Римская администрация периода Республики. Часть XIX. Квесторы


Ворчалка № 574 от 03.07.2010 г.




Теперь мы рассмотрим последнюю римскую магистратуру, квесторов, достижение которой являлось первым шагом на пути к высшим магистратурам. Квестор, был низшей магистратурой, дававшей право на место в сенате.

Варрон производил слово "quaestor" от глагола "quaero", разыскивать, но следует иметь в виду, что в ранний период истории Рима под словом "квестор" подразумевались две совершенно различные магистратуры.

Первые упоминания о квесторах относятся ещё к временам царей, но древние источники противоречат друг другу, так что мы не можем точно установить, появились ли квесторы при Ромуле, или их появление следует отнести к временам Нумы Помпилия или даже Тулла Гостилия.
Эти квесторы, которых называют quaestores parricidii, занимались розыском и преследованием лиц, виновных в убийстве или ином преступлении, которое должно было караться смертной казнью. Они также приводили смертные приговоры в исполнение. Этих квесторов также можно называть квесторами по уголовным делам.

Из сохранившихся источников нам достоверно неизвестно ни одного уголовного дела, в которых принимали бы участие quaestores parricidii.
Эти магистраты, которых было двое, утверждались народным собранием по представлению царя, правда, нам неизвестен срок их полномочий.

Во времена ранней Республики quaestores parricidii стали двумя постоянными магистратами, которые избирались народным собранием или куриями по представлению консулов сроком на один год. Правда, Тацит утверждает, что в 447 году до Р.Х. народ избрал квесторов без представления консулов

Квесторы по уголовным делам, когда обнаруживали, что совершено преступление, подлежащее их юрисдикции, должны были выдвинуть обвинение против конкретного лица или группы лиц для проведения судебного процесса в комициях. В таком случае общественный трубач в трёх местах Рима – на Капитолии, у городских ворот и у дома обвиняемого, - провозглашал день собрания комиций.

Напомню, что ведении квесторов по уголовным делам находились только те преступления, которые карались смертной казнью, поэтому когда комиции выносили свой приговор, квесторы или освобождали обвиняемого, или сбрасывали его с Тарпейской скалы.

В качестве примера приведу судьбу видного римлянина по имени Спурий Кассий, который избирался консулом трижды: в 502, 493 и 486 годах до Р.Х. В первое своё консульство Спурий Кассий одержал победу на сабинами.

Во второе консульство он содействовал примирению между патрициями и плебеями, а также заключил мирный договор с латинами. Поводом для уголовного преследования и обвинения послужила деятельность Спурия Кассия во время его третьего консульства.

Одержав победу над герниками, он заключил с ними мир, по которому герники уступали Риму две трети своих земель. Вроде бы прекрасный результат! Но на эти земли тут же наложили свои руки самые видные патрицианские семейства. Спурий Кассий был возмущён таким поведением своих знатных соотечественников. Он, как консул, посчитал, что захваченные земли являются общественными, то есть достоянием всего римского народа, и предложил разделить эти земли между плебеями и римскими союзниками.

Несмотря на противодействие народных трибунов и многих видных сенаторов Спурий Кассий сумел провести свой законопроект. Когда же этот консул сложил свои полномочия, один из квесторов выдвинул против него обвинение в самом страшном преступлении – в стремлении к царской власти!

Народное собрание было раздражено заигрыванием Спурия Кассия с союзниками и утвердило обвинительный приговор. По одним сведениям, Спурий Кассий был сброшен с Тарпейской скалы, а по другим – квестор тут же отрезал ему голову. Впрочем, достоверных сведений о процессе над Спурием Кассием и о его казни у нас нет.

Вернёмся к нашим квесторам по уголовным делам, которые упоминались также в законах Двенадцати таблиц. После правления децемвиров quaestores parricidii стали назначаться уже не куриями, а утверждались центуриатными или трибутными комициями. Они также имели право созывать эти комиции в случае необходимости.

После 366 года до Р.Х. quaestores parricidii в античных источниках перестают упоминаться, ибо их функции были постепенно распределены между трибунами, эдилами, triumviri capitales (см. главу о тресвирах) и ещё несколькими мелкими магистратурами.

Ко второму виду квесторов относятся магистраты, ведавшие сбором и хранением общественных доходов и средств; нам они известны как quaestores classici. Этих магстратов часто путают с quaestores parricidii по двум основным причинам: во-первых, quaestores parricidii прекратили назначать в довольно ранний период истории Рима; во-вторых, в древних источниках квесторы обычно упоминаются без соответствующих эпитетов.

Quaestores classici я в рамках этого очерка дальше буду называть просто квесторами, что, надеюсь, не вызовет у моих уважаемых читателей больших затруднений.
Эти два квестора отвечали за государственное казначейство, и достоверно известно, что во времена царей такой магистратуры не существовало.

Квесторы должны были сохранять общественные средства в эрарии Сатурна (находился в храме Сатурна у подножия Капитолия), вести приходно-расходные книги и т.п., но они не имели права самостоятельно распределять хоть какую-нибудь часть государственных средств. Всё – только по указанию сената!
Кроме того, квесторы фиксировали все требования к государственному казначейству, вели учёт неоплаченных долгов, взимали штрафы, уплачиваемые в государственную казну и пр.

Некоторые исследователи считают, что подобную магистратуру учредил ещё легендарный Публий Валерий Публикола, один из основателей Римской республики.

Известно, что архив подлинников документов, таких, как постановления сената, хранился во времена республики у эдилов, но ещё во времена ранней Республики квесторы стали хранить свитки, в которые записывались постановления сената, так что через какое-то время даже высшие магистраты стали приносить клятву верности законам республики перед эдилами.

Постепенно круг обязанностей квесторов стал расширяться. Квесторы должны были размещать иностранных послов, а также лиц, которые были связаны с республикой узами общественного гостеприимства.
Затем на квесторов возложили попечение о похоронах выдающихся римлян и сооружении им памятников.

Поэтому не приходиться удивляться тому, что с 421 года до Р.Х. количество квесторов удвоилось, и к избранию на эту магистратуру были допущены плебеи. Никаких ограничений на сословное представительство при избрании на эту магистратуру не было наложено. Браво, демократии! Но первые плебеи были избраны квесторами только в 409 году, и тогда три из четырёх квесторов являлись плебеями.

С этого же времени каждого консула, отправлявшегося на войну, стал сопровождать один из квесторов. Первоначально он только наблюдал за продажей и распределением добычи. Остаток полученных средств или даже вся добыча обычно передавались квестором в эрарий.
Позднее эти квесторы стали хранить армейскую казну, полученную из эрария в Риме, и выплачивать жалованье солдатам, то есть они стали армейскими казначеями.

Квесторы, остававшиеся в Риме, продолжали выполнять свои прежние функции, и их стали называть "городскими".
В 265 году до Р.Х., когда римляне стали контролировать большую часть Италии, число квесторов было ещё раз удвоено, и с тех пор оно постоянно увеличивалось по мере роста территории Республики.

Теперь один из восьми квесторов по жребию назначался в Остию, через которую в Рим и Италию поступал основной поток зерна. Три остальных квестора распределялись по всей Италии для сбора платежей, которые не были отданы на откуп, и для за контроля над последними.

К каждому проконсулу или претору, назначенному для управления провинцией, обычно прикомандировывали и одного квестора. Провинции между квесторами распределялись по жребию. Такие квесторы выполняли те же функции, что и армейские квесторы, сопровождавшие консулов на войну. Они занимали свою должность весь тот срок, что и правитель провинции. Провинциальные квесторы также собирали те государственные платежи, которые не были отданы на откуп, а также отсылали собранные деньги и отчёты о своих сборах в Рим, в эрарий.

В своих провинциях квесторы имели такую же юрисдикцию, как и курульные эдилы в Риме.
Во время отсутствия в провинции проконсула или претора квестор занимал его место и получал в сопровождение положенные тому магистрату ликторов.
Когда квестор умирал во время своего пребывания в провинции, то проконсул или претор мог назначить вместо него проквестора.

Сулла увеличил количество квесторов до двадцати, а Юлий Цезарь – до сорока.
В 49 году до Р.Х. квесторов не избирали, так что Цезарь поручил хранение эрария эдилам. С тех пор до самого конца Республики не было чётко определено, кому следует ведать казной: иногда это были преторы, иногда – эдилы, а иногда – снова квесторы. Но это был уже конец Республики, а потому и выходит за рамки нашего рассмотрения.

Римская администрация периода Республики. Часть XVIII. Эдилы

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: