Заговор герцога Норфолка (заговор Ридольфи). Часть V и последняя


Ворчалка № 669 от 23.06.2012 г.




Совершенно иначе вёл себя на следствии Джон Лесли, епископ Росский. Он очень дорожил своей жизнью, панически боялся пыток и очень сильно ценил жизненные удобства. Даже из Тауэра епископ давал своим слугам подробные указания о своём меню и о рецептах приготовления любимых блюд.

Вот этот Лесли вначале для приличия немного поупирался, а потом очень активно стал сотрудничать со следствием, особенно после того, как ему намекнули о том, что другие арестованные уже дали признательные показания, и эти показания выставляют Лесли чуть ли не главным организатором заговора против Елизаветы I. Кроме того, Уильям Сесил пообещал епископу, что признательные показания не будут в таком случае поставлены ему в вину и не повредят другим заключённым. Разумеется, Сесил и не собирался выполнять своё обещание.

После этого Лесли стал рассказывать всё, что он знал о заговоре, топя своих подельников, и даже больше того.
Он рассказал о многочисленных посланниках Марии Стюарт по всей Англии и их поездках заграницу. Он не знал о содержании всех передаваемых ими посланий, но сама интенсивность переписки Марии Стюарт навевала мысли о масштабном заговоре.
Кроме того, ведь именно Лесли написал изданную в Нидерландах книгу под названием “Защита чести Марии, королевы Шотландии”. Несмотря на такое название в книге довольно чётко проскальзывала мысль о правах Марии Стюарт и на английский престол.
Так что на это раз епископ Лесли не сдерживал своего красноречия.

О конкретных планах заговора Лесли знал из писем, полученных от Ридольфи, поэтому он рассказал о плане захвата и устранения Елизаветы I и о последующем вторжении испанских войск в Англию. Эти рассказы почему-то не слишком заинтересовали Уильяма Сесила, но были подробно записаны.

Со своей стороны епископ Лесли настаивал, что он лично не одобрял эти планы, а лишь хотел через посредство флорентийского банкира получить финансовую помощь для Марии Стюарт от папы Пия V, от герцога Альбы, от кого только возможно, и направить собранные таким образом средства на борьбу с врагами опальной шотландской королевы там, в Шотландии.

Все же остальные планы заговорщиков, по словам Лесли, происходили от герцога Норфолка, Марии Стюарт и, возможно, испанского посланника дона Герау Деспеса, и были инспирированы из заграницы. В числе основных подстрекателей назывались имена папы Пия V, испанского короля Филиппа II, французского короля Карла IX, вернее, его матери Марии Медичи, герцога Альбы и др. Это придавало большой масштаб раскрытому заговору.

Большая часть протоколов допросов епископа Лесли сохранилась, и они странным образом противоречат образу героического мученика, который встаёт со страниц “Апологии”, написанной Лесли через несколько лет после отъезда из Англии.
Лесли к тому же охотно подписывал протоколы своих допросов, а герцог Норфолк категорически отказывался это делать, так что следователям частенько приходилось подделывать подпись герцога на листах протоколов.

Кроме того, по своей инициативе и с разрешения властей Лесли в ноябре 1571 года написал письмо Марии Стюарт, в котором сообщал, что ему во время следствия пришлось во всём признаться. Из этого письма следовало, что Мария Стюарт также принимала активное участие и в этом заговоре.
Лесли увещевал Марию Стюарт смириться и положиться на милость королевы Елизаветы.
Мария Стюарт некоторое время считала, что епископа Лесли силой заставили написать такое письмо.

Разговорившегося Лесли было трудно остановить. Он подробно обрисовал роли Марии Стюарт и герцога Норфолка в организации восстания на севере Англии в 1569 году, а также рассказал об их деятельности в подготовке нового восстания католиков, теперь уже в Восточной Англии.
Много порассказал епископ Лесли и о других делишках Марии Стюарт. Он рассказал, что шотландская королева организовала убийство своего второго мужа Генриха Стюарта, лорда Дарнли (1545-1567) и чуть ли не лично участвовала в этом мероприятии.

Фантазия епископа разыгралась, и он стал утверждать, что Мария Стюарт отравила своего первого мужа, французского короля Франциска II (1544-1560), и уже подготавливала отравление своего третьего мужа, Джеймса Хэпбёрна, 4-го графа Босуэла (1535-1578). Насчёт Босуэла – не знаю, но зачем ей было отравлять Франциска II, со смертью которого она теряла своё высокое положение? На этот вопрос епископ Лесли вразумительного ответа так и не смог дать. И в своей “Апологии” епископ о таких своих показаниях не упоминает. Хорошо, что сохранились протоколы его допросов.

Перед судом над участниками заговора правительство выпустило специальную декларацию, в которой указывалось, какими мотивами и средствами должны были руководствоваться следователи при допросах обвиняемых. В частности, там говорилось, что пыткам подвергали только заведомых преступников, которые не желали сознаваться в содеянном. Специально оговаривалось, что
"королевские слуги, тюремщики, обязанностью и занятием которых является управление дыбой, даже получили особое указание от тех, кто присутствовал на допросах, использовать её настолько милосердно, насколько это возможно".


Если в отношении епископа Росского и герцога Норфолка пытки не применялись, то к большинству остальных арестованных следователи не были столь снисходительными, поэтому к их показаниям следует относиться с осторожностью; но, например, Хикфорд и Бэннистер и на дыбе были не слишком разговорчивыми, но свою вину чистосердечно признали. За это и за верность своему господину они заплатили головой.

Кстати, Шарль Байи несколько лет просидел в тюрьме, а потом его выслали на Континент.

Уильям Баркер был замешан в этом заговоре по самые уши, на суде признал свою вину в государственной измене и был приговорён в январе 1572 года к смертной казни. Однако, вот что удивительно: всего через несколько дней, 2 февраля того же года, он получил помилование от королевы Елизаветы. Случай беспрецедентный для того времени. Чем он заслужил такую милость? Одного чистосердечного признания своей вины для этого было слишком мало.

Герцога Норфолка судили 16 января 1572 года. Судей отбирали из числа пэров Англии, но в их состав вошли исключительно недруги герцога Норфолка. У герцога не было времени для подготовки к суду, его не ознакомили с конкретными обвинениями, кроме стандартного обвинения в государственной измене, ему даже не выделили защитника.
Были зачитаны свидетельские показания, полностью уличавшие герцога Норфолка в государственной измене, в подготовке покушения на жизнь королевы и в организации вражеского вторжения на территорию Англии. Самих свидетелей в зале суда не было.

Герцог был приговорён к смертной казни на плахе, которая должна была состояться 8 февраля 1572 года.
Однако королева из-за сомнений в целесообразности такой меры в отношении герцога Норфолка перенесла казнь на 28 февраля, а потом – на 12 апреля.
Собравшийся весной парламент требовал приведения приговора в исполнение, но королева склонялась к пожизненному тюремному заключению.

Судьбу герцога окончательно решило то обстоятельство, что был раскрыт очередной заговор, целью которого было освобождение герцога Норфолка. К заговору были причастны Мария Стюарт и дон Герау Деспес.
Только после этого, в конце мая 1572 года королева приняла окончательное решение и назначила казнь на 2 июня.

На эшафоте герцогу позволили произнести предсмертную речь, в которой Норфолк вновь отверг обвинения в подготовке мятежа и организации вражеского вторжения в Англию; герцог также отверг папу и его религию и хотел умереть истинным протестантом.
Перед тем как положить голову на плаху, герцог обратился к Богу с молитвой о том, чтобы его казнь оказалась последней при нынешнем царствовании. Бог, похоже, его не услышал, или у него были другие планы.
Епископ Росский наблюдал за казнью Норфолка из окна своей камеры в Тауэре, и много думал...

А что же стало с Ридольфи? Мы его покинули в сентябре 1571 года, когда он выехал из Мадрида во Фландрию к герцогу Альбе.
Альба встретил Ридольфи не слишком ласково, опять много расспрашивал посланца и утвердился в своём подозрении, что Ридольфи – полное ничтожество, на дополнительные вопросы по существу заговора ничего сказать не может и всю историю с заговором, вероятно, придумал для выманивания денег.

Когда же пришли известия об аресте герцога Норфолка, епископа Росского и их слуг, Альба с презрением отправил неудачливого заговорщика в Рим.
В Риме Ридольфи устроился намного уютнее, папа сделал его сенатором, а сам Ридольфи везде рассказывал о том, что он организовал великолепный заговор с целью устранения английской королевы Елизаветы, но всё дело провалилось из-за враждебности и зависти герцога Альбы.
Ридольфи даже написал письмо Марии Стюарт, в котором заявил, что он удаляется от дел, иначе говоря, что он делами шотландской королевы больше заниматься не будет.

Ридольфи продолжал выполнять отдельные поручения римской курии и миланских герцогов, не оставляя, впрочем, и своей финансовой деятельности. Пытался Ридольфи ещё и заработать на этой истории, но новый папа Григорий XIII (1502-1585) отклонил его прошение о возмещении убытков, понесённых во славу католической церкви.
Когда в 1603 году королём Англии стал сын Марии Стюарт Джеймс I (1566-1625), Ридольфи обратился к нему с просьбой о возмещении убытков, которые он понёс в Англии, пытаясь освободить мать короля, однако король Англии остался глух к просьбам назойливого флорентийца.
Вероятно, Джеймс I был в курсе дела.

Уильям Сесил летом 1572 года стал лордом, получив титул барона Бёрли, и был назначен на должность лорда-казначея Англии.
Френсис Уолсингем сменил Сесила на должности государственного секретаря, однако руководил политикой правительства королевы по-прежнему лорд Бёрли.

Испанский посол дон Герау Деспес вскоре после казни герцога Норфолка отбыл в Испанию.
Епископ Росский провёл несколько неприятных недель в Тауэре, затем его перевели во дворец одного англиканского епископа, где он содержался под строгим присмотром, а потом выслали во Францию.
Мария Стюарт...

Что стало с Марией Стюарт, все прекрасно знают. Скажу лишь, что летом 1572 года французский король Карл IX в одном из писем так отозвался о заговорщицкой деятельности шотландской королевы:
"Эта несчастная дура до тех пор не успокоится, пока не свернёт себе шею. Она дождётся, что её казнят, а всё по собственной глупости. Я просто не вижу, чем тут можно помочь".
Карл IX оказался совершенно прав.

Заговор герцога Норфолка (заговор Ридольфи). Часть IV

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: