Френсис Дрейк: золотой бег вокруг шарика, или удар в подбрюшье Испании (окончание). Часть VI


Ворчалка № 531 от 01.09.2009 г.




Канцлер Берли тем временем продолжал настаивать на возвращении испанцам захваченных сокровищ. В том же духе действовал и испанский посол де Мендоса, который представил Елизавете подробный перечень награбленного Дрейком имущества и потребовал всё вернуть владельцам, а самого Дрейка отдать под суд.

Королева же приняла прибывшего Дрейка, и привезённые тем образцы произвели на Елизавету такое сильное впечатление, что аудиенция "королевского пирата" продолжалась целых шесть часов. Шесть часов провёл наедине с королевой простой капитан, пусть и в ранге адмирала экспедиции - невероятный случай!
Дрейк захватил с собой и карты с маршрутом своего плавания для наглядности рассказа об экспедиции.

Судя по дальнейшим событиям, Френсис Дрейк (и его добыча) произвёл на королеву очень хорошее впечатление во время шестичасовой аудиенции. Недаром прижимистая Елизавета велела Дрейку ещё до начала регистрации сокровищ взять десять тысяч фунтов стерлингов себе лично и ещё столько же для раздачи экипажу. Невероятные деньги! Сколько же всего награбил Дрейк? Об этом чуть позже.

Судья Тремейн вместе с Дрейком блестяще выполнили высказанные королевой пожелания. Вот как Тремейн описывал их совместные действия в докладе Уолсингему в ноябре того же 1580 года:
"... у меня не было времени (sic!) подсчитать стоимость сокровищ, которые показывал мне Дрейк... я просил его показывать мне не больше того, что он сам считал нужным, и от имени Её Величества приказал, чтобы он не говорил о действительной стоимости ни одному живому существу. Я брал для взвешивания, регистрации и упаковки только то, что он мне передавал... Выполняя секретный приказ Её Величества о том, чтобы у него остались ценности на сумму десять тысяч фунтов стерлингов, мы сговорились, что он возьмёт их себе и тайно вынесет до того, как мой сын Генри и я придём взвешивать и регистрировать то, что останется. Так и было сделано..."


В результате такой регистрации в Тауэр было доставлено на хранение около двадцати тонн серебра, немного драгоценных камней и всего пять слитков золота.

Какова же была истинная стоимость привезённых Дрейком богатств? Принято считать, добыча Дрейка стоила не менее 600 тысяч фунтов стерлингов на деньги того времени. Много это или мало? Судите сами, уважаемые читатели: годовой доход английской казны в то время составлял около 300 тысяч ф. ст.

Львиную часть привезённых богатств досталась, разумеется, королеве, но и остальные пайщики тоже не пострадали – они получили по 47 ф. ст. на каждый вложенный в это «предприятие» фунт. Недаром экспедиция Дрейка до сих пор считается одним из самых выгодных примеров вложения капитала за всю историю Англии.

Королева Елизавета и не подумала возвращать испанцам добытое Дрейком богатство. Еще чего! Ведь теперь казна смогла полностью погасить все иностранные займы, а оставшиеся средства Елизавета вложила с большим умом. Была основана Левантийская компания для торговли с Востоком, а на её доходы позднее была создана знаменитая Ост-Индская компания. Вот так-то! Получается, что именно с добычи Дрейка и началось финансовое могущество Англии.

А что же Мендоса?
Испанский посол Бернардино де Мендоса был разгневан тем, что Елизавета дала этому пирату столь продолжительную аудиенцию, и потребовал встречи с королевой. Что ж, аудиенция была дана и де Мендосе.
Посол начал было обличать действия Дрейка и требовать возвращения сокровищ, но Елизавета прервала возбужденного посла. Она со своей стороны перечислила многочисленные случаи недоброжелательного отношения и даже преследования своих подданных испанскими властями. Но особенно была возмущена королева тем, что в 1579 году испанские войска участвовали в боевых действиях против англичан в Ирландии. Елизавета потребовала от короля Филиппа II письменных извинений за вмешательство в дела английского королевства.

Взбешённый де Мендоса тогда и произнёс одну из известных исторических фраз:
«Если меня не хотят слушать, то пусть говорят пушки!»
Елизавета резко осадила разбушевавшегося посла:
«Если Вы будете говорить со мной подобным тоном, я посажу Вас в такое место, где Вы вообще не сможете говорить».


В результате посол де Мендоса ушёл ни с чем. Елизавета прекрасно понимала, что в данное время Филипп II совершенно не готов был к войне с Англией, так как только начал переваривать поглощённую недавно Португалию, да и в восставших Нидерландах забот хватало.

Дрейк и члены его команды стали национальными героями. Люди восхищались их подвигами, богатой добычей и приключениями, но наибольшее восхищение вызывал сам Дрейк и его необыкновенная удача.
Посол де Мендоса доносил в Мадрид о том, что Дрейк
«проводит много времени с королевой, у которой он в большом фаворе и которая говорит, что он сослужил ей великую службу... Королева сказал, что она возведёт Дрейка в рыцарское достоинство в тот день, когда придёт осмотреть его корабль, который она велела поставить близ берега».


Отремонтированная и покрашенная «Золотая лань» вошла в воды Темзы и стала на якорь близ Дептфорда. Именно туда и прибыла 4 апреля 1581 года королева Елизавета с многочисленной свитой и в сопровождении многочисленных гостей, среди которых был и испанский посол де Мендоса, не решившийся отклонить приглашение на столь унизительное для него мероприятие.

Королеву сопровождал и представитель герцога Алансонского, брата короля Франции Генриха III. В то время шли переговоры о возможном браке между ними, а в скором времени ожидался и приезд самого герцога Алансонского, которого Елизавета называла «мой лягушонок». С намёком на это Дрейк подарил королеве золотую лягушку, украшенную бриллиантами.

Королева оценила шутку своего пирата и в ответ пошутила в своей королевской манере. Когда Дрейк преклонил колени перед королевой, Елизавета, держа в руке золочёный церемониальный меч, сказала, что Филипп II требует от неё возврата захваченных Дрейком сокровищ вместе с его головой. Сейчас меч в её руках, и она могла бы выполнить просьбу Филиппа.

После этого королева посвятила Дрейка в рыцари. Кроме того, королева подарила Дрейку свой миниатюрный портрет, украшенный драгоценными камнями, и зелёный шёлковый шарф с вышитой золотом надписью:
«Пусть Милосердие ведёт и защищает тебя до конца дней».


Чуть позднее королева присвоила Дрейку титул баронета и звание королевского адмирала. Дрейк официально перестал быть «королевским пиратом». Сменил ли он род своей деятельности? Увидим позднее.

Пока же хочу обратить внимание уважаемых читателей на тот факт, что 3 апреля 1581 года, то есть за сутки до торжественной церемонии в Дептфорде, государственный секретарь Уолсингем вручил королеве два плана морских экспедиций против Испании.

Первый вариант предполагал направление сильного флота с десантом на Азорские острова для создания там опорной базы против Испании, но официально – для поддержки претендента на португальский престол дона Антонио. Командование экспедицией планировалось поручить Френсису Дрейку.

Второй вариант предусматривал посылку флота в Каликут, чтобы не допустить захвата испанцами португальских колоний в Индии и Юго-Восточной Азии. Тогда торговля с этими колониями перешла бы в руки английских купцов.

Королева Елизавета выбрала первый вариант морской экспедиции, и, следовательно, Дрейк снова мог вернуться к любимой работе.

«Золотая лань» долго стояла в Дептфорде. Она была помещена в специальный сухой док и стала местом паломничества для многочисленных туристов. В середине XVII века интерес к кораблю стал ослабевать – Английская революция – и к концу того же века «Золотая лань» окончательно сгнила. Множество деталей, а то и просто досок, с легендарного корабля растащили любители сувениров, и корабль исчез. Достоверно известно, что в Оксфорде до наших дней хранятся ораторская трибуна и кресло, сделанные из досок "Золотой лани".

Здесь мы на время простимся с адмиралом сэром Френсисом Дрейком.

Френсис Дрейк: золотой бег вокруг шарика, или удар в подбрюшье Испании. Часть V

(Продолжение про Дрейка последует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: