Из истории Канады: падение Квебека в 1759 году. Часть II


Ворчалка № 502 от 18.01.2009 г.


Наступил холодный и дождливый сентябрь 1759 года, который вселял в защитников Квебека надежду, что с наступлением близящейся зимы осада будет снята, так как англичане не рискнут потерять свой флот во льдах и уведут его в более теплые широты.



Англичане же никаких решительных действий не предпринимали, но перевели через теснину у крепости некоторую часть своих судов на плесы, расположенные западнее Квебека. Вначале они использовали для проводки судов темное время суток или прикрывались туманом, но, узнав, что французы экономят боеприпасы, 4 сентября провели большой караван груженых шлюпок на виду у защитников Квебека.



Уныние тем временем овладевало как защитниками Квебека, так и осаждавшими. Маркиз де Монкальм сжато описал увиденное на реке:
"У острова Орлеан я увидел лес корабельных мачт".
Очень поэтично!



Генерал Вулф отправил сухой и пессимистичный доклад в Англию:
"Я достаточно восстановил свои силы, чтобы исполнять свой долг, но мое здоровье подорвано, я лишен утешения принести какую-либо ощутимую пользу моему государству и не чувствую себя способным сделать что-либо подобное в будущем".



Все рассмотренные Вулфом и его штабом планы штурма Квебека разбивались о суровую действительность и неприступные стены города. Ни один из этих планов так и не был реализован.



Как это часто бывает на войне, все решил случай, и Квебек пал в считанные дни.



Англичане к началу сентября значительно расширили контролируемую ими территорию к западу от Квебека и сосредоточили здесь значительные силы, но удобного направления для нанесения найти не смогли.



8 сентября генерал Вулф в очередной раз рассматривал в подзорную трубу со шлюпки неприступные скалы на противоположном берегу реки и обратил внимание на женщин, которые полоскали белье под скалой на берегу реки в маленькой бухте Л'Анс-дю-Фулон. Он также отметил, что женщины сушат свое белье на кустах, растущих на вершинах холмов, и решил, что здесь должна быть не слишком крутая тропа, ведущая наверх.



Более подробно разузнать об этой тропе англичане ничего не смогли, но, тем не менее, Вулф назначил решающий штурм Квебека на 13 сентября. Было решено, что основные силы английского флота 12 сентября будут весь день активно имитировать подготовку к штурму крепости с востока от Квебека, а в ночь на 13-е английский десант попытается высадиться в бухте Л'Анс-дю-Фулон.



Бог явно был на стороне англичан. 12 сентября в штабе Вулфа допросили двух перебежчиков из крепости. Эти французы подтвердили, что тропа, существование которой предположил Вулф, действительно существует. Кроме того, перебежчики сообщили, что как сама тропа, так и бухта Л'Анс-дю-Фулон почти не охраняются.



Более того, - вот еще один подарок судьбы! - в ночь на 13-е по реке должен был спуститься караван французских барж с припасами для осажденных и проследовать в Бопор, расположенный восточнее Квебека. Вулф решил воспользоваться этим благоприятным случаем и опередить французский караван.



Реализации этого плана благоприятствовало несколько обстоятельств. Во-первых, французские лодочники обычно вели свои караваны ночью и вплотную к северному берегу, чтобы не подвергнуться обстрелу английских батарей. Свои переговоры с береговой охраной, если они и происходили, французы вели шепотом. Во-вторых, 12 сентября французы отменили проводку ожидаемого каравана барж, но охранники бухты Л'Анс-дю-Фулон не получили извещения об этом. Что это было, - простая безалаберность или преступный умысел, - теперь уже не установить.



Весь день 12 сентября англичане бурно имитировали подготовку к штурму Квебека. Корабли активно перемещались по реке, а войска англичан постоянно меняли свои позиции, создавая иллюзию подготовки атаки с востока. Все это держало защитников крепости в постоянном напряжении, заставляло постоянно перемещать свои войска по оборонительным позициям и не давало французам не минуты передышки. Возможность атаки англичан с западного направления даже не приходила де Монкальму в голову.



Всю ночь в Квебеке и Бопоре французы были начеку, ожидая атаки англичан, которой все не было, а тем временем к западу от Квебека происходили следующие события.



Ночь на 13-е сентября выдалась на реке Святого Лаврентия тихой и безлунной. Баржи и шлюпки англичан бесшумно скользили вдоль северного берега реки.



Предание говорит, что генерал Вулф в это время декламировал стихи Томаса Грея (1716-1771). Прочтя завершающие строки:
"На всех ярится смерть - царя, любимца славы,
Всех ищет грозная... и некогда найдет;
Всемощныя судьбы незыблемы уставы;
И путь величия ко гробу нас ведет!" -
генерал Вулф промолвил:
"Джентльмены! Я скорее предпочел написать бы эти строки, чем брать приступом Квебек".
Возможно, что это всего лишь красивая легенда.



Вскоре с берегового поста Самос французский часовой окликнул караван:
"Кто идет?"
Английский офицер, хорошо говоривший по-французски, ответил:
"Франция", -
и попросил часового не поднимать лишнего шума, чтобы не тревожить англичан.
Часовой разрешил каравану следовать дальше и даже не спросил пароль. Он также не подозвал лодку для опознания. Англичане до сих пор считают этот эпизод типичным проявлением французской безалаберности.



Чуть позже, достигнув берега бухты Л'Анс-дю-Фулон, англичане начали высадку десанта. Бухта, тропа и окружающие высоты охранялись французами так плохо, что не прозвучало ни единого выстрела, пока английский отряд поднимался по обнаруженной тропе.



Маркиз де Монкальм поднялся еще до восхода солнца и пил чай со своим приятелем под звуки английских батарей с мыса Леви. Обстрел в это утро был особенно ожесточенным, но тут маркиз получил ужасное сообщение о том, что англичане этой ночью высадились в бухте Л'Анс-дю-Фулон и уже поднялись на береговые скалы, а в бухту прибывали все новые суда англичан.



Генерал Вулф со своими солдатами к этому времени откопал траншеи на равнине Авраама, расположенную на западе от Квебека, и укрепил свои позиции пушками.



В десять часов утра выглянуло солнце. Де Монкальм тем временем уже собрал большую часть своих сил и повел их в атаку на позиции англичан. Англичане выдержали этот натиск французов, отражая атаку сильным ружейным и артиллерийским огнем.



У англичан сражалась регулярная армия, а у французов большая часть войска состояла из новобранцев, фермеров, охотников и индейцев. Эти солдаты еще могли удерживать оборонительные позиции, но в атаке на английские позиции они сплоховали, и в какой-то момент французская линия дрогнула, остановилась...



Все, французской армии больше не было, к городу бежала неорганизованная толпа вооруженного сброда, впрочем, многие на бегу бросали свое оружие. Англичане с победными криками и улюлюканьем быстро двинулись вперед.



В начале сражения де Монкальм на коне был в первых рядах сражающихся, но поток беглецов маркиз пытался остановить уже около ворот Сен-Луи. Размахивая шпагой, де Монкальм пытался повернуть остатки своей армии обратно на врага, но тут его одновременно поразили две пули: в бедро и в правую подмышку - ведь правой рукой маркиз держал шпагу.



Трое солдат притащили раненого маркиза сквозь беснующуюся толпу в дом хирурга Арну на улице Сен-Луи. В течение всего дня де Монкальм пытался руководить ходом сражения из дома хирурга, который, кстати, был где-то на позициях. Он еще продиктовал несколько писем приказов и распоряжений, но к концу дня совсем ослабел, велел позвать священника и сказал окружавшим его соратникам:
"Вот и все. У меня больше нет ни приказаний, ни советов. Время, отпущенное мне, на исходе, и я должен обратиться к более важным делам".



На рассвете 14 сентября де Монкальм скончался, но Квебек продолжал сопротивляться, хотя часть защитников города уже разошлась по домам. Англичане методично загоняли защитников в крепость. 16 и 17 сентября шел дождь, еще более угнетая обороняющихся, но 18 сентября 1759 года выглянуло солнце.



Командование французов приняло решение о капитуляции, и незадолго до захода солнца ворота крепости распахнулись, впуская бригадного генерала Джорджа Таунсенда (1724-1807) с его штабом.
Почему Таунсенда? Дело в том, что организм генерала Вулфа не выдержал напряжения последних дней, и он скончался 15 сентября. Его заместитель, генерал Роберт Моктон, был тяжело ранен, так что командование экспедиционным корпусом англичан перешло к Таунсенду.



Перед шеренгой выстроенных остатков французского гарнизона крепости комендант вручил ключи от города генералу Таунсенду. Французский флаг был спущен и под орудийные выстрелы над городом взвился британский флаг.



Новая Франция сопротивлялась еще целый год, но в 1760 году в Монреале была подписана капитуляция французской колонии. А по Утрехтскому миру 1763 года Новая Франция окончательно вошла в состав британской Канады.



На этот раз англичане не стали повторять своих ошибок, допущенных при захвате Акадии. Они не стали ни сгонять французских поселенцев с их земель, ни преследовать их по религиозным мотивам. Пострадали лишь несколько крупных феодалов да владения католической церкви и религиозных орденов, главным образом, иезуитов.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: