Френсис Дрейк и Непобедимая Армада. Часть III


Ворчалка № 568 от 22.05.2010 г.




Герцог Медина Сидония не смог учесть все указанные ранее обстоятельства и не стал атаковать англичан 19 июля, используя выгоды западного ветра. Не стала Армада атаковать англичан и 20 июля. Испанские корабли стали на якорь в нескольких милях от Плимута, и герцог Медина Сидония собрал на военный совет капитанов крупных кораблей и старших военачальников.

Согласно данным испанской разведки, англичане должны были выйти из Плимута только после того, как Армада минует этот порт. Только после этого Дрейк должен был атаковать испанцев, стараясь не допустить соединения Армады с флотилией и армией Александра Фарнезе. Во время проведения этого совета испанцы ещё не знали, что с эскадрой Дрейка соединилась эскадра Хоуарда, и что английским флотом теперь командовал лорд-адмирал Чарльз Хоуард.

Большинство присутствовавших на совете офицеров высказались за немедленную атаку английского флота в Плимуте, тем более что ветер благоприятствовал такой атаке, а в тесноте гавани испанцы могли бы использовать свою излюбленную тактику абордажных сражений – ведь в живой силе испанцы имели громадное преимущество.
Герцог Медина Сидония не был моряком и не мог оценить преимущества своего положения. Он не хотел ввязываться в морское сражение и поэтому показал старшим офицерам инструкции, полученные им от короля Филиппа II. Король запрещал герцогу ввязываться в сражение с английским флотом, прежде чем он соединится с силами герцога Пармского.
Офицеры пытались возражать, заявляя, что если бы сам король находился с ними, то он бы не упустил такую удачную возможность и приказал бы атаковать английский флот в гавани Плимута.

Медина Сидония не разрешил атаковать английский флот 20 июля и тем самым он совершил роковую ошибку и предопределил гибель Армады, хотя до этого было ещё далеко, и вроде бы ничто не предвещало беды.
Герцог отправил Филиппу II донесение, в котором он сообщал о том, что по решению военного совета Армада будет дрейфовать восточнее острова Уайт, дожидаясь сообщения о начале погрузки армии Александра Фарнезе на корабли.
О предложении старших офицеров Армады атаковать английский флот в гавани Плимута герцог Медина Сидония своему королю не сообщил.

К ночи ветер начал стихать и менять своё направление. Хоуард решил больше не испытывать судьбу и вывел большую часть своего флота из гавани Плимута в открытое море в западном направлении, чтобы зайти в тыл Армаде с благоприятным ветром. Чтобы решить поставленную задачу, кораблям Хоуарда пришлось совершить несколько очень рискованных манёвров, но к утру уже англичане оказались с наветренной стороны от Армады.

На рассвете англичане и испанцы увидели друг друга, но никто из них точно не знал о количестве кораблей противника. Англичан удивило построение кораблей Армады. Испанцы выстроили свои корабли в виде полумесяца, рога которого были направлены в сторону ожидаемого противника. Такое построение позволяло бы окружить встреченные корабли англичан. Но англичане-то уже оказались в тылу Армады!

Хоуард и Дрейк первым делом оценили расположение крупных галеонов испанцев, которые занимали места перед строем кораблей, а также прикрывали их с тыла и с флангов. Затем Хоуард выстроил свои корабли в линию, охватывая корабли Армады с тыла, и приказал обстреливать испанские суда с дальней дистанции, не ввязываясь в абордажные бои. При этом английские корабли оставались бы вне пределов досягаемости испанских пушек

Корабли Дрейка, Хокинса и Фробишера начали атаковать арьергард Армады и своей первой жертвой они выбрали галеон "Сан Хуан Баутиста", несший штандарт адмирала Кастильского флота. Неся большие потери в живой силе от огня противника и не имея возможности поразить английские корабли, "Сан Хуан" резко изменил свой курс и едва не столкнулся с соседним галеоном "Росарио" под командованием Педро Вальдеса. Чтобы избежать столкновения, "Росарио" совершил неудачный манёвр и воткнулся в следующий галеон. В результате этой аварии "Росарио" потерял бушприт и фок-мачту и стал выходить из боя.

Чутьё подсказало Дрейку, что выходящий из боя корабль не только представляет собой лёгкую добычу, но на нём могут находиться приличные ценности. Пират взял верх над адмиралом ВМС Англии, и Дрейк, наплевав на приказ Хоуарда, который запрещал кораблям во время боя покидать линию, погнался за "Росарио" и легко захватил сильно повреждённый корабль. Другие корабли Армады не оказали своему подбитому товарищу никакой помощи, так как были больше озабочены собственным спасением.

Дрейк не ошибся – на "Росарио" оказалось большое количество золотых монет, а также сундук со шпагами, золотые рукояти которых были украшены драгоценными камнями. Эти шпаги предназначались в подарок руководителям английских католиков, которые должны были выступить для поддержки испанского вторжения.

Экипаж захваченного корабля и пленных солдат Дрейк высадил на берег, оставив у себя только капитана Вальдеса и нескольких его офицеров. Вальдес был очарован учтивостью и гостеприимством Дрейка; он не стал хранить военные тайны и рассказал Дрейку о результатах недавнего военного совета, а также всё, что он знал о дальнейших планах герцога Медина Сидонии. Дрейк немедленно передал полученную информацию Хоуарду.

В этом месте я позволю себе немного отклониться от изложения событий и забегу немного вперёд, чтобы рассказать о судьбе некоторых действующих лиц.

"Сан Хуан Баутиста" очень сильно пострадал в этом бою от артиллерийского огня нескольких английских кораблей. Его палубы были буквально залиты кровью погибших и раненых солдат и матросов, но он, изрешечённый английскими ядрами, вышел из боя. На стоянке в Кале корабль был подремонтирован, и затем он сумел благополучно вернуться в Испанию.
Педро Вальдес провёл три года в английском плену, пока его не выкупили за 3000 фунтов стерлингов.
Пленные испанские солдаты и матросы были переданы на содержание местным жителям. Чтобы как-то компенсировать свои расходы на содержание пленных, англичане широко использовали их труд в сельскохозяйственных и строительных работах.

После гибели Армады Фробишер выдвинул против Дрейка обвинение в нарушении дисциплины и чуть ли не в измене. Он откровенно завидовал славе и добыче Дрейка. Лорд-адмирал Хоуард вполне благосклонно выслушал объяснения Дрейка, и по его докладу суд Адмиралтейства не только полностью оправдал Дрейка, но и присудил ему и его команде всю добычу с захваченного галеона "Росарио".
Благосклонность Хоуарда объяснялась не только дружбой с Дрейком, но и тем, что сам лорд-адмирал во время одного из последующих сражений с Армадой покинул строй своих кораблей, чтобы захватить свою часть добычи в виде другого подбитого галеона.

Но что мы всё говорим о деньгах, да о деньгах, вернёмся же к нашему сражению.
Обладавшие высокой манёвренностью английские корабли обстреливали суда Армады с безопасного расстояния, не получая при этом никаких повреждений. Следует также отметить, что дальнобойные английские пушки обладали и более высокой скорострельностью: на один выстрел испанской пушки приходилось три, а то и четыре английских выстрела.

Однако к вечеру 21 июля испанцы потеряли только два крупных корабля: Дрейк захватил повреждённый "Росарио", а на "Сан Сальвадоре" по неустановленным причинам взорвался пороховой погреб.
Хоуард приказал Дрейку отправить донесение в Дувр для лорда Генри Сеймура, командовавшему эскадрой из 30 кораблей. В этом донесении сообщалось о событиях 20 и 21 июля. Сеймуру также рекомендовалось быть готовым к скорому сражению с Армадой, которая продолжала двигаться на восток.

22 июля ветер стих, и два флота замерли напротив друг друга в районе мыса Портленд-Билл, не предпринимая никаких решительных действий. Испанцы зализывали свои раны, а англичане собирали свои довольно сильно рассеявшиеся по морю корабли.
23 июля, пользуясь утренним безветрием, испанцы атаковали английские парусники своими галерами. Здесь пригодился опыт Дрейка, который не только отогнал галеры огнём своих пушек, а затем, используя свои дальнобойные орудия, стал обстреливать главные силы Армады. Хоуард написал в своём донесении, что
"испанцы были принуждены уступить и сбиться в кучу, подобно овцам".


24 июля при слабом ветре испанцы попытались приблизиться к острову Уайт, чтобы захватить его и сделать своей базой при вторжении в Южную Англию. Хоуард приказал отогнать испанцев от острова, так что к юго-востоку от острова Уайт разгорелось большое сражение, которое продолжалось при усилившемся ветре и 25 июля. Обе стороны израсходовали большое количество пороха и ядер, но потерь среди крупных судов не было ни у испанцев, ни у англичан, которые упорно избегали абордажных сражений.

Ведя интенсивный артиллерийский огонь, англичанам удалось вытеснить Армаду в Английский канал (Ла-Манш). Многие испанские корабли были серьёзно повреждены, и казалось, что ещё немного – и они пойдут на дно. Но тут английские корабли стали один за другим выходить из перестрелки. Дело было в том, что у англичан элементарно закончился порох.

Армаде удалось оторваться от назойливых англичан, так что 27 июля герцог Медина Сидония смог укрыть главные силы Армады в Кале. Потери в кораблях у испанцев были незначительны, но множество судов сильно пострадало от дальнобойных орудий англичан. Да и потери в живой силе у испанцев были значительными: ведь солдаты располагались, в основном, на открытых палубах.
В Кале Медина Сидония решил подремонтировать повреждённые корабли, пополнить свои запасы пороха, воды и продовольствия, а также скоординировать свои действия с Александром Фарнезе.

Укрывшаяся в Кале Армада и сама по себе всё ещё являлась смертельной угрозой для Англии, а теперь возникла реальная угроза объединения сил Медина Сидонии и герцога Пармского. Ведь Кале находилось на расстоянии лишь 23 миль от Дюнкерка, где должны были сосредоточиться силы Александра Фарнезе. Вот здесь-то и проявились все недостатки планирования данной операции испанцев.

Френсис Дрейк и Непобедимая Армада. Часть II
Френсис Дрейк и Непобедимая Армада. Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: