Павлик Морозов: доносчик на отца – пионер-герой № 1 в СССР. Часть III


Ворчалка № 565 от 02.05.2010 г.




Есть в деле № 374 и другие странные документы. Считается, что в Герасимовку последовательно прибыли районный уполномоченный ОГПУ Быков и помощник уполномоченного Карташёв. Они должны были воспользоваться убийством братьев Морозовых и первым делом организовать в селе колхоз. Герасимовка, в которой насчитывалось около сотни домов, до сих пор была бельмом для советской власти – там всё ещё не было колхоза.

12 сентября Карташёв составляет протокол № 4, в котором убийство братьев Морозовых приписывается группе чуждого элемента, то есть кулаков и подкулачников, правда, без указания фамилий обвиняемых или подозреваемых. Предусмотрительно!
Там же сообщается о создании в Герасимовке колхоза (вступили 5 человек, в том числе и Иван Потупчик) и вступлении двух человек в комсомол взамен выбывшего из рядов пионеров Павла Морозова (о, счастливая для следователей находка!).
Собрание крестьян также требует, чтобы пролетарский суд прибыл в Герасимовку и приговорил группу чуждого элемента, виновного в убийстве братьев Морозовых, "к высшей мере социальной защиты – расстрелу".

Протокол об организации в Герасимовке колхоза был спешно отправлен в Тавду – ведь коллективизацию на Урале требовалось завершить в 1932 году.

Забегая вперёд, сказу, что осуждённых по делу об убийстве братьев Морозовых расстреляли по статье 58.8 УК РСФСР 1927 г. Эта статья карала за
"совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций".


Представителем советской власти Павел Морозов не был, но его можно было выдать за пионера, то есть за члена революционной организации, что следователи и проделали. Скорее всего, Карташёв и Быков сначала и сами не оценили всю важность этого факта. Они проводили следствие, то есть аресты чуждого элемента.

На месте убийства братьев Морозовых следователи так и не побывали. Зачем? Надо арестовывать всех подозрительных.
Первым был арестован крестьянин Дмитрий Шатраков, который в предполагаемый день убийства ходил в лес с ружьём и собакой. Потом арестовали брата Шатракова, затем его отца и третьего брата.
Санкция прокурора? Вы шутите! Какая санкция и какой прокурор? В деревне до сих пор нет колхоза – значит кругом полно классовых врагов. Бери любого и арестовывай, опираясь на революционное классовое чутьё.

Всех арестованных при аресте и во время допроса избивали, так что неграмотные крестьяне, которые не понимали, чего от них требуют и в чём обвиняют, при таком ведении следствия могли показать что угодно. Но Шатраковы ничего показать не смогли.

В это время, скорее всего, районные власти смекнули, что очень выгодно сделать Павла Морозова пионером, передовиком классовой борьбы, и, значит, первые враги у него должны были появиться в семье, тем более, что и доносил он только на родственников.
Вот за родственников следователи теперь и взялись.

Так как отец убитых братьев уже отбывал свой срок, то арестовали старика Сергея Морозова, деда убитых братьев, а заодно взяли и жившего напротив него Силина.
Бабушку Ксению Морозову арестовали несколько позже, вместе с Данилой Морозовым и Арсением Кулукановым. Во время следствия арестовали и жену Кулуканова Химу, дочь Ксении Морозовой, но потом перепуганную женщину отпустили. Было арестовано ещё несколько человек, которых пытались выставить соучастниками убийства братьев Морозовых, и эти попытки продолжались даже во время суда.

Арестовали крестьянина Рогова, а во время суда - Анчова, про которого газета "На смену!" тут же написала:
"Анчов – вождь, идейный вдохновитель всей группы. Нет никаких сомнений в его центральной роли в гнусном преступлении".
Но никаких улик против Анчова даже советские следователи не нашли, и больше его фамилия нигде не фигурировала.

Арестовывали также крестьян из соседних деревень. Мезюхина арестовали за то, что он ещё за неделю до убийства заходил в избу своего знакомого Сергея Морозова. Дело в том, что именно у Мезюхина производили обыск по доносу Павлика, когда тот сделал донос на Силина. Следователи сначала решили, что Мезюхин решил отомстить Павлику Морозову и для этого вступил в сговор с Сергеем Морозовым и Данилой.

Интересно, что во время очной ставки с Мезюхиным Сергей Морозов, Ксения и Данила подтвердили вину Мезюхина в организации убийства братьев Морозовых. Однако следователи по каким-то причинам отклонили кандидатуру Мезюхина из числа убийц. Вероятно, они просто хотели убедиться, что избиваемые крестьяне могут давать какие угодно показания.

Пытались привлечь к суду и Ивана Морозова, отца Данилы. Его арестовали за покушение на жизнь уполномоченного по хлебозаготовкам и попытались привлечь к суду за подстрекательство к убийству братьев Морозовых. Из этого ничего не вышло, но Ивана Морозова позже всё равно осудили по другому делу, навесив на него ещё и уничтожение общественного скота. Ну, это понятно: зарезал крестьянин, например, своего барана, а весь скот ведь считается уже общественным, колхозным. Вот тебе и статья!

Однако из всех арестованных перед судом предстали только пять человек: Кулуканов, Силин, Сергей Морозов, его жена Ксения и Данила.

Главным обвиняемым в деле об убийстве братьев Морозовых сделали Арсения Кулуканова, хотя он прямого участия в убийстве принимать не мог, так как в тот день и в лесу-то он не был. Но следствие, а затем и суд так вопрос и не ставили.
Кулуканов уже был однажды судим и приговорён к ссылке с конфискацией имущества. Правда, потом приговор суда был отменён, но газеты об этом не упоминали. Зато "Пионерская правда" написала, что
"Кулуканов играл немалую роль, будучи одним из ведущих кулаков".
А ещё Кулуканов боялся
"дальнейших доносов органам власти со стороны Морозова Павла".
Вот она основная улика!

Ещё бы ему не бояться! Кулуканов был крёстным отцом Павлика, а после ухода Трофима из семьи он подкармливал детей Татьяны Морозовой. За еду и тепло Павел отплатил Кулуканову доносом. Естественно, Кулуканов был обижен на крестника, и ему припомнили, что он угрожал Павлу. Вот так Арсения Кулуканова сделали главным организатором и вдохновителем убийства братьев Морозовых, не слишком утруждаясь сбором улик.
Ни во время следствия, ни на суде Кулуканов виновным себя не признал.

Ксения Морозова, бабушка Павла, в убийстве ребятишек тоже никакого участия не принимала, но её приговорили к расстрелу за недоносительство. Ксения замочила окровавленную одежду и якобы спрятала нож за икону. С другой стороны, в следственном деле есть указания на то, что нож за икону спрятали Данила или дед.

Что за кровь была на одежде Данилы, никого не волновало, и анализ крови произведён не был. А это ведь Данила накануне резал телёнка, которого Татьяна Морозова повезла в Тавду, и, скорее всего, на его одежде была телячья кровь. И на ноже тоже. На суде к обвинению в недоносительстве прокурором были добавлены показания десятилетнего Алексея Морозова, о том, что Ксения пошла по ягоды на то же место, куда пошли Павел и Федя. Следовательно, делал вывод прокурор, Ксения могла придержать ребят в лесу до прихода убийц. Могла!
Алексей же, десятилетний малец, сидел всё время взаперти в избе, ничего не видел и не мог знать, но его показания суд учёл.
Этих обвинений хватило для приговора Ксении Морозовой к расстрелу.

Дед Сергей Морозов был выведен в суде одним из двух непосредственных убийц братьев Морозовых. Даже согласно обвинительному заключению Сергей Морозов значится как единоличник, но
"по имущественному положению бедняк, имеющий одну лошадь, одну корову и один га посевов".
Дед, конечно, был зол на Павла за то, что тот в старости лишил его одного из кормильцев-сыновей. Он в селе часто говорил о том, что Пашка опозорил его фамилию своими доносами. Однако зачем деду было убивать Пашку, если он знал, что основным доносчиком в Герасимовке является его другой внук, Иван Потупчик? Это, во-первых.
Во-вторых, дед в своё время работал в жандармерии. Он должен был знать, что такое убийство, что такое улики и т.п. Если бы дед участвовал в убийстве детей, ему было бы совсем нетрудно утопить их тела в болоте, а затем и избавиться от окровавленной одежды. Однако даже кровь с ножа не была вытерта.

На следующий день после убийства Сергей Морозов поехал в соседнюю деревню к старшему сыну Ивану. Следователи предположили, что дед сообщил Ивану об убийстве внуков, и на этом основании Иван Морозов был привлечён, как соучастник в убийстве детей.
Однако в записях Соломеина сохранились показания свидетелей:
"Морозов приехал домой вечером в воскресенье с милиционером Титовым".
Получается, что это дед привёз в село милиционера для поиска внуков!
Следователи не могли этого не знать, но на суде такие показания также не фигурировали.

Сергея Морозова начали избивать ещё до ареста, и потом били очень часто, поэтому в деле есть сведения о том, что дед брал вину в убийстве ребят на себя. С другой стороны, имеется много свидетельств того, что на суде дед категорически отказался от данных на следствии показаний. Татьяна Морозова так описывает этот момент:
"Дед на суде заявил:
"Господа судьи, меня допрашивали – пятнадцать наганов лежало на столе. Били рукоятками до полусмерти".
Судья спросил:
"Кто бил?" -
"А такие, как вы, только с наганами".
Деду Морозову это не помогло, хотя никто не смог доказать его причастности к убийству.

Единственной уликой против деда были показания Данилы, которые были получены не сразу. Вначале следователь Карташёв пытался добиться от Данилы показаний на деда, но тот по совету Сергея Морозова ото всего отпирался. Подсаженный к Даниле "наседка" тоже ничего не добился.

Павлик Морозов: доносчик на отца – пионер-герой № 1 в СССР. Часть II

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: