Александрийская библиотека. Часть III. Библиотекари и учёные. Конец Библиотеки


Ворчалка № 532 от 05.09.2009 г.




Главный библиотекарь выполнял не столько представительские функции, как организаторские и научные. Он отвечал за комплектование фондов двух собраний, их каталогизацию и сохранность. Он должен также был организовать обработку огромной массы свитков как в части установления авторства текстов, так и исправления поврежденных мест.
Главный библиотекарь должен был организовать быстрый доступ учёных ко всем имеющимся рукописям, а остальным желающим позволить свободно пользоваться уже исправленными рукописями или дубликатами неотредактированных.
Так как в Библиотеке собирались рукописи и на различных восточных языках, то главный библиотекарь должен был организовать работу по переводу иностранных сочинений на греческий язык.

Одной из главных задач александрийских учёных было установление авторства собранных свитков, ведь большинство сочинений поступало без указания автора или приписаны автором другим лицам, чаще всего – авторитетам прошлых времён. Часто авторы сочинений носили одинаковые имена, что тоже доставляло немало трудностей.

Но главным достижением александрийских учёных была их текстологическая работа: они получали выверенные тексты сочинений путём сравнения различных вариантов одного и того же сочинения, их тщательного изучения и исправления испорченных или сомнительных мест. Такой большой труд, естественно, требовал написания литературных комментариев, и в этом искусстве александрийские ученые достигли большого мастерства.

В первую очередь в библиотеке было предпринято критическое издание поэм Гомера, которое осуществил Зенодот. Считается, что именно он ввёл деление каждой поэмы на 24 книги (или песни), которое сохранилось до наших дней. С тех пор и до наших дней именно Зенодота считают основателем текстологического анализа. Он сопоставлял различные списки поэм, а также обращал внимание на повреждённые и неясные места и пытался по своему разумению восстановить первоначальный текст поэм.

Вот эта-то редакторская деятельность Зенодота и вызвала большое количество возражений со стороны позднейших комментаторов и исследователей гомеровских поэм, в первую очередь Аристарха, указавшего на множество исправлений текста Зенодотом. По его мнению, Зенодот слишком поспешно и необоснованно изменял текст поэм в тех местах, которые казались ему неясными или испорченными.

К заслугам Зенодота следует отнести составление гомеровского словаря с толкованием непонятных слов и создание обширного мифологического комментария к Гомеру.

Аристарх, продолжая труды Зенодота, разработал новые принципы анализа и комментирования гомеровских текстов, старясь объяснять Гомера, исходя из самого Гомера. Встретив неясное слово у Гомера, Аристарх старался отыскать такое место в поэмах, где это слово встречалось в основном, объясняющем, значении и проясняло все остальные случаи его применения.

Однако не следует преувеличивать значение комментариев Аристарха, ибо он оставался античным учёным, и ему были присущи все предрассудки и суеверия того времени. Так анонимный комментатор Феокрита сообщает нам, что
"Аристарх в своем комментарии к "Ликургу" Эсхила говорит о саранче, что если она взглянет на какое-либо животное, с тем непременно случится беда".


Тексты – текстами, а очень много труда и времени затрачивалось в первую очередь на каталогизацию и обработку огромного количества книг, поступавших в хранилища даже с самых удалённых уголков античного мира. Древние книги всегда ценились очень высоко, но до появления больших собраний в Александрии, а затем и в Пергаме, поддельных рукописей было сравнительно мало.

Но вот Птолемеи стали очень щедро платить за древние книги, а немного позже правители Пергама стали соперничать с ними в составлении своих собраний и приобретении древних и редких книг, и на рынок хлынул целый поток подделок и мистификаций. Доставлялись рукописи, у которых заменялся только титульный лист, и тогда они выдавались за произведения знаменитых писателей и философов.
Появлялись произведения известных людей, но которые никогда не занимались литературным трудом.
Составлялись подложные сборники писем якобы составленные такими знаменитыми личностями, как Демокрит, Гиппократ, Фемистокл, тиран Фаларид и др.

Александрийским учёным было непросто разобраться с такими подделками. Иногда им удавалось устанавливать настоящих авторов сочинений, и тогда заменялся титульный лист рукописи. Но так как уровень текстологии тогда был ещё не очень высок, то в собрания многих знаменитых писателей включались и явно поддельные с точки зрения современной науки произведения.

Благодаря сообщению византийского схолиаста Иоанна Цецеса нам известен ряд учёных, занимавшихся обработкой и исправлением поступавших рукописей:
"Александр Этолиец и Ликофрон Халкидянин, поощряемые щедрыми дарами царя, произвели исправление и редактирование книг, содержавших произведения драматургии, для царя Птолемея Филадельфа – я имею в виду комедии, трагедии и сатировские драмы... Александр работал над текстами трагедий, Ликофрон – над произведениями комических поэтов... Над произведениями других поэтов работал Зенодот".


Продолжателем дела Зенодота явился известный поэт Каллимах. Но нас интересует в данный момент не его поэтическое творчество, а библиографическая деятельность. Принято считать, что именно Каллимах создал научную библиографию, а также воспитал много достойных учеников, среди которых выделяют Эратосфена (который первый стал называть себя "филологом"), Аполлония Родосского и Аристофана-грамматика.

Каллимах был очень плодовитым и трудолюбивым писателем и учёным. Литературное наследие Каллимаха по свидетельствам древних составляет около 800 книг, но наиболее важным и прославленным из его трудов были "Таблицы прославившихся во всех науках и искусствах, а также того, что ими сочинено" в 120 книгах.
Это была огромная работа, потребовавшая для своего завершения многих лет напряженного труда.

К сожалению, "Таблицы" до наших дней не сохранились, и в нашем распоряжении есть лишь несколько кратких фрагментов этого труда Каллимаха. Данное обстоятельство не позволяет достоверно установить принципы его научной библиографии, которая по праву считается древнейшей в мире.

"Таблицы" Каллимаха не были простым каталогом. Для каждого писателя была составлена статья, в которой давалась биография автора, а также указывалось его образование и учителя.

Мы не можем достоверно сказать, по каким принципам были систематизированы авторы и их книги. Многие считают, что за основу было взято разделение по таким жанрам литературы как драматургия, философия, история, эпическая поэзия, лирика, речи ораторов, переписка и пр.
Вероятно, каждому произведению в "Таблицах" был присвоен свой номер и приводилась его первая строка, что облегчало идентификацию каждого литературного памятника и ускоряло его поиск.

Работа Каллимаха была продолжена Аристофаном-грамматиком (иногда его называют Аристофаном Византийским), который написал большое сочинение под названием "К таблицам Каллимаха". В этом труде содержались не только дополнения к труду Каллимаха – Аристофаном-грамматиком были произведены многочисленные исправления и уточнения каллимаховой библиографии.

Я не буду останавливаться на соперничестве библиотек Александрии и Пергама и перейду прямо к истории упадка и исчезновения величайшей библиотеки Древнего мира.

А начало этого упадка относится ко времени Юлия Цезаря. По некоторым подсчётам к началу Александрийской войны в Библиотеке хранилось около 700 000 свитков. Юлий Цезарь сам был страстным библиофилом и собирался вывезти в Рим из Александрии около 400 000 свитков, которые были уже свезены в гавань и помещены в склады.
Во время боевых действий Цезарь поджег египетский флот, стоявший в гавани Александрии. С кораблей огонь перекинулся на верфи и склады, так что собранные Цезарем книги сгорели.

Это была очень большая потеря, но сгорели всё-таки вывезенные книги, а не сама библиотека.
Позднее Марк Антоний, чтобы утешить Клеопатру, велел ограбить Пергамскую библиотеку и вывез оттуда около 200 000 свитков в Александрию для восполнения потерь.

Главная библиотека Александрии погибла в 273 году от Р.Х., когда император Аврелиан штурмом взял город, а район Брухейон был буквально стёрт с лица земли.

При христианских императорах библиотека Серапейона оставалась одним из главных опорных пунктов отверженных культов древних богов, а храм Сераписа был едва ли не самым роскошным храмом в Империи.
Богатства, накопленные в храме, вызывали зависть у христианских священников, а огромное собрание языческих книг раздражало христиан Александрии.

Разорение библиотеки было неминуемо, и в 390 году патриарх Александрии Теофил призвал христиан города к уничтожению дьявольских писаний. Богатства Серапейона были разграблены, книги сожжены и даже пустые книжные шкафы растащили по другим храмам города.

Так окончила свое существование знаменитейшая Александрийская библиотека.

Анекдот о том, что якобы халиф Омар велел уничтожить книги Александрийской библиотеки, является позднейшим вымыслом. Это предание было создано в XIII веке епископом города Алеппо, который более известен нам под арабизированной формой своего имени – Абульфарадж.

Александрийская библиотека. Часть II. Сведения об основании Библиотеки

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: