Отер-мореход


Ворчалка № 646 от 14.01.2012 г.




Я давно уже собирался написать об одном из любопытнейших мореплавателей всех времён и народов, известном под именем Отер (варианты имени Оттар, Охтере и т.д.). Смущали меня только скудость первоисточников, вернее, наличие всего одного источника, и многочисленные толкования и споры вокруг этого не очень большого текста.
Речь идёт об одном из дополнений к сочинению Павла Орозия (375-420), сделанном во времена короля Уэссекса Альфреда Великого (849-899). Споры велись и ведутся вокруг перевода и толкования этого текста, плавно переходящие к спорам вокруг мифа о “Великой Бьармии”. Но я этот вопрос обойду стороной, так как уверен, что никакой Бьармии в действительности не существовало. Что же это за текст такой, породивший многочисленные споры?

Примерно в 890 году к королю Альфреду Великому прибыли два норвежских капитана, которых звали Отер и Вульфстан. Подчёркиваю – два капитана. Они прибыли из порта Хетум (Хедебю), что несколько южнее современного Шлезвига. Сам Отер плавал на север от своей провинции Халогаланд (Холугаланд), а затем с Вульфстамом Отер плавал на юг и по Балтийскому морю.

На аудиенции у короля Альфреда отважные капитаны рассказывали о своих плаваниях и том, что они увидели во время этих плаваний. Но...
Вот тут-то и начинается самое интересное.
Писец короля записывал только ответы наших капитанов, а вопросы короля он игнорировал, полагая, что смысл записанного будет говорить сам за себя. И ошибся. Король задавал вопросы обоим капитанам об их плаваниях вперемежку, писец подряд записывал ответы на эти вопросы, но во время этих плаваний возникали схожие сюжеты, и разделение записанного текста на отдельные плавания и породило изрядную путаницу.

Я не буду вдаваться в многочисленные филологические и исторические споры вокруг этих ситуаций, а попробую лишь дать свою трактовку записанных событий и рассказать о том, где же побывали отважные капитаны Отер и Вульфстан, и что они там увидели.
Вначале я расскажу о плавании Отера на Север, выделив из записей королевского писца только те сведения, которые относятся к этому сюжету.

О самом Отере нам почти ничего неизвестно. Он сообщил королю Альфреду, что живёт в самой северной провинции [королевстве] Норвегии Халогаленд (Холугаленд), вероятно, где-то южнее современного Тромсё.
В своей земле он считается весьма состоятельным человеком, хотя
"было у него... не более чем 20 коров, и 20 овец, и 20 свиней, а пашню свою небольшую он пашет лошадьми".
Вместе с тем у Отера было 600 северных оленей и 6 оленей-приманок, которые в его краях ценились очень высоко, ведь с их помощью приманивали диких оленей.
Однако основное имущество Отера составляла дань, которую ему платили финны и саамы шкурами, дикими животными и т.п.

Считается, что Отер был первым, кто сообщил правильные сведения о Норвегии и о Скандинавском полуострове:
"Он сказал, что земля Норманнов весьма протяжённая и очень узкая. Всю её человек может использовать или под пастбища, или под пашню ту её часть, что лежит близ моря; но в определённых местах она очень скалистая, и пролегают дикие пустоши к востоку и вверх, вдоль населённой земли. По тем пустошам селятся финны. И земля эта, населённая, к востоку весьма широка, но чем севернее, тем она уже. На восток она может быть 60 миль шириной или немного больше; а в средней части 30 миль или больше; к северу же, он сказал, она самая узкая, так что она может быть трёх миль шириной до тех пустошей, а пустоши эти там, дальше, местами такой ширины, что человек может их пересечь за 2 недели, а местами такой ширины, что человек может их пересечь за 6 дней. Вдоль этой земли с юга, с другой стороны тех пустошей, и до севера находится Швеция; и вдоль той земли к северу земля квенов [финнов]. Иногда квены совершают грабительские набеги на норвежцев, а иногда норвежцы на них. И там очень много озер пресноводных по пустошам тем, и переносят квены суда свои по земле к тем озёрам и оттуда нападают на норвежцев; суда у них очень маленькие и очень лёгкие".


Итак, Отер рассказал королю Альфреду, что он живёт на самом севере Норвегии, севернее всех норманнов, а далее на север простираются незаселённые земли. Живших там терфиннов (саамов), промышлявших охотой и рыболовством, Отер за оседлое население не считал. Главное же заключается в том, что однажды Отеру стало интересно посмотреть, что же находится в пустынных северных землях и за ними.

Точно датировать его плавание невозможно, да и никаких географических названий по пути своего плавания Отер не приводит, но он
"однажды хотел испытать, далеко ли эта земля простирается на север и живёт ли кто на севере от этой пустыни. Тогда он поехал на север вдоль берега: все время в течение трёх дней на правой стороне у него оставалась пустынная страна, а открытое море по левой. Тогда он достиг северной высоты, дальше которой китоловы никогда не ездят. Он же продолжал путь на север, насколько ещё мог проехать в другие три дня. Тут берег сворачивал на восток или же море врезалось в страну; известно ему было только то, что ему пришлось там ждать попутного ветра с запада и отчасти с севера, а потом он поплыл вдоль берега на восток, сколько мог проехать в четыре дня. Тогда он принуждён был ждать прямого северного ветра, потому что берег здесь сворачивал на юг или же море врезалось в страну, — этого он не знал".


Продолжение описания плавания Отера уже вызывает некоторые сомнения, так как неясно, какого места он достиг:
"Тогда он плыл отсюда к югу вдоль берега, сколько мог проехать в пять дней. Там большая река вела внутрь страны. Тогда они уже в самой реке повернули обратно, потому что не смели подняться вверх по реке, боясь враждебного нападения".


И за всё время своего плавания Отер
"не встречал никакой обитаемой земли, с тех пор как покинул родной дом. И на всём его пути была справа от корабля необитаемая земля, если не считать [стоянок] рыбаков, птицеловов и охотников, и все они были терфинны; а слева от него было открытое море".


Скорее всего, Отер добрался до Варангер-фьорда длиной 90 км или до Кольского залива, который уходит вглубь полуострова на 70 километров; но некоторые исследователи полагают, что Отер побывал в горловине Белого моря, что мне представляется маловероятным.
Как бы там ни было, но Отер со спутниками решили не рисковать и повернули обратно. Они исследовали места, где водились киты и моржи, чьи клыки очень ценились не только в Скандинавии, но и в остальной Европе, и посчитали, что с них хватит.

Отер далее сообщает, что это было не единственное его плавание на север, ибо писец записал:
"Вскоре он опять поехал туда, интересуясь природой этой страны, а также и из-за моржей, потому что их зубы представляли собою весьма драгоценную кость – несколько таких зубов он преподнес королю, а их кожа была в высшей степени пригодна для корабельных канатов".
Моржи – это было единственное, из-за чего стоило посещать пустынные северные земли:
"Киты же там гораздо меньше обыкновенных, они в длину не больше семи локтей. В его собственной стране наилучшая ловля китов; там они длиной в 48 локтей, самые большие же в 50. Там однажды вшестером за два дня они сумели добыть шестьдесят китов..."


Вот и всё, что можно достоверно установить о плаваниях Отера на Север.

Все остальные заметки, сделанные писцом короля Альфреда, скорее всего, относятся к плаваниям Отера и Вульфстана на юг от Халогаленда вдоль побережья Норвегии и по Балтийскому морю. Постараюсь восстановить их в том хронологическом порядке, как я себе это представляю.
Однако следует учитывать некоторую неопределённость в географических терминах, которую позволил себе писец, и которые я буду комментировать по ходу изложения.

Итак, Отар и Вульфстан поплыли на юг, чтобы найти выгодные рынки сбыта для своих товаров и разведать новые земли. По словам писца короля Альфреда, Отер говорил, что
"есть один порт на юге той страны, который этот человек называет Sciringesheal. Туда, он сказал, человеку можно за месяц доплыть, если по ночам устраивать ночлег, и каждый день будет ветер попутный, и всё время ему нужно плыть вдоль берега. И по правому борту будет Ирландия [вероятно, Шотландия], а затем острова, что лежат между Ирландией [Шотландией] и той землёй (Норвегией). И от той земли, откуда плывёт он в Sciringesheal, весь путь его будет по левому борту Норвегия.
К югу от Sciringesheal’а впадает в ту землю очень обширный залив; он так широк, что не хватит взора людского его обозреть. Этот залив простирается на много сотен миль вглубь той земли.
И из Sciringesheal’а, он сказал, что он плыл в течение 5 дней до того порта, который этот человек называл Хетум [Хедебю], который находится между венедами, и саксами, и англами, и принадлежит данам.
Когда он туда плыл из Sciringesheal, тогда была у него по левому борту Дания; а по правому борту открытое море 3 дня; и потом, за 2 дня до прибытия в Хетум, у него по правому борту была Готландия [Ютландия?], и Зеландия, и острова многочисленные. По тем землям живут англы, когда-то они сюда в страну пришли. И были у них тогда 2 дня по левому борту острова, принадлежащие Дании".


Приведённый отрывок следует прокомментировать.
Город Sciringesheal большинство историков помещают на западном берегу южной части Осло-фьорда, возможно, близ Ларвика.
Если плыть с севера Норвегии на юг страны, то с правого борта будут Фарерские острова, Шетландские и Оркнейские острова, и собственно Шотландия.
Южная часть современной Швеции в те времена принадлежала Дании, поэтому когда Отер плыл через проливы из Sciringesheal в Хетум, то первые три дня у него по левому борту была Дания.
Отдельно писец отмечает, что Вульфстан в своё время плавал из Хетума на восток и добирался до устья Вислы и даже до города Трусо [Эльбинг].

По моему мнению, Отер, узнав о плавании Вульфстана по Балтийскому морю, уговорил последнего более внимательно исследовать открытые земли, а также попробовать открыть новые.
Вот при описании этого нового плавания писец короля Альфреда и столкнулся с похожими сюжетами, которые затем и привели к путанице в интерпретации плаваний наших древних мореходов.

Добравшись в своих путешествиях до Трусо, Отер и Вульфстан дальше поплыли, как это легко видеть, на север.
Потом они доплыли до Рижского залива и сначала повернули на восток, а позднее – на юг.
Всё это очень напоминает описание плавания Отера на север из своего Халогаланда, не правда ли?

Более того, что же нашёл Отер в Рижском заливе? Правильно,
"там большая река вела внутрь земли. Тогда вошли они в эту реку, но не осмелились плыть по ней, боясь нападения [со стороны местных жителей], ибо земля эта была заселена по одной стороне реки".
Жителей прибрежных земель Отер называл "беормами", которые позднее превратились в фантастических "бьярмов", и ныне кочуют из одной монографии в другую.

Эти беормы, в отличие от терфиннов,
"очень густо заселили свою землю; они [Отер со спутниками] же не решились на нее ступить".
Однако в какие-то контакты с этими беормами Отер всё же вступил:
"Многое поведали ему беормы как о своей родной земле, так и о близлежащих землях; но он не знал, насколько правдивы эти рассказы, потому что сам этого не видел. Показалось ему, что и терфинны, и беормы говорят почти на одном [и том же] языке".
И вот это совсем не удивительно, так как эсты, с которыми скорее всего и столкнулся Отер, говорили на языке очень близком к финскому.

Схожесть описаний плаваний Отера на север и в Рижский залив и привела к тому, что писец короля Альфреда принял их за одно плавание, что и породило позднейшую путаницу. Западную Двину стали принимать за Северную Двину, хотя описания устьев этих рек очень сильно отличаются, а приводимое описание большой реки подходит только к Западной Двине.

На этом я заканчиваю описание путешествий славного мореплавателя Отера, а о сказочной стране Бьярмии, которую можно было бы поместить в восточной Прибалтике, мне говорить совсем не хочется, ибо о ней написано уже очень много “серьёзных” и “научных” книг и статей. Пусть пишут!

Брендан – святой мореплаватель

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: