Римская администрация периода Республики. Часть X. Военные трибуны с консульской властью (окончание)


Ворчалка № 469 от 27.04.2008 г.


Сенат имел еще одну возможность прервать полномочия коллегии консулар-трибунов. Для этого требовался сенатусконсульт о назначении диктатора. К этому способу сенат прибегал 11 (одиннадцать) раз, но у Тита Ливия мы можем определить только десять дат: в 434, 426, 408, 396, 390, 389, 385, 380, 368 и 367 гг.
В этом случае консулар-трибунам даже не приходилось слагать свои полномочия, ведь при назначении диктатора их полномочия просто приостанавливались, как и полномочия других высших магистратур. Диктатор же при этом имел право использовать членов коллегии для выполнения различных государственных поручений.



Замечу, что консулар-трибуны имели право провозглашать выбранного диктатора, как и консулы.
Внешние знаки высшей власти у консулар-трибунов были такими же, как и у консулов, включая ликторов с фасциями и курульное кресло при исполнении ими своих обязанностей. Также как и консулы, они сохраняли почетные знаки высшей власти и после сложения своих полномочий.



Опыт функционирования магистратуры военных трибунов с консульской властью показал ее двойственный характер. С одной стороны, сенатусконсульт об избрании консулар-трибунов позволял сенату снизить остроту внутриполитического положения. С другой стороны, в сфере военного командования появление консуляр-трибунов себя не оправдало, и в самых острых внешнеполитических ситуациях приходилось назначать диктаторов. Эту ситуацию начали понимать как патриции, так и плебеи. Консульская магистратура оказывалась явно более действенной магистратурой, чем военные трибуны с консульской властью, но эта магистратура все еще была недоступна для плебеев.



Ситуация переменилась после принятия законов Лициния-Секстия в 367 году. Кратко опишу ситуацию начала IV века до Р.Х.



Последний раз перед принятием законов Лициния-Секстия консулы избирались в 392 году. Потом регулярно избиралась коллегия консулар-трибунов, в состав которой постоянно входили плебеи. Однако в стране нарастало всеобщее недовольство этой магистратурой, и в 375 году народные трибуны Гай Лициний и Луций Секстий предложили законопроект, который предлагал отменить магистратуру военных трибунов с консульской властью. В Республике должна была остаться только одна высшая ординарная магистратура, консульская, но эта магистратура должна была стать доступной и для плебеев. Одновременно они выдвинули законопроекты о решении долговой и земельной проблем в государстве.
Сенат отклонил пакет этих законопроектов.



С этих пор Секстий и Лициний ежегодно вносили на рассмотрение сената свои законы, а сенат постоянно их отклонял. Если же сенат по каким-либо причинам не мог этого сделать, то в дело вмешивались другие народные трибуны и пользовались правом интерцессии на решения своих коллег. Выходит, что патрицианский в своем большинстве сенат имел сильное влияние на часть народных трибунов (напомню, плебеев), которые могли блокировать принятие законов в интересах своего же сословия.
В Риме возник внутриполитический кризис, который обострялся наступившей анархией. Дело в том, что народные трибуны в отместку за неприятие своих законов стали накладывать вето на выборы всех курульных магистратов. Рим остался без верховной власти.



Среди историков до сих пор бушуют страсти о причинах возникновения этого политического кризиса в Республике, а Тит Ливий дает этому довольно прозаическое объяснение. Якобы некая Фабия, жена консулар-трибуна Гая Лициния Столона, была очень огорчена тем, что она лишена уважения и почестей, полагавшихся женам бывших консулов. Вот поэтому плебеи и стали опять добиваться доступа к консульской магистратуре. Но это явная легенда.



Многие специалисты склоны полагать, что в ответ на пакет законов Лициния-Секстия сенат предложил ввести магистратуры претора и курульных эдилов, которые были бы доступны только патрициям. Патриции и плебеи не смогли договориться по всем этим вопросам, что и спровоцировало государственный кризис: не было избрано ни консулар-трибунов, ни консулов.



В 370 году под угрозой внешней опасности плебеи согласились на избрание коллегии консулар-трибунов, но в ее состав не был избрани ни один плебей. патриции взяли реванш. Такая же ситуация повторилась в 369 и 368 годах. Плебеи стали склоняться к мнению, что предложения патрициев о введении новых курульных магистратур следует принять в обмен на то, что одна из консульских магистратур будет гарантированно зарезервирована за плебеями. Патриции возмутились, и в Республике мог снова разразиться кризис, но тут сенат предложил назначить в 4-й раз диктатором Марка Фурия Камилла, одного из самых славных римских деятелей. Кроме того, он уже шесть раз избирался в коллегию консулар-трибунов. В 368 году Камилл не добился успеха в деле примирения патрициев и плебеев. Эту процедуру пришлось повторить и в 367, назначив Камилла диктатором в пятый раз.



В результате Камилл блестяще справился со своими нелегкими диктаторскими обязанностями. Ему не только удалось в очередной раз победить внешних врагов, он сумел-таки добиться и примирения между патрициями и плебеями.



В результате, в 367 году были наконец приняты законы Лициния-Секстия, а также предложения патрициев о введении новых магистратур. Магистратура военных трибунов с консульской властью была навсегда отменена.



На 366 год консулами были избраны Луций Секстий и Луций Эмилий Мамерк. На тот же год были избраны и новые магистратуры – претора и двух курульных эдилов. Тит Ливий писал, что
"эти почетные должности выговорили для себя патриции, уступив одно из консульских мест плебеям".



На самом деле, в принятых законах были какие-то двусмысленности, которые позволяли патрициям в 356 году и еще несколько раз занимать обе консульские должности. И только с 342 года после плебисцита Гортензия центуриатным комициям было разъяснено, что одна из консульских вакансий должна обязательно заниматься представителем плебеев.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: