Семь мудрецов Древней Греции, вып. 10. Эпихарм (продолжение)


Ворчалка № 492 от 02.11.2008 г.


Реконструкция философского учения Эпихарма обычно основывается на признании его дуалистичности, то есть на том, что в его основе лежат два начала: материальное и умопостигаемое.

Материальное начало Эпихарм еще до Эмпедокла сводил к четырем основным элементам: земле, воде, огню и воздуху, - однако у Эпихарма эти материальные элементы подвижны, подвержены постоянным изменениям. Это подтверждает и сохранившийся у Стобея (VI в. от Р.Х.) фрагмент одной из комедий Менандра (342-291 гг. до Р.Х.):

"Эпихарм говорит, что боги суть ветры, вода, земля, солнце, огонь, звезды. Я же пришел к тому убеждению, что богами, приносящими нам пользу, являются только золотая и серебряная монета".



Умопостигаемое начало, напротив, неподвижно и неизменно, но подобно материальному началу оно множественно. Оно состоит из неких "форм" (у Платона – "идей"), из которых и состоит истинная сущность всех вещей. Эти "формы", а также и числа, всегда остаются неизменными, и благодаря именно этому обстоятельству во вселенной и сохраняется существующий порядок, состоящий в изменчивости ощущаемого нами мира. В этой части учение Эпихарма примыкает к пифагорейскому учению об ограничивающем начале (как бы пределе) и числах, образующих из неограниченного начала определенные формы.



По Эпихарму получается, что божественный мир вечен и всегда тождественен самому себе, а чувственный постоянно изменяется.



И человек по Эпихарму состоит из двух сущностей – божественной и материальной. После смерти человека эти сущности разъединяются: божественная сущность уносится вверх, а материальная, тело, возвращается в землю, из которой оно и возникло.



Материальная сущность людей слаба; люди подобны "накачанным кожаным мехам", которые спадают, если из них выпустить накаченный воздух. Тело человека можно уподобить клубу поднявшейся пыли, который вскоре вновь распадется. Душа же является истечением божественной жизненной силы, которая состоит из огненного, самого тонкого, воздуха. Только разум, самое ценное в человеке – божественная искра, - только он один в человеке видит, слышит и ощущает, а без него все чувства слепы и глухи.



К этой же части учения Эпихарма относятся и фрагменты из сочинения "Эпихарм" римского поэта Энния:
"Тело есть земля, а дух — огонь".
"О человеческом духе Эпихарм говорит:
"Это есть огонь, взятый из солнца".
"Также о солнце он говорит:
"Оно есть всецело дух, подобно тому, как холодная влага есть земля. Небо и земля произвели все через смешение огня и воды, так как через них природа смешивает теплоту с холодом и сухость с влажностью".
Впрочем, последний фрагмент относится ко всему учению Эпихарма в целом.



Кроме того, по Эпихарму, божественная мудрость проявляется не только в разуме людей – ее можно найти в инстинктах животных и во всех силах природы. Это подтверждает сохранившийся фрагмент:
"...мудрость есть не только нечто существующее в единственном числе, но все, что только живет, обладает и умом. Ведь род куриц [если желаешь твердо убедиться] не рождает живых детей, но высиживает [их] и [таким образом] создает им душу. Но в чем состоит эта мудрость, знает только одна природа. Ибо этому она научилась всецело сама от себя".



К этой же части учения Эпихарма относится и другой фрагмент:
"Нисколько неудивительно, что мы так говорим об этом и что мы сами себе нравимся и кажемся прекрасными по природе существами. Ведь и собака считает другую собаку прекраснейшим созданием, и бык быка, осел осла и свинья свинью считают прекраснейшими".



Этика Эпихарма следует из его учения о божественной душе, заключенной в темнице, в теле человека, и его нравственность определяется взаимоотношениями этих элементов. Душа должна постоянно господствовать над телом, над его страстями, и благо тому, кто постоянно заботится о сохранении чистоты своей души.



Из произведений Эпихарма до нас дошло большое количество как нравоучительных изречений, так и наставлений, относящихся к практической жизни. Недаром Ямвлих сообщает, что те люди, которые искали наставлений в практической жизни, обычно обращались к Эпихарму, у которого находили богатый источник прекрасных изречений. Эти наставления часто носили прямой характер, а иногда в своих комедиях Эпихарм, посмеиваясь, показывал согражданам их нравы со всеми недостатками, что также должно было способствовать улучшению нравов, но на личности он никогда не переходил – ведь в условиях тираннии это было небезопасно.



Ниже я приведу многие из этих сохранившихся изречений как Эпихарма, так и приписываемых ему. Это будет довольно внушительный, но любопытный сборник. При его чтении все же следует помнить, что многие цитаты взяты из комедий Эпихарма и не всегда выражают его учение, а являются лишь репликами персонажей.



"Ибо трудно из неправильных посылок вывести правильное заключение; по Эпихарму:
"Ведь только что высказано, и тотчас обнаруживается ошибка".
"Эпихарм же, бывший пифагорейцем, говорит:
"Ничто не ускользает от божества. Ты должен это понимать. Божество само есть наш страж, и для бога нет ничего невозможного".
"Всегда думай таким образом, как если бы тебе предстояло прожить [еще] долгое время и короткое".
"Порука есть дочь ослепления, и потеря [есть дочь] поруки".
"Если у тебя чист помысел, то все твое тело чисто".
«Если ищешь чего-нибудь мудрого, то подумай об этом ночью».
«Все серьезное отыскивается скорее ночью».
Авл Гелий цитирует одну из комедий Эпихарма:
«Не говорить ты умеешь, но молчать ты неспособен».
«Рука руку моет. Если хочешь что-нибудь получить, то дай что-нибудь».
«Против мошенника мошенничество есть весьма хорошее оружие».



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: