Павлик Морозов: доносчик на отца – пионер-герой № 1 в СССР. Часть V


Ворчалка № 587 от 30.10.2010 г.




Попытки вычислить настоящего убийцу братьев Морозовых мне придётся оставить, так как за давностью лет все показания свидетелей были хорошо отредактированы, все возможные улики уничтожены, а живых современников тех событий уже нет.

Более того, сразу же после окончания процесса стали быстро исчезать все возможности для проведения повторного расследования убийства братьев Морозовых. Дом, в котором жили Татьяна Морозова с детьми, сгорел. Свидетели Иван Морозов, отец Данилы, и Лазарь Байдаков оказались в лагерях. Доносчика Ивана Потупчика и помощника следователя Карташова отправили в разные концы СССР (подальше от Герасимовки) для службы в карательных отрядах ОГПУ. Дело об убийстве Павла Морозова было засекречено, все материалы, которые могли пролить свет на это дело, были изъяты из местных архивов, и даже некоторые номера местных газет с наиболее важными материалами о процессе были изъяты из библиотек; их невозможно было найти даже в библиотеках Москвы.

Перед тем как перейти к описанию процесса следовало бы немного рассказать о Даниле Морозове, да и о Пашке Морозове тоже хочется добавить несколько слов.

Татьяна Морозова утверждала:
"Данила был дурачок".
Её вторит Беркина, заявляя, что Данила был "чокнутый".
Этим свидетельствам противоречат показания Корольковой:
"Хорошего ничего в нём не было – оторви да брось. Но тупой он не был".
Соломеин в своих записях оставил такой портрет Данилы:
"Данила Морозов низкого роста, угрюмый. С людьми плохо разговаривал... с молодёжью мало ходил. С девками не крутил".
Учительница Позднина говорила, что Данила учился с интересом и неплохо говорил по-русски [в отличие от Павла Морозова].
Наиболее подробный портрет Данилы остался в воспоминаниях учительницы Кабиной:
"Данила и Павлик учились вместе. Данила вовсе не был таким, как его изображают. Не вышибала и не мрачный дебил. Косил сено, пахал. Это был жизнерадостный трудяга-парень, немного простодушный. Сложения крепкого, невысокого роста, добрее и великодушнее Павлика. Если и дрался. То как все подростки. Данила не пил, как пишут..."


Вот этот-то простодушный трудяга-парень легко поддался на уловки следователей и стал главным свидетелем обвинения, готовым обвинить кого угодно и в чём угодно.

Данила начал давать показания 16 сентября, а уже 17 сентября местная газета сообщила, что следствие по делу об убийстве братьев Морозовых закончено.
[Напомню, что в этот же день следователь Быков отрапортовал в Свердловск о выполнении специального задания.]
Это сообщение не означало окончания всех следственных мероприятий, но давало сигнал к началу всенародного осуждения преступников в средствах массовой информации.
Суд первоначально был назначен на октябрь 1932 года, но ведь надо было развернуть новую кампанию против классового врага на всю страну, так что процесс начался только 25 ноября.
По стране тут же понеслось... Вот лишь несколько выдержек из газет тех дней.

"Пионерская правда" от 2 октября:
"Активисты-пионеры Павел и Фёдор вскрыли и разоблачили кулацкую шайку, которая проводила в сельсовете вредительскую работу".
Газете ещё не разъяснили, что Фёдор никак не мог быть пионером по возрасту, но это не имело большого значения.
Та же газета 15 октября сообщала, что её корреспонденты работают
"совместно с органами следствия, и им удалось установить полную картину преступления".
Корреспонденты сделали даже больше следователей: они в своих статьях доказали вину всех арестованных и требовали применения ко всем высшей меры социальной защиты – расстрела.

По всей стране проходили массовые собрания, которые принимали резолюции с требованием сурово покарать кулаков-убийц, и даже демонстрации.
Газета "Колхозные ребята" 29 октября:
"Пионеры и школьники СССР требуют: расстрелять кулаков-убийц!"
Но это только один из аспектов будущего процесса. Требуется доносительство сделать массовым, и "Пионерская правда" в октябре возвещает:
"На смену ему... идут и ещё придут новые сотни и тысячи ребят".
Газета "Тавдинский рабочий" в ноябре более конкретно прославляет подвиг нашего героя:
"Павел Морозов не один, таких, как он, легионы. Они разоблачают зажимщиков хлеба, расхитителей общественной собственности, они, если это нужно, приводят на скамью подсудимых своих отцов".


Но суд приходилось задерживать и по другой причине, так как никто из обвиняемых не брал вину на себя и не признавался в убийстве братьев Морозовых.

А что же представлял собой главный герой нашего очерка?
Из книг и газет советского времени мы можем узнать, что Павел Морозов был образцовым пионером, хорошо учился, разоблачал кулаков и их приспешников, и много говорил о колхозе и даже о мировой революции. Ни одной отрицательной черты у пионера-героя не было. Добавим, и быть не могло. Но это не человек, а какой-то робот или говорящий манекен.
Реальный же Пашка Морозов был совсем не таким – это была не слишком привлекательная личность.

Учительница Кабина:
"...он и в школу-то ходил редко".
Соломеину Кабина говорила:
"Морозов говорил с отрывами, гавкая, не всегда понятно, на полурусском-полубелорусском языке, вроде:
"Ен ведь больша нэ прыйдеть".
В записях Соломеина также читаем:
"Любил похулиганить, драться, ссориться, петь песни нехорошие, курил".
Эти сведения подтверждала и Кабина, добавляя:
"Играл в карты на деньги".
Людей, которые ему не нравились, Пашка, по словам Кабиной, дразнил и травил:
"Сколько ни уговаривай, отомстит, сделает по-своему. По злобе часто дрался, просто из склонности к ссорам".
Родственник Лазарь Байдаков:
"Павлик был просто хулиган. Ходил по деревне переросток-оборванец, всегда голодный, от этого злой, и искал, где бы нашкодить. Вот все его и ненавидели".


Даже его мать, Татьяна Морозова вспоминала позднее:
"Павлика звали в деревне "срака драная" и "голодранец".
Но такие воспоминания оставались в черновиках записывающих.
В черновиках остались и воспоминания Матрёны Корольковой, одноклассницы Павла:
"Если честно сказать, Павлик был самый грязный из всех в школе, не мылся. Дети в семье Морозовых, когда ссорились или просто развлекались, обычно мочились друг на друга и так шли в школу. От Павлика всегда нестерпимо воняло мочой".


Почему же такого неприятного мальчика сделали героем? Ответ получаем банальный: он погиб очень вовремя. Ведь Павел Морозов был не первым ребёнком, который донёс на своих родителей и погиб от рук родственников. Просто в 1932 году партия среди прочих важных дел взялась и за воспитание подрастающего поколения в духе преданности ВКП(б).

Ещё весной того года выяснилось, что формирование пионерских отрядов по стране идёт крайне медленно и зачастую формально. Были даже предложения, что начиная с некоторого возраста детей следует отнимать от родителей и продолжать их воспитание в специальных учебных центрах в духе преданности партии и делу строительства коммунизма. Но на такой масштабный проект денег в стране не нашлось, а потребность воспитывать детей в духе преданности коммунизму оставалась.

В ноябре 1932 года в Москве должен был состояться очередной пленум ЦК комсомола, на котором ставился вопрос об идеологической подготовке юношей и девушек страны к служению делу коммунистической партии, о воспитании преданности. Преданность партии удобно воспитывать на соответствующих примерах, и тут очень своевременно произошло убийство братьев Морозовых.

Ноябрьский пленум ЦК комсомола открылся в тот же день, что и показательный процесс в Тавде. На пленуме выступил заместитель председателя Центрального бюро юных пионеров Василий Архипов и заявил:
"Павлик должен быть ярким примером для всех детей Советского Союза".
Его подвиг – это доносительство, в том числе, и на своих близких.

В Тавде 25 ноября в заново отстроенном клубе начался "показательный судебный процесс над убийцами пионера Морозова", как сообщила местная газета. На скамье подсудимых оказались пять человек: дед Сергей и бабка Ксения Морозовы, дядья Кулуканов и Силин, и двоюродный брат Данила Морозов.

Народ на процесс свозили со всех окрестных деревень по спущенной сверху разнарядке, да ещё приказывали доставить определённое количество мешков зерна. Тех, кто не хотел ехать, соблазняли бесплатным буфетом. В зал клуба, рассчитанный на 600 человек, набилось более тысячи зрителей, но помещение не отапливалось, а потому и не проветривалось, а уже стояли морозы около 30 градусов.

Сцена клуба была закрыта чёрным занавесом. Когда он открылся, все увидели на заднике портрет Павла Морозова, нарисованный местным художником. По сторонам от портрета висели красные лозунги:
"Требуем приговорить убийц к расстрелу!"
и
"Построим самолёт "Павлик Морозов"!


На процессе, который продолжался четыре дня, выступили около десятка свидетелей обвинения, однако, не было ни одного свидетеля защиты. Более того, адвокат Уласенко, защитник обвиняемых, во время одного из заседаний заявил, что он возмущён поведением своих подзащитных и отказывается их защищать. После чего адвокат демонстративно покинул клуб, так что процесс заканчивался вообще без какой бы то ни было защиты обвиняемых.

Павлик Морозов: доносчик на отца – пионер-герой № 1 в СССР. Часть IV

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: