Андроник Комнин: воин, заговорщик, бабник и любимец народа. Часть V


Ворчалка № 571 от 12.06.2010 г.




В Багдаде Андроник с новой семьёй пробыл не слишком долго. Хоть его везде встречали с большим почётом, подносили ему богатые дары, но возможная месть со стороны императора Мануила всё время нависала над мятежным беглецом, и это заставляло Андроника переезжать с места на место.

И это несмотря на то, что Андроник везде предпринимал строгие меры безопасности. Его стража бдительно охраняла беглую парочку, и если вблизи их жилья появлялись подозрительные личности, то Андроник приказывал применять превентивные меры безопасности, так что ни одна из многочисленных попыток Мануила покарать своего кузена не оказалась удачной.

Феодора оказалась самой сильной привязанностью Андроника Комнина за всю его долгую жизнь. Во время этих скитаний по Востоку семья Андроника постепенно разрасталась. Вскоре Феодора родила дочь Ирину, а в какой-то момент к ним присоединился и сын Андроника Иоанн, зачатый в тюремной башне. Про судьбу жены Андроника я ничего сказать не могу.

Покинув Багдад, верные любовники отправились в Мардин, затем в Эрзерум. В каждом из этих мест беглецы пробыли не очень долго, так как их правители опасались возмездия со стороны Мануила и старались поскорее избавиться от опасных гостей, оказывая им, тем не менее, очень почётный приём.

В 1170 году грузинский царь Георгий II решил продемонстрировать всему миру свою самостоятельность и независимость от Империи. Он послал Андронику официальное приглашение для прибытия в Тбилиси. Георгий II очень тепло встретил Андроника с семьёй. Наш герой даже поучаствовал в каких-то военных операциях грузин, но что-то ему не понравилось в Тбилиси, и он поспешил перебраться под покровительство султана Кылыч-Арслана II (1155-1192), одного из злейших врагов Империи.

Однако надолго задерживаться у султана Андроник не стал и вскоре перебрался к одному из сельджукских эмиров, Салтуху, который выделил ему крепость на берегу Чёрного моря у самой границы империи.
Несколько лет Андроник вёл жизнь разбойничающего барона. Он совершал набеги на византийские земли, грабил поселения, а пленных продавал туркам-сельджукам. Тем и жил. Здесь его не волновал ни гнев Мануила, ни отлучение от церкви за брак с двоюродной сестрой и помощь неверным.

В Империи за это время произошли любопытные события. Брак Белы и Марии всё откладывался, но венгерский принц уже был крещён в православие и наречён Алексеем. Вроде бы всё шло к тому, что после брака с Марией Бела унаследует троны в Константинополе и в Будапеште. Но тут сбылось предсказание, которое в своё время сделал Андроник, и которое изгнало его из столицы Империи.
14 сентября прекрасная Мария Антиохийская родила крепенького мальчика, которого тоже назвали Алексеем. Так что вопрос о наследнике Константинопольского престола был окончательно решён. У Белы-Алексея невесту отняли, но чтобы не слишком обижать будущего правителя Венгрии, за ним сохранили все звания и должности, а в жёны ему предложили другую родственницу Мануила. Поэтому, когда в 1174 году Бела стал королём Венгрии, он сохранил с Империей хорошие отношения.

Проходили годы, Андронику исполнилось уже 55 лет, он вроде бы уже утратил свой боевой задор и не представлял особой угрозы для Империи, но месть Мануила должна была найти себе выход.
Все окружающие видели, что Андроник просто обожает свою семью – Феодору и всех троих детей. Вот по семье Андроника Мануил и нанёс свой коварный удар в 1175 году. По его приказу Никифор Палеолог, правитель Трапезунда, дождался момента, когда Адроник отправился в очередной набег на земли Империи, захватил в плен Феодору с детьми и отправил их в Константинополь.

Вскоре Андроник получил послание от Мануила, в котором император обещал своему кузену жизнь и полное прощение его грехов, если тот вернётся в Константинополь с повинной. В противном случае Феодору и детей ждёт смерть.
Выбор у Андроника оказался не слишком богатым. Так как кроме семьи у него теперь ничего не было, то он покорился Мануилу и вернулся в Константинополь.

Своё возвращение Андроник обставил как блестящий спектакль, правда, в средневековом духе.
На свою шею Андроник надел тяжёлую и длинную железную цепь, свисавшую до самых ног. Эту цепь он искусно задрапировал одеждами, так что до времени никто ничего не заметил.
Получив разрешение предстать перед императором, Андроник со слезами на глазах бросился ничком на землю, стал умолять Мануила о прощении и каяться во всех своих проступках. Мануил тоже прослезился от такой сцены и стал уговаривать Андроника подняться.
Но Андроник был очень талантливым актёром. Вытащив из-под одежд цепь, он заявил, что в наказание за совершённые преступления его следует, как пленника, притащить на цепи к подножию императорского трона.
Этого даже Мануил не ожидал и велел поднять Андроника с пола, но тот сильно сопротивлялся, и пришлось исполнить пожелание кающегося грешника.

Кстати, эту операцию проделал Исаак Ангел (1156-1204), ставший императором Исааком II после смещения Андроника.

Только после этих уничижительных процедур Андроник попал в объятия своего царственного кузена и получил полное прощение всех своих грехов.
Умилительная картина.
После примирения с кузеном Андроник был окружён большим почётом и вниманием,
"как подобало такому человеку, возвратившемуся после долгого отсутствия".


Андроник, наконец, воссоединился со своей любимой Феодорой и детьми, но чтобы избежать возможных осложнений Мануил решил дать в управление кузену небольшой городок на берегу Мраморного моря. Не в столице, но всегда под рукой.

Мануил хоть и окружил Андроника множеством соглядатаев, но на содержание кузена и его семьи не скупился. Пять лет Андроник прожил в этом городке в стороне от государственных дел, занимаясь только философией и поэзией, а также принимая гостей. Всех знакомых Андроник уверял в том, что у него нет никаких стремлений к трону, так как теперь у Мануила, слава Богу, есть законный наследник престола.

Своим гостям Андроник любил рассказывать о своих необыкновенных приключениях прошлых лет и, смею вас заверить, гости слушали его рассказы, раскрыв рты, такими они были удивительными и захватывающими. Сам же Андроник часто сравнивал себя с царём Давидом, который тоже много претерпел от зависти окружающих и был вынужден скрываться от своих врагов.
В 1180 году Андронику стукнуло уже 60 лет, но несмотря на седые волосы он был ещё крепок телом и молод лицом. Да, этот дамский любимчик все ещё очень хорошо выглядел.

Вместе с тем, Андроник внимательно наблюдал за положением дел в государстве, которые стремительно ухудшались.
В 1176 году Мануил в союзе с Балдуином начал войну против Кылыч-Арслана II. При движении своей огромной армии Мануил проявил поразительную беспечность, не позаботившись прикрыть фланги двигавшегося войска. Он полагал, что турки будут устрашены видом его огромной армии и не решатся атаковать византийцев, но просчитался. 17 сентября близ крепости Мириокефал византийская армия, двигаясь через узкую долину растянулась более чем на четыре часа пешего хода. Неожиданно турки со склонов посыпались на византийцев и быстро разрезали армию Мануила на три части.
Разгром был страшный, сам император получил несколько ран, но спасся, хотя всё его ближайшее окружение погибло.
На следующий день Мануил решил бежать, но военачальники пристыдили императора. Потери Кылыч-Арслана II были тоже очень велики, и он прислал предложение о мире при условии, что ромеи разрушат две свои крепости.
Одну крепость Мануил действительно разрушил, а вторую – отказался, что дало туркам повод возобновить войну. В 1177 году Мануил нанёс туркам несколько поражений и остановил их движение на запад, однако итогом этой войны стало то, что Империя потеряла многие из завоёванных территорий в Малой Азии и перешла в этом регионе от нападения к обороне.

Не лучше обстояли дела империи и в Италии. Много лет Мануил играл на противоречиях итальянских государств, чтобы сохранить своё влияние, тратя на это огромные средства. Но в 1176 году император Фридрих I Барбаросса потерпел поражение в войне с папой. В 1177 году состоялся конгресс в Венеции, на котором итальянские государства достигли временного согласия, сблизив свои позиции. Я не буду подробно говорить про этот конгресс, сообщу лишь, что влияние Византии на дела в Италии были сведено к нулю. Успех Венецианского конгресса в 1177 году предопределил падение Константинополя в 1204 году. Но я забежал вперёд.

В общем, как легко мог видеть Андроник Комнин, дела в Империи шли не самым лучшим образом. Знать открыто обвиняла императора Мануила в неумении командовать и резко критиковала его за провалы во внешней политике. Народ обвинял императора в том, что латиняне ему дороже, чем ромеи, что в Константинополе хозяйничают теперь итальянские купцы, что в их интересах Мануил губит свою армию и транжирит государственную казну.

Подтверждение этой информации можно найти у Вильгельма Тирского, который откровенно писал:
"В царствование Богом любимого Мануила латинский народ нашёл у него должную оценку своей верности и доблести. Император пренебрегал своими маленькими греками как народом дряблым и изнеженным, и, будучи сам великодушен и необычайно храбр, он самые свои важные дела доверял только латинянам, справедливо рассчитывая на их преданность и мощь. Так как он очень хорошо с ними обращался и не переставал расточать им доказательства своей необычайной щедрости, благородные и простолюдины охотно шли со всех концов земли к тому, кто выказывал себя их главным благодетелем. Двор, администрация, дипломатия, стража – всё было полно западных людей. С другой стороны, торговые колонии Венеции, Генуи, Пизы образовали в столице целый квартал латинян".


Гудел Константинополь, а Андроник внимательно ко всему прислушивался и анализировал складывающуюся ситуацию. Время у него ещё было.

Мануил же после всех многочисленных провалов, подорвавших мощь Империи и сведших на нет плоды полувековых усилий, практически потерял всякий интерес к внешней политике. Впрочем, он попытался обрести себе союзника в лице Франции.
Когда в 1178 году в Константинополе остановился проездом из Иерусалима Филипп I Эльзасский (1136-1191), граф Фландрии, Мануил обратился к нему с просьбой о посредничестве для заключения брачного союза между Империей ромеев и Францией. Мануил предлагал женить своего наследника Алексея на одной из французских принцесс. Людовик VII (1120-1180) согласился на предложение Мануила и предложил в невесты Алексею свою дочь Агнессу (1171-1240).

Андроник Комнин: воин, заговорщик, бабник и любимец народа. Часть IV

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: