостерский поспешил в Англию.

Принеся присягу Стефану I, Роберт Глостерский рассчитывал сохранить прежнее влияние в королевской администрации и в 1136 году возглавлял операции по отражению валлийских вторжений.
Сам же король в это время занимался отражением шотландского вторжения (не слишком удачно) и попытался обуздать валлийцев – тоже неудачно.

Всё же в течение 1136 года королю Стефану I удалось раздачей титулов и земель укрепить своё положение в Англии, так что в марте 1137 года он смог высадиться в Нормандии. А там шла настоящая война с анжуйцами: ещё в 1136 году Жоффруа Плантагенет и Матильда решили поживиться нормандскими землями и вторглись в герцогство со своими войсками.

Большинство нормандских баронов во главе с Галераном IV де Бомоном (1104-1166), графом де Мёлан, поддерживало короля Стефана. Армия нормандских баронов соединилась с отрядами фламандских наёмников короля под командованием Вильгельма Ипрского (1104-1164) и совместными усилиями им удалось остановить вторжение агрессивных соседей. Между враждующими сторонами было заключено перемирие на шесть месяцев.

Галеран де Бомон был одним из крупнейших феодалов в Нормандии, и он с самого начала встал на сторону Стефана Блуаского. О значении Галерана де Бомона в королевстве говорит тот факт, что в апреле 1136 года во время созыва Большого королевского совета он был обручён с малолетней дочерью Стефана Матильдой (1133-1140) [О, вот и ещё одна Матильда!] и получил в приданое город Вустер с прилегающими землями. Также Галеран де Бомон был назначен королевским лейтенантом Нормандии.

Эта Матильда вскоре умерла, но в 1138 году Галеран успел получить от короля титул 1-го графа Вустерского. Зачем? Ведь как граф де Мёлан он был вассалом французского короля Людовика VII, а теперь он из простого вассала Стефана I превратился ещё и в английского графа.

Во время перемирия Галеран де Бомон в начале 1137 года поспешил в Англию и убедил короля заняться и делами герцогства Нормандия.
В марте 1137 года Стефан I в сопровождении Галерана де Бомона и армии фламандских наёмников высадился в Нормандии. К этому времени анжуйцы уже захватили целый ряд замков и крепостей на юге Нормандии, и король собирался их освободить и отбросить агрессоров от границы герцогства.

Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: