Френсис Дрейк и Джон Хокинс: сладкая парочка. Часть III


Ворчалка № 477 от 22.06.2008 г.


Вскоре Хокинсу удалось захватить три испанских судна, и капитан одного из них сообщил англичанам, что в порту Веракрус, находится большой груз серебра, добытого в Мексике. Вскоре ожидалось прибытие эскадры из Севильи за этим ценным грузом, и испанец рекомендовал Хокинсу захватить форт Сан-Хуан-де-Улоа. Этот форт находился на острове у входа в гавань Веракрус, так что, захватив форт, Хокинс сможет контролировать вход в порт.



Хокинс знал, что охранять ценный груз прибудет большое количество военных кораблей, но решил рискнуть. 15 сентября 1568 года эскадра Хокинса вместе с захваченными испанскими кораблями подошла к Сан-Хуан-де-Улоа. Местные власти Веракруса вначале решили, что это прибыл давно ожидавшийся конвой из Севильи, но вскоре были сильно огорчены открывшейся действительностью, и стали готовиться к защите своих сокровищ.



Хокинс делал все возможное, чтобы усыпить бдительность недоверчивых испанцев и убедить их в своих мирных намерениях. Англичанам, мол, требовалась лишь возможность немного подремонтировать свои потрепанные корабли и пополнить запасы воды и продовольствия. Никаких видов на испанские сокровища у англичан нет. Хокинс даже отправил с одним из пленных испанцев учтивое письмо вице-королю Мексики с объяснением причин своего появления в испанских владениях. Он также обещал немедленно передать местным властям всех пленных испанцев и захваченные корабли.



Одновременно Хокинс также подготовился к боевым действиям, так как он не доверял испанцам. Ночью он высадил десант на острове, легко захватил форт Сан-Хуан-де-Улоа и установил там свои пушки вдобавок к уже имевшимся там испанским. Теперь никакой корабль не мог пройти в порт или выйти из порта, не подвергнувшись сильному обстрелу.



Хокинс успел вовремя подготовиться, так как утром 17 сентября к форту Сан-Хуан-де-Улоа подошла испанская эскадра из 13 кораблей под командованием Франсиско де Луксана. На борту флагмана находился и новый вице-король Мексики дон Мартин Энрикес. Испанцы были шокированы, когда увидели в гавани Веракруса английские корабли и поняли, что не могут безопасно провести свои суда к месту назначения – в свою же собственную бухту.



Сразу же между высокими сторонами начались переговоры, которые выявили значительные расхождения в оценке сложившейся ситуации и способах ее разрешения.



Дон Мартин Энрикес доводил до сведения капитана Хокинса, что если он позволит испанским кораблям свободно пройти во внутреннюю часть гавани Веракрус, то он гарантирует англичанам беспрепятственный уход из нее.



Хокинс не согласился с доном Энрикесом и выдвинул встречные предложения, которые можно свести к четырем основным пунктам:
1) англичане должны иметь возможность закупить на берегу необходимое им продовольствие; средства для оплаты они получат от продажи имеющихся у англичан рабов и товаров;
2) испанцы должны позволить Хокинсу завершить ремонт своих судов;
3) английский гарнизон на острове будет находиться там до тех пор, пока все английские суда не покинут бухту Веракруса;
4) договаривающиеся стороны должны обменяться заложниками по 12 человек с каждой из сторон.



Дон Энрикес возразил, что он дал слово вице-короля Мексики и этого вполне достаточно для обеспечения безопасности англичан. Если же Хокинс не уступит, то тысяча испанских солдат на борту его кораблей с боем войдут в бухту.
Хокинс не испугался и проигнорировал угрозу дона Энрикеса.



Испанцы задумались, думали три дня и решили не ввязываться в прямое столкновение с англичанами; они решили извести англичан хитростью. 20 сентября вице-король Мексики дон Мартин Энрикес сообщил Хокинсу, что он принимает его предложения.



Вскоре на борту испанского флагмана было подписано соответствующее соглашение, произошел обмен заложниками, и испанский флот под звуки труб и приветственных залпов орудий вошел в гавань Веракруса.



Гавань Веракруса оказалась тесноватой для такого количества кораблей, так что некоторые из английских судов поневоле оказались в подозрительной близости от испанских, а ближе всего к испанцам оказался "Миньон".



Испанцы были очень любезны с англичанами, быстро раскупили рабов и английские товары, продали англичанам все необходимое и поили их вином, но одновременно старались незаметно производить некторые военные приготовления. В прибрежной зоне гавани Веракрус сконцентрировались около тысячи хорошо вооруженных солдат. Испанцы потихоньку производили перегруппировку своих кораблей и размещенных на них контингентов. Хокинсу стало ясно, что испанцы готовятся к столкновению, и он велел усилить бдительность и внимательно наблюдать за всеми приготовлениями противника.



К сожалению, уважаемые читатели, в описании дальнейших событий источники противоречат друг другу. Как и положено достоверным источникам. Так что могу предложить вашему вниманию две версии: прозаическую и героическую.



Версия прозаическая

По этой версии, испанцы подготовили семь брандеров из пришедших в негодность кораблей и, воспользовавшись попутным ветром, пустили плавучие костры на англичан. Хокинс оказался готов к такому развитию событий, англичане легко уклонились от неуправляемых брандеров и открыли сильный огонь по испанским судам, быстро потопив четыре из них.

Затем в полном порядке англичане покинули гавань Веракруса и взяли курс домой. Однако сильнейший шторм погубил почти все корабли эскадры Хокинса, уцелели только два из них, "Миньон" и "Юдифь", но и их разметало штормом, так что к Плимуту они добирались каждый своим путем.



Версия героическая

Ночью 23 сентября почти вплотную с "Миньоном" стал на якорь большой испанский торговый корабль водоизмещением около 800 т. Он грозно навис над палубой соседа, а Хокинс заметил на этом корабле большое количество моряков с военных судов, а также вооруженных солдат.



Хокинс послал протест вице-королю, тот прислал вежливый ответ, что все действия, которые англичане могут расценить как враждебные, он категорически запретил своим подданным. Однако военные приготовления испанцев продолжались. Тогда Хокинс велел срочно вернуть на корабли всех англичан, которые беспечно накачивались спиртным у щедрых испанцев. И, как оказалось, вовремя.



Дон Энрике обратил внимание на то, что английские моряки стали дружно возвращаться на свои корабли, и подал сигнал к нападению. По всей бухте стали раздаваться кличи испанских труб, и началась стрельба из пушек, а на "Миньон" стал высаживаться многочисленный испанский десант с палубы соседнего "торгового" судна.



Англичане ответили огнем своих орудий, как корабельных, так и из форта Сан-Хуан-де-Улоа. С другой стороны от "Миньона" стоял "Джезус оф Любек", и Хокинс приказал его команде переходить на борт "Миньона", чтобы отбить атаку испанцев.



Начало боя сложилось для англичан удачно, так как один из их первых выстрелов попал в пороховой погреб корабля с вымпелом испанского вице-адмирала. Корабль разнесло на куски, и при взрыве погибло около 300 испанцев.



Вскоре всю бухту заволокли клубы густого дыма, и хотя испанцы располагали более крупными кораблями, преимущество было за англичанами, которых поддерживали орудия форта. Но англичане не уделили должного внимания защите Сан-Хуан-де Улоа – это был грубый просчет Хокинса, - и испанскому десанту в суматохе сражения удалось свободно высадиться на острове и захватить форт. Не ожидавшие удара с тыла защитники форта были полностью перебиты, а орудия форта неожиданно открыли огонь по английским кораблям.



Почти сразу же были потеряны два небольших судна, а третье - получило сильные повреждения. Капитан перевел команду тонущего судна на борт "Джезус оф Любек", а свой корабль велел поджечь и направить на корабли испанцев. Мне неизвестно, увенчался ли этот маневр успехом.



Флагман англичан доставлял испанцам наибольшие неприятности, ведь они уже потеряли четыре боевых корабля, так что нет ничего удивительного в том, что наиболее сильному обстрелу стал подвергаться именно "Джезус оф Любек".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: