Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть X


Ворчалка № 660 от 21.04.2012 г.




На этом же рейхстаге состоялось и историческое примирение Гогенштауфенов с Вельфами. Оттон Люнебургский (Otto das Kind, 1204-1252), внук Генриха Льва (1130-1195), формально передал свои владения Фридриху II, который присоединил их к Империи. После этого император присоединил к люнебургским владениям Брауншвейг и объявил о создании в Империи нового герцогства – Брауншвейг-Люнебургского, которое он тут же передал в ленное владению новому герцогу Оттону I Брауншвейгскому. Герцог же принёс императору клятву верности.

После этого император взял с князей клятву в том, что они примут на следующий год участие в военном походе в Италию. Поход было решено начать в том случае, если города Ломбардской лиги, выступавшие в поддержку Генриха VII, до Рождества не уплатят наложенный на них штраф. Такое решение князей встревожило папу и вызвало его неодобрение.
Рейхстаг завершился торжественной мессой, которую отслужил архиепископ Майнца, и грандиозным пиром для всех князей и рыцарей.

В конце сентября Фридрих II перебрался в свою резиденцию в Хагенау, где и провёл остаток осени и всю зиму. Молодая императрица Изабелла находилась вместе с супругом.
Той же осенью в Хагенау появилась Адельхейда, которая привезла с собой сына Хайнца (Энцо). Мальчик был очень похож на отца, император расчувствовался и решил никогда не расставаться со своим, хоть и побочным, сыном.

Но для пребывания Фридриха II в Хагенау существовали более важные причины, чем зимний отдых в кругу семьи. Император очень хотел вернуть доверие своих швабов, а для этого ему следовало примириться с недавними противниками, с теми, кто поддерживал его сына Генриха VII. Следует признать, что Фридриху II это вполне удалось: он сердечно и великодушно обращался с ними, одаривая всех своими милостями, включая главных сторонников своего сына – Ансельма фон Юстингена и Ландульфа фон Хохенека (?-1247), епископа Вормса. Вскоре все обиды были забыты, и все швабы пообещали императору свою поддержку в Итальянском походе.

Из всех крупных швабских владетелей только Генрих фон Нейффен (1200-1246) не захотел иметь дела с императором и укрылся в Вене у герцога Фридриха II Бабенбергского (1210-1246). Из-за совпадения имён герцога и императора, чтобы избежать путаницы, я в дальнейшем буду называть австрийского герцога просто Бабенбергом. Герцог Бабенберг был известен тем, что совершенно не интересовался делами Империи, игнорировал все прошлые призывы и приглашения императора, соответственно, не явился он и в Майнц. Герцог не слишком доверял императору, так что Нейффен нашёл себе в Вене хорошего слушателя.
В Австрию мы ещё вернёмся немного позднее, а пока я хочу рассказать об одном из самых известных примеров правосудия, как его понимал и применял Фридрих II.

В то время, когда император зимовал в Хагенау, к нему обратились евреи и христиане из города Фульда, в котором недавно прошли многочисленные еврейские погромы.
Христиане обвиняли евреев в ритуальных убийствах христианских детей перед празднованием еврейской Пасхи (одного или двух) и в доказательство вины обвиняемых предъявили полуразложившиеся детские останки. Христиане были недовольны тем, что епископ Фульды ограничился наложением на евреев (всех евреев Фульды!) денежного штрафа, и требовали от Фридриха II примерно покарать всех злодеев.
Евреи Фульды жаловались на погромы, прошедшие в Фульде после их обвинения в кровавых жертвоприношениях, и просили у императора защиты и справедливости.

Интересно, что христиане обвиняли евреев Фульды в ритуальном убийстве одного или двух детей, но при этом до нас не дошло никаких сведений о жертвах еврейских погромов в Фульде и имущественном ущербе, который был им нанесён.

Прежде всего, Фридрих II велел захоронить детские останки, а потом обратился к сути дела. Император создал комиссию из самых знатных представителей рыцарства и духовенства Империи и велел выяснить, допускают ли еврейские ритуалы подобные кровавые жертвоприношения.
Для успокоения христиан, император поклялся, что если будет доказана вина евреев, то все они должны будут умереть. Все евреи Империи!

Фридрих II ничем при этом не рисковал, так как он с детства много общался с евреями ещё в Сицилии, в совершенстве владел древнееврейским языком и прекрасно знал, что у евреев запрещены жертвоприношения даже животных.

Работа имперской комиссии не принесла никаких результатов, так как мнения членов данной комиссии очень сильно различались между собой.
Фридрих II мог вынести приговор, опираясь на своё знание священных еврейских текстов, но он поступил более дальновидно и обратился за помощью к королям Западной Европы для решения столь деликатного религиозного вопроса.

В декларации, изданной по случаю разрешения этого вопроса, Фридрих II так описал сложившуюся ситуацию:
"...мы предвидели из тайных глубин Нашего знания, что лучше было бы принять меры против обвиняемых в преступлении евреев через евреев, принявших христианство. Они, будучи противниками [евреев], не скрыли бы, что они могли бы знать против них из Пятикнижия или с помощью книг Ветхого Завета. Хотя Наша мудрость благодаря знакомству с многими книгами, благоразумно полагает очевидной невиновность названных евреев, Мы, к удовлетворению не только необразованного народа, но и Закона, по Нашему дальновидному благому решению и в согласии с князьями, вельможами, дворянами, аббатами и духовенством отослали после случившегося специальных послов ко всем королям западных стран, через которых Мы вызвали к себе из их королевств опытных в еврейском законе новообращённых в возможно большем количестве".


Первым откликнулся на призыв императора английский король Генрих III, а за ним последовали и другие европейские владыки. Высокая международная комиссия тщательно исследовала Тору и Талмуд, причём Фридрих II удивил весь просвещённый мир своим свободным владением древними языками, в том числе и древнееврейского языка, и умением толковать сложные места религиозных текстов.

В результате своей работы комиссия установила, что в еврейских священных текстах строго запрещены даже кровавые жертвоприношения животных, а потому с евреев Фульды и всей Империи обвинение должно быть снято.
Фридрих II, который был уверен в подобном решении комиссии, с удовлетворением принял её вердикт и объявил, что впредь подобные обвинения евреев на всей территории Империи будут строго запрещены.

Вернёмся к Итальянскому походу императора.
Папа Григорий IX был сильно озабочен предстоящим выступлением немецких князей для покорения Ломбардии, ведь он оказался в довольно сложном положении.
Да, города Ломбардии грубо нарушили законы Империи, когда вступили в союз с Генрихом VII против Фридриха II. За это император и объявил Ломбардию вне закона и собирался покарать её.
К тому же, Григорий IX отлучил Генриха VII от церкви за нарушения клятвы, принесённой им в Чивидале, и поэтому он не мог открыто поддерживать союзников мятежного короля Германии.
С другой стороны, папа был совсем не заинтересован в покорении Ломбардии императором, так как в этом случае он не только лишался верных союзников в длительной борьбе папства с императорами. Теперь и само существование Патримониума ставилось под угрозу, так как владения пап со всех сторон оказывались окружёнными имперскими землями.

Но и у Фридриха II дела складывались не самым лучшим образом.
В Майнце князья дружно поклялись участвовать в предполагаемом походе на Италию, но это была только иллюзия германского единства. Практически сразу же выяснилось, что далеко не все из них могут (или хотят) принять участие в этом походе, и в большинстве случаев это следовало из многочисленных уступок, сделанных императором в пользу имперских князей.

Оттону I Брауншвейгскому была необходима отсрочка, чтобы привести в порядок дела в его новом герцогстве, Брауншвейг-Люнебургском.
Войска Баварии и Богемии выделялись для расправы с непокорным герцогом Австрии.
Архиепископ Кёльнский настаивал на освобождении своих владений от участия в походе, ссылаясь на пример герцога Брауншвейг-Люнебургского.
В результате принимать участие в Итальянском походе должны были швабы и мелкие отряды из нескольких городов.

Получилось, что вместо громадного войска Германия отправляла в Италию в 1236 году только около тысячи рыцарей, что было явно недостаточно даже с учётом вспомогательных войск.
В самой Италии Фридрих II мог рассчитывать только на поддержку Эццелино III да Романо (1194-1259), да ещё несколько верных императору итальянских городов (Сполето, Перуджа, Фолиньо и т.п.) обещали прислать подкрепления. Эццелино III в то время контролировал Падую, Тревизо и Феррару.
Когда в 1236 году император появился в Италии, его также поддержали Кремона, Бергамо, Парма, Реджио, Модена и Верона. Однако и Ломбардская лига тоже расширялась.

Пока же осенью 1235 года Генрих фон Зальца прибыл в Рим и огласил предложение Фридриха II относительно городов Ломбардской лиги. Помимо сравнительно небольшого штрафа ломбардцы должны были в качестве залога выделить тридцать тысяч марок серебра (очень популярная сумма в те времена), а в случае нового выступления против императора им грозило объявление вне закона и отлучение от церкви.

Папа вроде бы согласился на эти вполне разумные предложения, но не торопился исполнить свою роль посредника. Города Ломбардской лиги тоже не спешили каяться, и их посланцы прибыли к Генриху фон Зальца уже после истечения назначенного рейхстагом срока. Впрочем, прибывшие посланцы не собирались каяться ни перед императором, ни перед папой. Они были уверены, что папа поддержит своих верных союзников в борьбе с императорами. Папа их не подвёл, и вместо переговоров по существу дела, он начал жаловаться на произвол имперских чиновников.
Потом папа стал говорить о необходимости нового крестового похода, и при этом он утверждал, что ущемление интересов Ломбардии ослабит подготовку этого похода.

Фридрих II легко отвёл все доводы папы, но время шло, и в мае 1236 года близ Аугсбурга начался сбор германских войск для похода в Италию. Император везде подчёркивал, что его поход в Италию ни в коем случае не следует трактовать как войну. Ведь Фридрих II объявил себя "императором мира", так что предстоящую операцию против Ломбардии следует рассматривать как реализацию закона о мире. Он уже дважды пересекал Альпы без всякой армии и только своим появлением побеждал сильных противников.

Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть IX

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: