О, Розамунда... (“Галантные дамы былых времён”)


Ворчалка № 648 от 28.01.2012 г.




Десятым королём лангобардов был Альбоин (526-573), который в списке королей лангобардской Италии стоит первым. Этот Альбоин был женат на Хлотсвинде (Клодзуинде, Хлодозинде), дочери короля франков Хлотаря I (497-561), которая родила ему дочь Альбизунду.
Лангобарды в то время жили в Паннонии и контактировали с племенами гепидов и аваров, которых средневековые историки часто путали с гуннами.

До сих пор историки спорят о том, когда Альбоин стал королём лангобардов, но почти все сходятся на том, что это произошло где-то между 560 и 566 годами.
А в 560 году королём гепидов стал Кунимунд, который с опаской следил за усилением лангобардов и их перемещением в более южные края. Ведь раньше лангобарды селились в устье Эльбы, а потом сдвинулись с насиженных мест, увлекаемые общим переселением народов.

Когда же королём лангобардов стал Альбоин, Кунимунд не подтвердил мир между гепидами и лангобардами, став на тропу войны.
Альбоину же удалось заключить союз с аварами и убедить их совместно выступить против гепидов. Эти союзники в 567 году почти одновременно вторглись в земли гепидов.
Для Кунимунда заключение союза между лангобардами и аварами было полной неожиданностью. Так как гепиды не могли одновременно вести войну на два фронта, то Кунимунд убедил соплеменников сразиться сначала с лангобардами, а уже потом, в случае победы, напасть на аваров и изгнать их из своей страны.

Битва между гепидами и лангобардами шла на уничтожение, но победу в ней одержали лангобарды, которые, по словам Павла Диакона (720-797),
"так свирепствовали против гепидов, что почти совершенно истребили их..."
В этом сражении Альбоин убил Кунимунда, отрубил ему голову и позднее велел сделать себе из черепа Кунимунда чашу для пиршеств.

Лангобарды захватили у гепидов такую огромную добычу, что
"сделались обладателями огромнейшего богатства".
В число этой добычи входило и множество пленников, среди которых оказалась Розамунда, дочь погибшего Кунимунда.
Вскоре после победы при невыясненных обстоятельствах умерла королева Хлотсвинда, и Альбоин решил взять себе в жёны Розамунду, но
"как оказалось впоследствии, на свою погибель".
Племя же гепидов после поражения пришло в такой упадок, что своего короля у них больше никогда уже не было, а управлялись они в лучшем случае герцогами до тех пор, пока их имя не перестало упоминаться хронистами (IX в.).

Итак, на страницах нашего рассказа появилась прекрасная Розамунда.
Первым об истории её жизни рассказал Григорий Турский (538/539-593/594) в своей “Истории франков”, правда, он даже не назвал имени этой дамы. Я позволю себе полностью привести этот рассказ:
"После смерти Хлодозинды Альбоин женился на другой, отца которой он убил незадолго до этого. Поэтому она всегда ненавидела мужа и выжидала случая отомстить за оскорбления, нанесённые её отцу. Случилось так, что она воспылала страстью к одному из слуг и отравила мужа ядом. После смерти Альбоина она ушла с этим слугой, но их схватили и умертвили обоих. Затем лангобарды поставили над собой другого короля".
Коротенько, не так ли? Из-под пера Павла Дьякона вышла более красочная история. Вот на его “Историю лангобардов” я и буду опираться в своём дальнейшем изложении.

В 568 году лангобарды в союзе с множеством различных племён вторглись в Северную Италию и стали захватывать город за городом. Это завоевание длилось несколько лет (по различным данным от 7 до 17 лет), в результате чего лангобардам удалось захватить почти всю Северную Италию за исключением Рима, Равенны и нескольких приморских крепостей.
В Италии не оказалось достаточных сил для оказания сопротивления захватчикам, так как в течение нескольких предшествующих лет страна последовательно была обессилена моровой язвой, наводнениями и последующим голодом.

Захваченные итальянские города, если те оказывали сопротивление, лангобарды после грабежа сильно разрушали, однако город Тицин (Павия) совсем не пострадал, хотя пришельцы и осаждали его больше трёх лет. Альбоин даже поклялся до основания разрушить весь город после захвата и истребить его жителей за отказ покориться. Однако, по христианской легенде, высшие силы заступились за город.

Когда Альбоин въезжал в восточные ворота захваченного города,
"его конь упал в воротах и не мог подняться, сколько бы ни побуждали его к этому шпоры всадника и удары плетьми со всех сторон".
Тогда один из спутников короля обратился к нему со следующими словами:
"Вспомни, мой господин и король, какой ты дал обет. Откажись от этого жестокого обета, и ты вступишь в город; ведь жители этого города истинные христиане".
Едва лишь Альбоин публично отказался от своей клятвы, как его конь тут же вскочил на ноги, и король смог торжественно въехать в город, в котором он никому не причинил никакого зла.
Так гласит легенда. Но следует помнить, что лангобарды, в отличие от жителей Италии, были арианами.

В Тицине Альбоин сделал своей резиденцией дворец, построенный королём остготов Теодорихом (451-526). Но не слишком долго Альбоин наслаждался властью в своём новом королевстве.
В 573 году он как-то пировал в Вероне и перебрал вина больше, чем следовало бы повелителю. Развеселившись, Альбоин велел, чтобы ему принесли чашу, сделанную из черепа Кунимунда, его, так сказать, покойного тестя.
[Павел Диакон утверждает, что в какой-то праздник он сам видел эту историческую чашу в руках короля лангобардов Ратхиса (?-757, правил 744-749).]
Эту чашу наполнили вином, и Альбоин потребовал, чтобы Розамунда пила из неё, разделяя с ним его радость. При этом король сказал:
"Выпей со своим отцом".
Лучше бы он этого не говорил!

Розамунда с беззаботным видом подчинилась своему мужу, но затаила в душе лютую ненависть на Альбоина за такое унижение, и решила ему отомстить. Ведь она была не просто страстной женщиной и женой короля – она была дочерью короля!

Судя по всему, Розамунда уже давно обдумывала план мщения убийце своего отца. Она ещё до этого инцидента в Вероне завела себе любовника, причём выбрала себе в любовники не какого-нибудь хахаля для развлечений; нет, её любовником стал Гельмигис, молочный брат и оруженосец короля Альбоина.
Когда Розамунда рассказала Гельмигису о своих обидах и предложила ему убить Альбоина, её любовник уклонился от такой чести, но посоветовал ей поручить убийство своему приятелю Передею, воину, обладавшему огромной силой, но скромным умом.

Передей, хоть и был предан Гельмигису, но отказался от соучастия в убийстве своего короля. Однако он не донёс и королю Альбоину о готовящемся покушении; вероятно, у него были какие-то претензии к королю. Розамунда же всё-таки решила вовлечь простодушного Передея в заговор.
У Перидея была любовница, одна из служанок королевы, и как-то ночью Розамунда подговорила эту служанку уступить ей на время свою постель.
(Что-то многовато людей оказываются вовлечёнными в заговор!)
Передей ни о чём таком даже не подозревал и переспал с королевой как со служанкой. Тут Розамунда поинтересовалась, знает ли Передей, с кем он только что занимался любовью? Когда Передей назвал имя служанки, Розамунда ему заявила:
"Вовсе не та я, за кого меня принимаешь, я – Розамунда! Теперь, Передей, ты совершил такое преступление, что должен или убить Альбоина, или сам погибнуть от его меча".


Передей понял, что он влип, что король его не простит, даже если он ему всё откроет, и согласился принять участие в убийстве Альбоина.

После дневной трапезы Альбоин прилёг отдохнуть, а Розамунда приказала слугам, чтобы во дворце стояла тишина. Она вынесла из спальни всё оружие, меч Альбоина туго привязала к изголовью кровати и впустила Передея с Гельмигисом. Альбоин проснулся и попытался выхватить свой меч, но не смог его оторвать от кровати; тогда он стал отбиваться от Передея скамеечкой для ног, но это оружие оказалось бессильным против меча, и вскоре Альбоин был убит.

Лангобарды с плачем и скорбью похоронили Альбоина под одной из дворцовых лестниц, но отказались признать Гельмигиса своим новым королём, на что тот очень рассчитывал, сделав Розамунду своей женой. Более того, лангобарды решили покарать убийц своего короля. Узнав об этом, Розамунда решила бежать в Равенну к экзарху Лонгину.
Павел Диакон даже пишет, что Розамунда списалась с Лонгином и просила того прислать за ней корабль. Скорее всего, это просто слухи, так как у Розамунды на такую переписку просто не было времени.

Фактом остаётся то, что Розамунда с Гельмигисом, погрузив на корабль сокровища лангобардов, вместе с Передеем и Альбизундой [о служанке нам ничего не известно] бежали в Равенну. Из какого города, Павии или Вероны, они бежали и каким маршрутом, я сказать не могу.

Лонгин отправил в Константинополь большую часть лангобардских сокровищ вместе с Альбизундой и Передеем, а сам стал подговаривать Розамунду избавиться от Гельмигиса и стать его женой. Розамунда легко согласилась на предложение Лонгина, так как она презирала Гельмигиса за его слабоволие, и подготовила новое убийство.

Когда Гельмигис вышел отдыхать после принятия ванны, Розамунда поднесла ему чашу с отравленным питьём. Гельмигис сразу же почувствовал неладное, но он не расставался со своим мечом даже в ванной. Схватив Розамунду левой рукой и угрожая ей своим мечом, Гельмигис заставил её допить чашу с ядом до дна. Так почти одновременно закончили свои дни убийцы Альбоина.

Красивая история, не правда ли? Немного смущает только сообщение Григория Турского о том, что Розамунду с Гельмигисом лангобарды убили во время их бегства.
Осталось сказать пару слов о Передее.

Передей в Константинополе на играх перед императором Юстином II (520-578) убил огромного льва, но это пошло ему только во вред. Император, устрашённый силой Передея, велел ослепить силача, чтобы тот не натворил каких бед в столице.
Слепой Передей сумел изготовить (или подготовить) два ножа, спрятал их в рукавах своей одежды, а потом попросил передать императору, что у него есть важное сообщение.
Передея привели во дворец, и к нему вышли два патрикия из числа приближённых к императору, чтобы выслушать слепца. Тогда Передей своими ножами убил этих патрикиев и сам был убит подоспевшей стражей.

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: