Римская администрация периода Республики. Часть XIII. Триумвираты (продолжение)


Ворчалка № 481 от 20.07.2008 г.


Сенаторов Октавиан заверял в своей верности республиканским идеалом, в том, что Антоний является главным врагом Республики, и в том, что борьба с ним – это главная его задача на текущий момент. Под такую болтовню Октавиан продолжал набирать себе в Италии войска – для борьбы с Антонием, разумеется, ведь у сената своей армии не было.



Из заигрываний с Цицероном о консульстве ничего так и не вышло, тогда солдаты Октавиана взбунтовались и потребовали вести их на Рим, где они сами организуют выборы, на которых сын Цезаря будет выбран консулом. Октавиан прислушался к гласу народа, то есть войска, и повел легионы на Рим, в котором началась паника.



Прибывшие по вызову сената два легиона из Африки перешли на сторону Октавиана, так что он вступил в Рим, приветствуемый народом и войсками. Сенаторы в страхе ожидали массовых репрессий, но Октавиан вел себя очень сдержанно. Опомнившийся Цицерон попытался подмазаться к Октавиану, но тот его отверг, сказав, что тот пришел к нему последним из друзей. Конечно же, Октавиан был выбран консулом вместе с Квинтом Педием, после чего он смог заняться делами государства.



Вначале Октавиан официально и окончательно вступил в права наследства Цезаря.
Затем были приняты законы о наказании убийц Цезаря, которые теперь в лучшем случае могли рассчитывать на изгнание с конфискацией имущества.
Законы, объявляшие Лепида и Антония врагами отечества были отменены. Эти союзники были необходимы Октавиану, чтобы расправиться с убийцами Цезаря, которые занимали сильные позиции на востоке Республики.
Всем солдатам раздали значительные суммы в деньгах, и была создана комиссия для наделения ветеранов войн землей.



Все эти распоряжения были сделаны, разумеется, по инициативе сената, который был счастлив, что легко отделался.



Узнав о ситуации в Риме, Децим Брут решил бежать в Македонию к своему брату Марку, но был перехвачен галлами, которые и убили его по указанию Антония. Несколько позднее Марк Брут в отместку за это казнил попавшего в его руки Гая Антония, брата будущего триумвира.



Октавиан, уладив все свои дела в Риме, решил, что настала пора встретиться с союзниками, и двинулся на север. Антоний к этому времени уже обладал внушительной армией, так как после прибытия Вентидия с тремя легионами, на его сторону уже официально перешли Мунаций и Поллион со своими войсками, конечно же, под давлением своих солдат.



Лепид выступал как бы посредником в предстоящей встрече. От Антония он прибыл к Октавиану, и через несколько дней все трое встретились на небольшом острове близ Бононии. Это произошло в середине октября 43 года. Совещание продолжалось два дня (по некоторым сведениям – три дня), и на нем были приняты весьма важные для судьбы Рима решения. Официально речь шла о защите и восстановлении Республики, а на самом деле, высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению о разделе власти в государстве.



Так как по закону Антония ведение диктатуры в государстве было запрещено, то свою верховную власть они решили оформить вполне официально и назвать ее комиссией трех для восстановления Республики (tres viri rei publicae constituendae). Мы знаем это образование как второй триумвират, а ее участники нам известны как триумвиры.



Октавиану при таком раскладе пришлось отказаться от консульства, которого он еще совсем недавно так упорно добивался, однако выгоды от триумвирской магистратуры он получил значительные, как, впрочем, и его подельники.



Триумвират был заключен сроком на пять лет, и триумвиры получали при этом почти ничем неограниченные полномочия: они могли издавать законы, назначать сенаторов и магистратов, собирать и вводить налоги, творить суд без права апелляции, чеканить собственную монету и пр. Провинции между триумвирами были поделены следующим образом: Октавиан получил Африку, Нумидию, Сицилию и Сардинию с прочими островами; Антонию досталась вся Галлия, кроме Нарбонской; Лепид получил Нарбонскую Галлию и Испанию. Вроде бы делили они те провинции, которые контролировались ими или их сторонниками, но Сицилия, Сардиния и прочие острова контролировались Секстом Помпеем, получившим от сената ранее еще и командование флотом, так что у младшего из триумвиров фактически оказалась только удаленная провинция Африка. И армия.



Главной ближайшей военной задачей триумвиров ставилась победа над Кассием и Марком Брутом, которые прочно обосновались на Востоке, и эта война была поручена Октавиану и Антонию. Лепид, как консул 42 года должен был оставаться в Риме, контролировать ситуацию в столице и Италии, а управлять своими провинциями ему приходилось через легатов. Лепиду для его нужд оставлялось три легиона, а остальные он должен был передать Антонию и Октавиану, у каждого из которых становилось, таким образом, по двадцать легионов. Лепид с тремя легионами становился отодвинутым на второй план.



Триумвиры также договорились о выделении земель для своих ветеранов, и для этого в Италии были выделены 18 зажиточных городов, а Октавиан для укрепления союза должен был жениться на падчерице Антония Клодии. На ближайшие пять лет были согласованы кандидатуры всех высших магистратов, которые, естественно, все были видными сторонниками партии цезарианцев.



Но наибольшую известность второму триумвирату принесли проскрипции, то есть составление списков лиц, объявленных вне закона и подлежащих уничтожению с конфискацией имущества. В этом по разным причинам были заинтересованы и Лепид, и Антоний, и Октавиан.



Введения новых проскрипций римляне ожидали уже давно, но наши герои в вопросе уничтожения своих врагов превзошли всех предшественников. Следует сказать, что вопреки укоренившемуся мнению первые проскрипции были осуществлены еще Гаем Марием в 87 году до Р.Х. Марианский террор был страшен тем, что уничтожались люди не только внесенные в списки – врагом, подлежащим уничтожению, мог быть объявлен любой гражданин.



Проскрипции Суллы носили значительно менее кровожадный характер. Во-первых, предложение о необходимости проскрипций было представлено на утверждение комиций; во-вторых, преследованиям подверглись исключительно высшие магистраты государства или всадники, финансировавшие партию Мария; в-третьих, эти меры распространялись и на лиц, запятнавших себя сотрудничеством с враждебными Риму племенами. Проскрипции Суллы были ограничены тремя списками, в которые было внесено около пятисот человек, а срок действия проскрипций, по крайней мере, в отношении реализации конфискованного имущества осужденных, ограничивался пятью месяцами. Реально во время "ужасных" проскрипций Суллы пострадало менее двухсот человек, и многие видные марианцы сумели избежать репрессий. Простых граждан Рима те проскрипции вообще не коснулись.



Члены второго триумвирата учли уроки проскрипций времен Мария и Суллы и сделали надлежащие выводы.



Теперь срок действия проскрипций не был ограничен. Списки проскрибированных были открытыми и могли дополняться в любое время, причем не только триумвирами, но и другими магистратами из числа их сторонников. В эти списки заносились не только убийцы Цезаря и их сторонники. Нет, в эти списки заносились и просто личные враги триумвиров, а также богатые люди Рима, чьим имуществом можно было поживиться, в том числе и для пополнения казны каждого из триумвиров – ведь содержание больших армий требовало огромных денежных сумм, а где их взять?



Лица, попавшие в проскрипции, были обречены, ведь по закону наказанию (т.е. казни) подвергались все граждане, укрывавшие или помогавшие проскрибированным; лица, принесшие головы проскрибированных или указавшие место их пребывания, получали денежные награды, но их имена нигде не фиксировались, чтобы доносчики избежали преследований в дальнейшем, как это случилось после смерти Суллы.



Во времена Суллы осужденных приводили на форум, где их торжественно казнили специальные магистраты. Было зафиксировано только несколько случаев коллективного самосуда. Теперь же не только каждый гражданин Рима мог собственноручно казнить осужденного и принести его голову на форум, но это право было предоставлено также вольноотпущенникам и даже рабам (они получали еще и гражданские права убитого господина).



Но это будет чуть позднее, а пока триумвиры доложили своим солдатам о достигнутых соглашениях (умолчав только о проскрипциях), армия утвердила их, и триумвиры двинулись на Рим, чтобы побыстрее узаконить свои договоренности.



Читая многие исследования по истории Рима, может сложиться впечатление, что триумвиры вступили в город одновременно и с огромным войском. На самом же деле они вошли в город в разные дни, и каждого из них сопровождало не более одного легиона солдат, правда, из ветеранов.



27 ноября 43 года трибун Публий Титий без предварительного оглашения внес на комиции закон о немедленной передаче власти чрезвычайной коллегии из трех магистратов - tres viri rei publicae constituendae – для упорядочения дел в Республике сроком на пять лет, по 31 декабря 38 года. Официально считалось, что власть каждого из триумвиров равнялась консульской, но на самом деле она превышала даже власть диктатора.



После этого был принят закон о проскрипциях, суть которого приводит Арриан в своей истории:
"Из проскрибированных по этому списку никто пусть не принимает никого, не скрывает, не отсылает никуда, и пусть никто не позволит подкупить себя. Если же кто-то будет изобличен в спасении ли, в оказании ли помощи или в знании, того мы, не принимая во внимание ни оправданий, ни извинений, включаем в число проскрибированных. Пусть приносят голову убившие к нам — свободный за двадцать пять тысяч аттических драхм за каждую, а раб за свободу личности, и десять тысяч аттических драхм, и гражданские права господина. То же пусть будет и доносчикам. А из получивших никто не будет записан в наши документы, чтобы он не был известен".



Срок действия закона о проскрипциях не был ограничен, предполагалось, что прекратить проскрипции должны сами триумвиры. Той же ночью в Риме были вывешены первые списки проскрибированных, и в Республике начался такой террор, который еще и до сих пор поминают недобрым словом и современные историки, а римские историки упрекали триумвиров в неоправданной жестокости и через сто лет после описываемых событий. Запятнанными кровью оказались все триумвиры, но если Лепид больше думал о своем обогащении, то Антоний старался покарать лиц, объявивших его врагом народа, а Октавиан преследовал убийц Цезаря и их сторонников.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: