Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть IX


Ворчалка № 659 от 14.04.2012 г.




Фридрих II обязался подарить своей невесте в качестве свадебного подарка те же земли, города и замки, что принадлежали его первым двум жёнам, а Изабелла Плантагенет принесла в качестве приданого своему супругу тридцать тысяч марок серебром. В современным весовых единицах это составило бы чуть менее семи тонн серебра. Неплохо, неправда ли?

Роджер из Вендовера далее рассказывает о трогательном прощании Изабеллы с Англией и со своим братом, английским королём Генрихом III (1207-1272).
Потом Изабелла, сопровождаемая Генрихом I фон Мюлленарком (1190-1238), архиепископом Кёльнским, на специально подготовленном корабле отправилась в путь, и на третий день была в Антверпене, то есть уже во владениях императора, откуда почти сразу же её доставили в Кёльн.

Встреча новой императрицы в Кёльне была очень торжественной и вместе с тем тёплой, сердечной. Роджер из Вендовера так описывает прибытие Изабеллы в Кёльн:
"Когда пришло известие о приближении императрицы, навстречу ей вышли десять тысяч горожан и цветами и пальмовыми ветвями. С ними были и особым образом устроенные произведения искусства: это были корабли, которые, казалось, плыли по суше, а на самом деле их тащили хорошо спрятанные и укрытые шёлковыми покрывалами лошади. На этих кораблях стояли священники, которые на радость слушателям играли прелестные мелодии на благозвучных инструментах...
Горожане, бурно выражая свою радость, провели императрицу по украшенным в честь её приезда главным улицам города. Когда она заметила, что все, а в особенности, благородные дамы, сидящие на возвышениях, хотели бы видеть её лицо, она сняла шляпу с вуалью, позволяя всем беспрепятственно себя разглядывать. За это Изабеллу все много хвалили, насладились её видом и высочайшим образом оценили и красоту императрицы, и её снисходительность".


Ничего не скажешь, встретили Изабеллу в Кёльне просто прекрасно, но в этом городе ей пришлось задержаться на целых шесть недель. Только по истечении этого срока архиепископ Генрих Кёльнский и Вильям Брюер (или де Бривер, ?-1244), епископ Эксетерский, с пышной свитой доставили Изабеллу к жениху в Вормс.

Блестящая свадьба императора Фридриха II и Изабеллы Плантагенет (или Изабеллы Английской, как её иногда ещё называют) состоялась в Вормсе 15 июля 1235 года, всего через десять дней после суда над Генрихом VII.
Роджер из Вендовера с гордостью писал:
"На праздновании бракосочетания императрицы Изабеллы, сестры английского короля, в Майнце и в Вормсе присутствовали четыре короля, одиннадцать герцогов и тридцать графов и маркграфов, не считая князей церкви".


И почти сразу же наш хронист переходит к интимным подробностям свадебных торжеств:
"Но в первую ночь, когда император спал с ней, он не захотел познать её телесно, пока астролог не указал ему подходящий час... После того как половое сношение совершилось ранним утром, он отдал её, словно беременную, под тщательный присмотр со словами:
“Береги себя, ибо ты приняла мальчика!”"


Это действительно оказался мальчик, но прожил он всего несколько дней. В начале 1237 года у Изабеллы родилась девочка, которая тоже быстро умерла. И только в конце 1237 года родилась дочь Маргарита (1237-1270). По другим сведениям, Маргарита родилась только в 1241 году.
Как бы там ни было, Изабелла успела ещё родить императору сына Генриха (1238-1254).

Описание свадьбы Роджер из Ведовера заканчивает на грустной ноте:
"После свадьбы, празднуемой три дня подряд, епископ Эксетера и остальные, прибывшие с императрицей, получили у императора разрешение удалиться и, исполненные радости, возвратились в Англию... Затем почти всех людей обоего пола, воспитанных при дворе императрицы на её родине, отослали обратно, а император передал жену под присмотр многочисленных мавританских евнухов и им подобных старых чудовищ".


Боюсь, что тут наш хронист не совсем прав, ибо, если судить по частоте беременностей императрицы и по карте передвижений Фридриха II, то первые два-три года они редко разлучались надолго.
Позднее Фридрих II отослал Изабеллу на Сицилию, где она и содержалась под строгим присмотром, как и две предыдущие жены императора. Генрих III Английский даже выражал своё недовольство тем, что его сестра долгое время не показывается на людях в короне.
А 1 декабря 1241 года Изабелла в возрасте 27 лет умерла при родах последнего ребёнка, Маргариты.

Исследователи отмечают, что у Фридриха II была ещё одна жена до заключения его брака с Изабеллой Плантагенет. Я говорю о его продолжительной связи с графиней Бьянкой Ланчия (1210-1235), чьё происхождение до сих пор остаётся предметом споров для специалистов.
Их роман начался в 1227 году и продолжался до смерти графини. Очевидно, это была очень прочная связь, так как за указанный период (до 1235 года) нет достоверных сведений об увлечениях Фридриха II другими женщинами.
Фридрих II обвенчался с Бьянкой перед её смертью, чтобы узаконить их детей, но католическая церковь не считала этот брак законным, и это сказалось на судьбе их совместных детей, правда, не всех.

Старшая их дочь, Констанция (1230-1307), вышла замуж за Никейского императора Иоанна III (1192-1254), сменив при переходе в православие своё имя на Анна.
Младшая дочь, Виоланта (1233-1264), вышла замуж за Рикардо Сансеверино (1220-1267), графа Казерты.
Самым знаменитым из детей Фридриха II и Бьянки Ланчии был Манфред (1232-1266), которого император признал своим законным сыном только перед смертью в 1250 году. Он был королём Сицилии с 1258 года, но так как церковь не признавала его законным сыном императора, то Манфреда часто в литературе называют узурпатором.

О браке Фридриха II с Бьянкой Ланчией, о его законности, надо сказать ещё несколько слов, и результат зависит от даты и обстоятельств её смерти.
Одни хронисты сообщают, что Бьянка умерла в начале 1235 года, а брак с Фридрихом II был заключён, когда она уже находилась при смерти, а католическая церковь такие браки законными не признаёт.
Другие хронисты сообщают, что Бьянка умерла в 1244 году в замке, который ей подарил император, и перед смертью Бьянки они заключили брак, чтобы узаконить их совместных детей. Но этот брак был бы у Фридриха II уже четвёртым, а католическая церковь разрешает только три брака по причине смерти одного из супругов.
Что же было в действительности, нам теперь уже очень трудно установить.

Фридрих II был похотливым бабником, который не пропускал ни одной смазливой рожицы. Он не брезговал даже мусульманками и простолюдинками. Количество его внебрачных детей точному учёту не поддаётся, и из многочисленных бастардов Фридриха II от знатных дам следует выделить Энцо (Хайнца) Сардинского (1215-1272) и Фридриха Антиохийского (1221-1256).

Энцо, пожалуй, был любимым сыном Фридриха II от Адельхейды фон Урслинген, как из-за своего поразительного внешнего сходства с отцом, так и вследствие своей храбрости и увлечения соколиной охотой. В 1239 коду Фридрих II провозгласил его королём Сардинии и Корсики. Через десять лет, в 1249 году, Энцо попал в плен к болонцам, союзникам папы Иннокентия IV (1195-1254), и длительный остаток своих дней провёл в почётном плену в Болонье. Попытки Фридриха II освободить своего любимого сына с помощью денег или силы успеха не имели.

Фридрих Антиохийский был сыном императора от прославленной красавицы Марии Антиохийской (1200-1225) и всю жизнь был верным союзником Фридриха II, занимая важные посты в его государстве.
Между прочим, сохранились стихи, посвящённые Фридрихом II этой своей возлюбленной. В Интернете можно легко найти несколько вариантов перевода этого стихотворения влюблённого императора на русский язык.

О многочисленных побочных дочерях Фридриха II я подробно распространяться не буду.

Да, следует признать, что лето 1235 года у императора Фридриха II выдалось очень напряжённым. Суд над сыном, свадьба...
Наконец, настала пора провести отложенный рейхстаг, который открылся в Майнце 15 августа 1235 года, и на котором император провозгласил мир во всей империи.

Незадолго до этого события Фридрих II отправил послание к папе Григорию IX (1145-1241), в котором есть такие строки:
"Италия – моё наследство! Весь мир это знает, поэтому было бы глупо и бесславно вложить все силы в дальние страны и упустить из-за этого свою собственность. И это в то время, когда высокомерие итальянцев, особенно миланцев, оскорбительно бросило Мне вызов, ни малейшим образом не оказывая Мне должного почтения".


Мало того, что с этой позицией императора вряд ли бы согласился римский понтифик, так для похода в Италию Фридриху II требовалось согласие германских князей, а для получения этого согласия императору пришлось пойти на новые уступки, которые он и провозгласил в законе о мире.
Однако самым важным в Майнцском законе о всеобщем мире было то, что он впервые в истории Империи был изложен на немецком языке.

Ещё свежа была память о расправе императора с собственным сыном, и Фридрих II начал закон о мире с оправдания своей жестокости, проявленной им по отношению к Генриху VII:
"Если какой-нибудь сын изгоняет отца из его замка или другого владения, или сжигает и грабит, или присягает против своего отца его врагам, посягая на его честь, или разоряет отца... [такой] сын должен лишиться и собственности, и жизни, и движимого имущества, и всего наследного имущества отца и матери на вечные времена, чтобы ни судья, ни отец не могли ему помочь... тот самый [сын] становится бесправным на вечные времена, так чтобы он никогда не смог вновь получить права".


Сам закон о мире представлял собой собрание старых и новых законов, что император ставил себе в заслугу, ведь
"во всей Германии, когда дело касается правовых разбирательств или частных дел, люди действуют по старинным привычкам и неписаным законам".
Так как Фридрих II очень нуждался в поддержке немецких князей, то он и не думал ущемлять их права или привилегии. Император только попытался представить дело так, что именно он является источником этих прав и привилегий, и передавал он их князьям по своей доброй воле.

Речь в этих законах шла о таких обычных вещах, как дороги (пути сообщения), таможни, судопроизводство, чеканка монет (денежное обращение) и т.д. Главное заключалось в том, что судебные полномочия правителей княжеств и земель расширялись.
Впрочем, об ограничении каких-либо прав князей в условиях подготовки похода в Италию речи идти и не могло.

Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть VIII

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: