Португальцы в Индии. Часть III. Франсишку д’Алмейда


Ворчалка № 559 от 20.03.2010 г.




После отплытия Вашку да Гамы саморин решил перенести войну с Кочином на сушу, собрал большую армию и подступил к городу. Произошло несколько сражений между армиями саморина и раджи Кочина, но решительного значения они не имели. Однако вовремя одного из сражений на сторону саморина перешли (или были захвачены в плен) два миланских оружейника, которые умели отливать пушки. Эти миланцы по неизвестным нам причинам дезертировали с португальских кораблей, и их немедленно отправили в Каликут.

Пока саморин воевал с раджой Кочина, у берегов Индии появилась очередная португальская эскадра. Об этой экспедиции нам известно до обидного мало, мы даже точно не знаем, кто командовал эскадрой и каков был её состав. Некоторые историки полагают, что эскадрой командовал Аффонсу д’Албукерки (1462-1515), но более вероятным представляется, что он был лишь капитаном одного из кораблей.
Эскадра отплыла в 1503 году и вернулась в Португалию в июле 1504 года.

Из деяний этой эскадры известно только, что в Индии д’Албукерки
"решил построить крепость в Кочине, так как имел на сей счет приказ дона Мануэла".
Форт был назван Сант-Яго, и в нём разместили гарнизон из 120 солдат под командованием Дуарте Пашеку.
Д’Албукерки также построил форт и факторию Кулан. Помимо строительства укреплённых пунктов, португальцы постоянно грабили корабли арабских и прочих купцов – они, мол, таким образом подрывали мусульманскую монополию в торговле пряностями.
Так началось строительство сети португальских опорных пунктов в Индийском океане для завоевания монополии в торговле с Востоком.

Закончив строительство этих укреплений, д’Албукерки добился заключения мира между Кочином и Каликутом, причём мир был достаточно невыгодным для саморина. Присутствие португальцев заставило саморина согласиться почти на все требования португальцев, но одно их требование он категорически отклонил – это было требование о выдаче миланских оружейников. Саморин понимал, что ему придётся ещё не раз воевать с португальцами, и без современных пушек ему не обойтись. Да и в войнах с соседями они ему очень даже пригодятся.
Португальцам пришлось отступить.

Нагрузив свои корабли пряностями и прочими ценными грузами, португальцы отправились на родину, предварительно захватив, разграбив и потопив ещё один каликутский корабль. Это дало возможность саморину сразу же разорвать мир с раджой Кочина и направить свою армию и флот против союзников португальцев.

Португальцы тем временем спокойно плыли домой и, как пишет сын Альбукерки:
"В июле 1504 г. Албукерки, прибыв в Португалию, информировал короля дона Мануэла о положении дел в Индии и о том, что было крайне необходимо помешать маврам снова стать хозяевами Малабарского побережья".


Осада Кочина продолжалась пять месяцев, но добиться успеха саморину не удалось. 120 португальских солдат и пять тысяч местных воинов успешно отразили все атаки многочисленной армии саморина, которому пришлось отступить, потеряв свой авторитет среди местных правителей и ряд союзников.

Однако за время этой войны португальцы убедились, что саморин быстро извлекает уроки из поражений. Борта каликутских кораблей теперь от ядер прикрывали тюки с хлопком, в составе каликутского флота появилось около сотни галер, которые теперь легко могли бы добираться до португальских кораблей и брать их на абордаж, но главное – на каликутских кораблях появились пушки, почти не уступавшие португальских.

Да, миланские мастера потрудились на славу! Другое дело, что индусы ещё крайне плохо и неточно стреляли из этих пушек, так что нанести португальцам никакого ущерба они пока не смогли, но это было делом времени. Португальцы же своей стойкостью и меткостью стрельбы отбили все атаки армии саморина.

В Португалии в это же время шла подготовка новой большой экспедиции в Индию, командовать которой был назначен Франсишку д‘Алмейда (1450-1510). Король Мануэл I Счастливый поручил Алмейде создать в Восточной Африке целый ряд опорных пунктов с гарнизонами и, по возможности, уничтожить все обнаруженные мусульманские укрепления.
Для захвата торговли восточными товарами и контроля над ней в Индии учреждалось вице-королевство, а первым вице-королём Индии сроком на три года должен был стать Триштан да Кунья (1460-1540), но он заболел, и выбор короля пал на Алмейду.

В марте 1505 года эскадра Алмейды из 22 кораблей вышла в море. Южнее островов Зелёного Мыса эскадра разделилась на две части: большая часть эскадры, обогнув мыс Доброй Надежды, должна была направиться вдоль побережья Восточной Африки и навести там порядок; вторая часть эскадры должна была сразу плыть на остров Анджидива, чтобы основать там опорный пункт, и поджидать там главные силы португальцев.

Плавание к Индийскому океану протекало с рядом неприятных приключений. В конце июня у берегов Юго-Западной Африки эскадра попала в сильный шторм. В таких сложных условиях штурманы эскадры не смогли точно определить свои координаты, в результате чего Алмейда прошёл на пять градусов южнее мыса Доброй Надежды и потерял два корабля.

22 июля 1505 года восемь кораблей Алмейды достигли гавани Килвы, одного из главных торговых центров в Восточной Африке.
Ещё в 1502 году Вашку да Гама обязал шейха Килву платить португальцам дань и отдавать предпочтение португальским кораблям. Но уже в 1504 году шейх Килвы отказался платить дань, да и теперь он не спешил с выражением покорности.
Утром 24 июля около пятисот португальских солдат высадились на берег и при поддержке корабельной артиллерии быстро взяли город под свой контроль. Контроль заключался в том, что все, пытавшиеся оказать сопротивление, были уничтожены, а город и его порт были безжалостно разграблены.
Вся захваченная добыча позднее была продана на торгах в Индии, а на руинах Килвы Алмейда заложил форт Сант-Яго.

Другая часть эскадры Алмейды одновременно разграбила Софалу, и там тоже португальцы выстроили форт.

Однако в Момбасе португальцы столкнулись с ожесточённым сопротивлением дикарей, которые встретили незваных гостей пушечной стрельбой. Дело было в том, что несколько лет назад в этих водах сел на мель португальский корабль, и местным жителям удалось перетащить на берег пушки, которые теперь и вступили в дело.
Для захвата Момбасы португальцам пришлось затратить два дня, и здесь же они понесли первые потери: было убито четыре солдата и около семидесяти получили ранения.
Город, естественно был разграблен, а затем подожжён. Форт португальцы строить здесь не стали, так как у них уже не хватало солдат даже на немногочисленный гарнизон – ограничились памятной стелой. Перед уходом португальцы наложили на город дань в 60000 дукатов ежегодно.

13 сентября Алмейда высаживается на острове Андиджива и сразу же начинает строить там крепость.
С финансовой точки зрения это плавание уже было более чем успешным: португальцы награбили в Африке много золота, серебра, слоновой кости и прочих ценных товаров. Часть добычи они продали на индийских торгах, а полученные средства пошли на закупку пряностей – ведь только раджа Каннанура заготовил для своих союзников на складах около тысячи тонн пряностей.

22 октября Алмейда прибывает в Каннанур и официально провозглашает себя вице-королём Индии. Здесь он основывает крепость Сан-Анджел, для защиты которой Алмейда оставляет гарнизон в 150 человек и две каравеллы.

Через пять дней Алмейда отправляется в Кочин, где он совершает пышную церемонию коронации нового раджи короной, которую прислал в подарок своему союзнику король Мануэл I.

Вскоре Алмейда узнаёт, что в Килоне, что к югу от Кочина, португальцам не разрешили основать фактории. Жестокие санкции последовали немедленно: для расправы с непокорными туземцами был послан отряд кораблей под командованием Лоренша д’Алмейды, сына вице-короля.
Через несколько дней Лоренш доложил отцу, что одержана победа и потоплено 27 кораблей туземцев, а он сам не потерял ни одного человека.

Португальские корабли тем временем продолжали загружаться под завязку закупленными пряностями и награбленным добром.
2 января 1506 года караван судов под командованием Фернана Соариша отплыл в Португалию.

Раджа Каликута был обрадован значительным уменьшением португальских сил и решил нанести решительный удар по своим врагам. С помощью союзников он собрал внушительный флот из более чем двухсот кораблей и собрался напасть на Каннанур в середине марта.

Теперь, уважаемые читатели, настало время нам опять вспомнить про миланских оружейников.
За прошедшее время они не только наладили производство пушек для саморина Каликута, но и обучили местных мастеров лить пушки и ядра, а также изготовлять порох.

Португальцы предприняли несколько попыток с целью устранения миланцев, но саморин очень хорошо охранял оружейников, так что все лазутчики, нанятые португальцами, были казнены.
Тогда португальцы тайно доставили миланцам послание, в котором обещали не только простить оружейников, если те покинут саморина, но и щедро наградят их, но миланцы слишком хорошо знали цену обещаниям своих единоверцев и категорически отказались покинуть саморина.

На самом-то деле миланцы очень хотели вернуться домой при первом же удобном случае, но португальцам он вполне справедливо не доверяли, да и саморин стерёг их весьма бдительно.
Тут на нашей сцене появляется Лодовико ди Вартема (1470-1517), один из самых удивительных авантюристов всех времён и народов.
Происхождение этого итальянца весьма туманно, точно неизвестен даже город, в котором он родился – то ли Рим, то ли Болонья. Мы знаем только, что в 1502 году он покинул Европу и совершил длительное путешествие по Востоку, приняв ислам и прикинувшись мамелюком. В таком виде он первым из европейцев сумел увидеть все святые места мусульман а Сирии и Аравии.

Сейчас я не буду рассказывать вам обо всех приключениях Вартема, скажу только, что в 1505 году он оказался в Индии и обратил на себя внимание португальских колониальных властей.

Португальцы в Индии. Часть II. Алвариш Кабрал. Второе плавание Васко да Гамы

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: