Римская администрация периода Республики. Часть XII. Триумвираты (продолжение)


Ворчалка № 480 от 13.07.2008 г.


Второй триумвират

сложился в 43 году до Р.Х. во время междоусобных войн, которые начались сразу же после убийства Цезаря в 44 году, но прежде чем начать рассказ об этой экстраординарной магистратуре, следует сказать несколько слов "за обстановку" в Риме и проследить цепочку событий, приведших к образованию такого союза.



Убийцы Цезаря полагали, что народ будет почитать их как героев и тиранноубийц, а граждане Рима чуть не растерзали заговорщиков, и пришлось Бруту, Кассию со товарищи бежать в провинции.



Марк Эмилий Лепид, который был начальником конницы при Цезаре, оперативно ввел в город войска и навел порядок в Риме, но наведение порядка во всем государстве было ему не по силам.



Перепуганный сенат не стал публично осуждать убийц Цезаря и собирался объявить Цезаря тираном, но тут вмешался Марк Антоний. Он вкрадчиво объяснил этим недоумкам, что такой шаг потребует отмены всех распоряжений Цезаря и всех законов, принятых во время его диктатуры. Мало того, что в государстве начнется хаос, так и сами уважаемые сенаторы пострадают, так как Цезарь, собираясь в поход, уже распределил высшие магистратуры на несколько лет вперед. Начнется и финансовый хаос из-за необходимости пересмотреть все денежные поступления, выплаты, и т.д.



В общем, Марк Антоний нарисовал такую мрачную картину, что сенаторы одумались и утвердили все прижизненные распоряжения Цезаря. Попутно было утверждено назначение Лепида верховным понтификом вместо убитого диктатора, и по инициативе Антония был принят закон о запрещении впредь назначать диктатора.



После этого все решили дружно взяться за восстановление Республики, но строителей оказалось слишком уж много: сенат во главе с Цицероном, Марк Антоний, Лепид, шайка убийц Цезаря, а тут еще на политической арене появился Гай Октавий, племянник Цезаря, которого диктатор усыновил в 45 году и назначил своим основным наследником.



Марк Антоний и Лепид решили начать восстановление Республики с наказания убийц Цезаря, при этом каждый из них втайне рассчитывал захватить верховную власть в государстве. Однако на стороне Антония был ряд преимуществ: в суматохе после убийства Цезаря он захватил государственную казну, а также состояние и бумаги покойного диктатора. У Антония оказались приличные средства, и владея бумагами Цезаря он мог многие свои действия оправдывать как бы распоряжениями диктатора. Лепид почти сразу отправился в свои провинции, Трансальпинскую Галлию и Ближнюю Испанию, которые ему назначил как проконсулу еще Цезарь. В Испании Лепид сумел примириться с Секстом Помпеем, за что сенат провел в его честь торжественное богослужение и провозгласил Лепида в очередной раз императором.



Брут, Кассий и кампания разбрелись по провинциям, где собирали войска, чтобы искоренить остатки цезаризма в государстве. Гай Октавий, племянник диктатора, в момент убийства Цезаря находился в Эпире. Он сразу же решил отправиться в Рим. В Брундизии Октавий узнал содержание завещания Цезаря и принял решение предъявить свои права на наследство. С этого момента он стал называть себя так – Гай Юлий Цезарь Октавиан. Властные полномочия Цезаря молодой племянник решил тоже унаследовать, но пока не стал афишировать свои намерения.



К моменту прибытия Октавиана в Рим уже был наведен некоторый порядок в Италии, и Антоний собирался в Цизальпинскую Галлию для дополнительного набора войска. Октавиан потребовал, чтобы Антоний выдал ему наследство Цезаря, но тот, считая себя полновластным хозяином Рима, отказал ему, заявив, что все наследство Цезаря состоит из долгов. Октавиан апеллировал к сенату и народу Рима, что вызвало возмущение ветеранов Цезаря. Антоний решил не портить отношения с ветеранами, рассчитывая на их поддержку в борьбе за власть, и выдал Октавиану положенное тому имущество.



К этому времени многие ветераны Цезаря уже разочаровались в Антонии, так как тот: 1) не отомстил убийцам Цезаря; 2) не приступил к наделению ветеранов землей; 3) не выдавал деньги, завещанные Цезарем. А молодому Октавиану имя Гай Юлий Цезарь принесло симпатию многих людей, и он решил этим воспользоваться.



Октавиан решил добиваться консульства, а в качестве провинций народ вотировал ему Трансальпинскую и Цизальпинскую Галлии, а вовсе не Македонию, как того хотел Антоний. Это осложнило отношения между претендентами и сенатом, и Антоний даже стал обвинять Октавиана в подготовке покушения на свою жизнь.



Осенью 44 года Антоний отправился в Македонию за новыми легионами, испортив предварительно свои отношения с сенатом. Воспользовавшись его отсутствием, Октавиан стал набирать себе армию из ветеранов Цезаря. Более того, ему даже удалось привлечь на свою сторону часть войск Антония. Сенат тем временем оценил поведение Лепида в Испании, о чем я уже говорил ранее, и дополнительно повелел возвести конную статую Лепида и даровал ему триумф. Лепид, который все время контактировал с Антонием, внес в сенат предложение о мирном урегулировании споров с Антонием, но сенат его проигнорировал.



Октавиан решил выжать все из сложившейся ситуации и объявил себя сторонником сената, что облегчало ему дальнейший набор войска. Обрадованный такой поддержкой Цицерон произнес обличительную речь против Антония, а сенат принял ряд постановлений, направленных против Антония, но врагом Республики Антоний был объявлен только после Мутинской войны.



Что это за война? Так часто называют следующий набор событий. Получив легионы из Македонии, Антоний решил взять под свой контроль Цизальпинскую Галлию, которой управлял Децим Брут, назначенный сюда еще распоряжением Цезаря. Антоний со своими войсками осадил город Мутина, в котором укрылся Децим Брут.



Сенат переоценил свои силы и возможности и недооценил силы и решимость главных игроков, а в первую очередь – Октавиана. Да, Октавиану было поручено командование войсками в ранге пропретора, а также оказаны другие почести, но Цицерон не слишком скрывая свои намерения открыто говорил, что после победы над Антонием этого "юнца следует восхвалить, разукрасить и поднять", т.е. устранить. [Вспомните, что покойников в красивых одеждах сжигали на высоких помостах. – Прим. Ст. Ворчуна]



Октавиан все это прекрасно понимал и вел свою тонкую игру. Против Антония выступила сильная армия, одной частью которой командовал консул Гай Панса, а другой – консул Авл Гирций и Октавиан в ранге пропретора.



В апреле 43 года близ Мутины произошел ряд сражений. В первом из них , 14 апреля, Антоний разбил войска Пансы, а сам консул был смертельно ранен. Через несколько дней Гирций и Октавиан нанесли поражение Антонию, а 21 апреля в решающем сражении окончательно сломили хребет его армии. Антоний бежал в Галлию, чтобы соединиться с Лепидом.



А в выигрыше неожиданно оказался Октавиан, даже несмотря на пренебрежительное отношение к нему сената – ведь в последнем бою погиб и второй консул 43-го года, Авл Гирций. Недаром в Риме сразу же пошли слухи, что консулы были устранены по прямому указанию Октавиана: Панса будто бы был отравлен врачом Октавиана, а Гирция заколол лично Октавиан. Итак, что же получилось? Консулы мертвы, Антоний бежал, так что соперников у Октавиана вроде бы и нет, а власть и армия оказались в его руках. Правда, был еще сенат.



Сенат расценил бегство Антония как свою полную победу над врагами. Цицерон произнес несколько очередных зажигательных речей, и сенат по его предложению, наконец, объявил Антония врагом государства. Также сенат решил отстранить Октавиана от дальнейшей политической деятельности и провел несколько унизительных для него мероприятий.



За победу над Антонием триумф неожиданно был дарован дециму Бруту, отсиживавшемуся в Мутине, а Октавиан получил лишь овацию. Уже одно это было прямым оскорблением. Кроме того, сенат решил расколоть армию Октавиана и объявил, что только некоторые из частей его армии получат награды и денежные выдачи, а верховное командование над всей армией передается Дециму Бруту, который сохраняет и свою провинцию. Армия же, наоборот, озлобилась на сенат и сплотилась вокруг Октавиана, а Децим Брут так и не смог получить эту армию в свое распоряжение.



Октавиана обеспокоило и то, что сенат в это же время предоставил убийцам Цезаря значительные полномочия. Вот только некоторые из них: Кассий получил в управление Сирию, Марк Брут – Македонию, Секст Помпей – власть над морем (и островами), а Децим Брут, как я уже говорил, - Галлию.



Октавиан прекрасно видел враждебное отношение сената, поэтому он не стал встречаться с Децимом Брутом и проигнорировал все предложения и призывы последнего. Распоряжения сената Октавиан также игнорировал, пока остерегаясь открыто порвать с ним, и начал устанавливать контакты с Антонием и Лепидом, намекая на возможность союза.



Положение Антония вроде бы было очень сложным, так как он оказался во враждебном окружении: ведь все наместники ближайших провинций уверяли сенат и лично Цицерона в своей лояльности. Это были Лепид, управлявший Нарбонской Галлией и Ближней Испанией, Луций Мунаций – Трансальпинской Галлией и Азиний Поллион – Дальней Испанией. Все они однако скрытно симпатизировали Антонию.



Вскоре благодаря Октавиану ситуация начала меняться. Во время описываемых событий в Южной Италии стояли три легиона, набранных Вентидием для Антония. Октавиан позволил этим легионам после Мутинской войны беспрепятственно двигаться на соединение с Антонием, а у Децима Брута просто не было сил, чтобы воспрепятствовать этому. Более того, Октавиан позволил всем плененным солдатам и центурионам Антония или разойтись по домам, или отправиться к Антонию.
Армия Антония значительно усилилась, и в конце мая она встретилась с армией Лепида. Лепид инсценировал ситуацию, что армия вынудила его объединиться с войсками Антония.



Сенат опять встревожился, объявил Антония и Лепида врагами государства и начал вновь заигрывать с Октавианом. Октавиан поддержал эту игру, стал добиваться для себя консульства совместно с Цицероном, а армии объяснил свое поведение тем, что только став консулом он сможет выполнить все распоряжения Цезаря и наделить ветеранов землей и деньгами.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: