Мария Антуанетта и граф Ферзен. Часть V


Ворчалка № 554 от 13.02.2010 г.




Ферзен уже расставил по Парижу своих людей и подготовил всё к побегу.
Вот Мария Антуанетта покидает салон и уходит к детям. Она их будит, одевает в дорожную одежду (дофина переодевают девочкой, так как ему сказали, что они едут на маскарад), и Ферзен тайком выводит их из дворца и усаживает в подготовленную повозку (фиакр). Одновременно обе горничные садятся в другой экипаж и едут в Клэ. Дети же засыпают в фиакре, ожидавшем Марию Антуанетту.

В одиннадцать вечера граф Прованский с женой покидают дворец. Они тоже бегут в эту ночь, но их не связывают строгие предписания этикета, они поедут в нескольких старых и старомодных экипажах, и их-то побег увенчается полным успехом. Но не они сейчас нас интересуют.

Тем временем Мария Антуанетта позволяет камеристке себя раздеть и велит приготовить на завтра карету для выезда. Чуть позже королева быстро переодевается в простое дорожное платье и шляпу с вуалью и тайком покидает дворец, чтобы присоединиться к своим детям.

Немного труднее пришлось королю, так как ежевечерний визит генерала Лафайета на этот раз несколько затянулся. Но вот и тот уехал, король позволил раздеть себя, чтобы через несколько минут в одежде и шляпе лакея покинуть дворец. На какого-то лакея никто из охранников не обратил никакого внимания. Службу свою они несли не очень-то ревностно.

В полночь, наконец, вся королевская семья собралась вместе. На козлах сидит переодетый кучером граф Ферзен. Вперед!
Пока что всё идет почти по плану. Почти, - потому что у городских ворот, где их ожидала большая карета, фиакр оказался только в два часа ночи вместо намеченной первоначально полуночи. Ещё два часа потеряно.
(Потом, как выяснится, не хватит каких-то двадцати минут до желанного освобождения!)

За городскими воротами королевское семейство пересаживается в большую подготовленную карету, которая через полчаса доставила всех в Бонди. Здесь их ожидает гвардейский офицер с восьмёркой свежих лошадей. Теперь Ферзену приходится проститься с королевской семьёй, так как король не пожелал, чтобы он их сопровождал далее.
(Даже такому равнодушному человеку, как Людовик XVI, было неприятно присутствие любовника Марии Антуанетты. Помог, ну и ладушки, до свиданья!)
Ферзен должен будет встретиться с королевским семейством, когда оно будет уже находиться под надежной охраной войск генерала де Буйе. Поэтому прощание Марии Антуанетты и верного графа очень коротко. Ферзен верхом подъехал к карете и громко крикнул:
"Прощайте, мадам де Корф!"
Опять конспирация.

Итак, в карете весело и свободно едут: мадам де Корф (госпожа де Турзель), гувернантка её детей мадам Роше (королева), дети мадам де Корф (дофин переодет девочкой), камеристка (мадам Элизабет), дворецкий Дюран (король).
На первых станциях никто не интересуется документами баронессы де Корф и сопровождающих её лиц. Все в карете успокаиваются, ведь в пяти милях за Шалоном их должны ждать кавалеристы под командой герцога Шуазеля.

В Шалон карета прибыла в четыре часа дня. Здесь новая карета (новая, в смысле изготовления) вызвала значительный интерес у местных жителей. Пассажиры кареты также вызвали некоторый интерес тем, что после долгого пути не пожелали выйти из кареты и немного размяться во время смены лошадей. И это в такую-то жару! Начинаются различные пересуды. А ведь пассажирам стоило вести себя как можно обычнее и не привлекать к себе излишнего внимания.

Почтмейстер Шалона позволяет карете продолжить свой путь, но полчаса спустя уже весь город болтает о том, что через Шалон проехал король со своею семьей.

Пассажиры кареты ничего об этом не знают и спокойно, но уже нетерпеливо, ожидают встречи с гусарами Шуазеля. Вот позади установленные пять миль, - но никто не встречает королевскую карету. Наконец, появляется одинокий офицер. От него узнают, что никаких гусар в данном месте нет, но в Сем-Менегу, в двух часах езды отсюда, короля должны ждать драгуны.

Делать нечего, надо ехать дальше. Но и в Сен-Менегу не оказалось никаких драгун. Был только их командир, который объяснил, что его кавалеристы целый день сидели по трактирам и к вечеру совершенно перепились, начали буянить. Бестолковый Леонар ничего внятного объяснить им так и не смог, так что командир приказал своим пьяным кавалеристам выехать из городка и ждать короля в стороне от дороги.

Почтмейстеру городка, знаменитому потом Друэ, показались подозрительными не только два роскошных экипажа, но и то, как почтительно командир драгун разговаривал с пассажирами кареты. Это ему показалось очень подозрительным, но он не рискнул задержать экипажи, зная о том, что драгуны находятся неподалёку. Ведь их прибытие в городок ему тоже показалось подозрительным. Друэ только приказал не очень-то торопиться со сменой лошадей и послал курьеров на следующие станции, чтобы и там постарались подольше задерживать подозрительные экипажи.

Через десять минут после отъезда короля в Сен-Менегу тоже все знают, что через городок проехал король с семьей. Командир драгун хотел послать своих кавалеристов вслед за каретой для её охраны, но уже поздно! Толпа окружила пьяных драгун и не позволила им придти на помощь королю. Да подвыпившие вояки не очень-то и рвались в бой, они уже не слушали приказаний своего командира, а начали брататься с революционным народом.
Друэ, тем временем, приказал двум всадникам кратчайшей дорогой скакать в Варенн, чтобы опередить карету и задержать её там.
Все дальнейшее было уже агонией, только её участники, сидевшие в каретах, ещё ничего об этом не знали.

Вскоре путников ожидала ещё одна неприятность. На последней станции перед Варенном лошади были не подготовлены. Оказалось, что злосчастный Леонар (парикмахер, ведь) сказал ожидавшим здесь офицерам, что король сегодня не появится. Офицеры хлебнули немного вина и легли спать. Пришлось королевскому семейству ехать до Варенна на уставших лошадях, а это новая потеря времени, причём, тогда, когда счёт шёл уже на минуты. Но это всё выяснится только потом.

А пока уставшая карета в темноте прибыла в Варенн, который уже гудел, как растревоженный улей – Друэ со своими спутниками поднял революционное население города по тревоге. Карету остановили, и её тут же окружила толпа возбуждённых людей. Напрасно "мадам Роше" (королева) просила пропустить карету дальше. Карету под охраной отправили на постоялый двор "К великому монарху" (ирония судьбы!) для проверки документов.

Мэр Варенна по фамилии Стосс проверил документы, но не нашел в них ничего подозрительного. Он был готов пропустить карету дальше, но Друэ настоял на задержке пассажиров. Тем временем в городе бьет набат, тревога, толпа растет. Менять лошадей никто и не собирается, а мэр предлагает уставшим путникам переночевать, - утром, мол, всё разъяснится.

Король ожидает скорого прибытия войск Буйе или Шуазеля и соглашается. В Варенне же никто не знает в лицо ни короля, ни членов его семьи, так что для опознания путников требуется какой-нибудь знающий монарха в лицо аристократ. Но такого человека во всём городе нет.

Путники слегка перекусили и улеглись спать. Тем временем в городе появляется Шуазель со своими гусарами (немцами). Шуазель тоже был введен в заблуждение путаными разъяснениями Леонара, но всё-таки решил вести своих кавалеристов в Варенн навстречу королю. Кавалеристы быстро разгоняют толпу и освобождают карету. Минуты теперь решают всё. Чтобы выиграть время, молодой Шуазель предлагает королевской семье бежать немедленно верхом на конях, которых он им выделит. Медлить нельзя, пока не собралась Национальная гвардия.

Шуазель ждёт приказа короля, но король не готов отдать такой приказ. Как всегда, король медлит. А вдруг при таком бегстве кто-нибудь из членов его семьи получит какое-нибудь ранение или травму? Может ли Шуазель гарантировать безопасность такого способа бегства? А ведь речь идёт о жизни и смерти, но король не может принять никакого решения. И бесценное время уходит.

Тем временем собралась по тревоге Национальная гвардия, откуда-то притащили старые пушки, забаррикадировали все улицы и солдат Шуазеля незаметно блокировали. Их угощают вином и сыром, но большой угрозы всадники Шуазеля уже не представляют. Время упущено. Последняя попытка спасти короля сорвалась по вине нерешительного монарха.

Перед рассветом в городе второй раз за ночь бьёт набат, новая тревога. Но это прибыли комиссары из Парижа, Ромёф и Байон. Обнаружив бегство королевского семейства из Парижа, во все стороны были разосланы комиссары на поиски короля. Этим двоим повезло. Успокоился и мэр Варенна. Теперь все решения будут принимать граждане из столицы, на них и будет лежать вся ответственность в случае чего.

Два слова о прибывших из Парижа комиссарах Национального собрания. Ромёф был адъютантом Лафайета, часто нес караульную службу в Тюильри и хорошо знал королеву в лицо. Он немного симпатизировал Марии Антуанетте и готов был бы отнестись более снисходительно к королевскому семейству. Но его спутник, Байон, был неумолимым якобинцем, и перед его революционным натиском Ромёф бессилен.

Комиссаров провели в дом мэра Стосса, где ночевало королевское семейство, которое уже разбудили, и Байон вручает королеве декрет Национального собрания, приказывающий задержать королевское семейство и вернуть его, в интересах государства, в Париж.
Королева отказывается принять этот декрет, но король берет его в руки и читает. В декрете говорится, что Национальное собрание лишает Людовика XVI прав монарха, что любой гражданин, обнаруживший его, должен воспрепятствовать дальнейшему продвижению королевской семьи. В декрете не было и речи о бегстве, аресте или просто о задержании, но всем сразу же становилось ясно, что теперь король уже не свободен в своей стране и полностью подчинен воле Национального собрания.

Реакция на этот декрет у короля и его жены была несколько различной. Король рассеянным движением положил декрет на кровать, в которой спали его дети, и сонным голосом сказал:
"Во Франции больше нет короля".
Мария Антуанетта схватила декрет с кровати, скомкала его (какое кощунство перед революцией!) и швырнула на пол:
"Я не желаю, чтобы эта бумажка пачкала моих детей!"


Мария Антуанетта и граф Ферзен. Часть IV

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: