Римская администрация периода Республики. Часть IX. Военные трибуны с консульской властью (продолжение)


Ворчалка № 468 от 20.04.2008 г.


Положение о коллегии военных трибунов с консульской властью остается спорным и до сих пор. С одной стороны, сенатусконсульт о выборах коллегии консулар-трибунов и передаче ей власти мог быть принят в любой момент, а не по окончании календарного года, как это имело место для ординарных магистратур. С другой стороны, в отличие от диктатуры состав коллегии консулар-трибунов избирался комициями, чего не требовалось для других чрезвычайных магистратур. Напомню, например, что кандидатуру диктатора провозглашал один из консулов (или интеррекс), правда, по согласованию с сенатом.



Законодательная база о коллегии консулар-трибунов судя по всему не была жестко оговорена и время от времени корректировалась. Так в 408 году последовал сенатусконсульт о том, что плебейские трибуны не имеют права баллотироваться в состав коллегии военных трибунов с консульской властью. Известно также по меньшей мере пять случаев, когда два года подряд в состав коллегии консулар-трибунов входил один и тот же человек. Кроме того, часто менялся количественный состав коллегии консулар-трибунов.



У Тита Ливия мы находим сведения о численном составе 49 коллегий военных трибунов с консульской властью: 9 коллегий по 3 человека, 9 – по четыре, 30 – по шесть и одна коллегия состояла из восьми членов.



Последнее относится с 403 году во время войны с Вейями, и Ливий отмечает это особо:
"Римляне, увеличив число военных трибунов с консульской властью до восьми, избрали их в таком количестве, как никогда раньше".
Это был разовый случай, когда комиции проголосовали за расширенный состав коллегии консулар-трибунов, что обосновывалось необходимостью увеличить количество носителей военной власти. Ведь военный трибун в те времена командовал еще не легионом, которых в Риме тогда просто не существовало, а соединением, состоящим из примерно тысячи солдат.



Вначале постановление о передаче власти на следующий год консулар-трибунам должен был принять сенат, и только после этого в народном собрании проводилось голосование по персональному составу коллегии.



Причины появления магистратуры военных трибунов с консульской властью кроются как в сложном военном положении Рима (приходилось вести одновременно несколько войн с внешними врагами), так и в напряженной внутригосударственной обстановке. Избрание консулар-трибунов позволяло одновременно и увеличить число верховных командующих войсками, и снизить накал социального напряжения из-за постоянной борьбы плебеев за расширение своих гражданских прав.



Одну из причин появления магистратуры консулар-трибунов приводит Тит Ливий, причем он излагает как бы не свою точку зрения, а некое общественное мнение:
"Некоторые считают, что по причине присоединения к войне с эквами, вольсками и отложившимися ардеянами, а также войны с вейянами, поскольку два консула не были в состоянии одновременно принять участие в стольких войнах, были избраны три военных трибуна, – без упоминания законодательного предложения об избрании консулов из плебеев, – с наделением империем и консульскими инсигниями".



Следует сразу сказать, что введение новой магистратуры часто сказывалось не лучшим образом на ведении государственных дел. Во-первых, никто из консулар-трибунов во время войны не горел желанием оставаться в Риме, хотя по закону один из членов коллегии должен был постоянно находиться в городе – все рвались на фронт. Тит Ливий отмечает, что
"заботой о городе они пренебрегали как делом неблагодарным и бесславным".



Во-вторых, отсутствие единоначалия часто пагубно сказывалось на ведении военных действий. Хорошо, если было несколько фронтов военных действий, и всем желающим доставалось верховное командование в одной из кампаний. Иначе начинались дрязги, ссоры, споры и интриги по поводу командования, договориться претендентам удавалось далеко не всегда, и обычно приходилось прибегать к жребию для определения порядка командования.
При чередовании же командующих на одном фронте было очень трудно придерживаться единого плана боевых операций, что приводило к многочисленным неудачам. Так захват Рима галлами в 390 году пришелся на магистратуру консулар-трибунов. Более мелкие военные неудачи римлян я даже не буду перечислять.



С другой стороны следует отметить, что избрание консулар-трибунов вместо консулов позволяло значительно уменьшить напряженность во время внутригосударственных распрей.



Такой государственный эксперимент продолжался 78 лет, из которых в 51 случае происходили выборы военных трибунов с консульской властью.



Если обратиться к тексту Тита Ливия, то можем обнаружить множество причин, по которым были организованы выборы военных трибунов с консульской властью. Рассмотрим некоторые из них.



В 438 году консулар-трибуны были избраны для успокоения плебеев, так как один из их вождей, Спурий Мелий, был обвинен в стремлении к царской власти и затем убит.


Затем плебеям удалось добиться ограничения срока полномочий цензоров полутора годами, и с этой победой на 433 год была избрана коллегия консулар-трибунов.


Но в 433 году в Риме разразилась ужасная эпидемия, а потом возникла реальная угроза голода. В такой обстановке, пишет Ливий "о консульских комициях никакого предложения внесено не было", - и на 432 года опять была избрана коллегия консулар-трибунов.


В 427 году плебеи в народном собрании настояли на объявлении войны Вейям, и после этой их победы на 426 год была избрана коллегия консулар-трибунов.


Коллегия консулар-трибунов на 420 год была избрана в качестве компромисса на то, что плебейские трибуны не стали вмешиваться в процедуру избрания четырех квесторов.


Военные неудачи консулов в 409 году способствовали передаче власти коллегии консулар-трибунов на 408 год. Но тут сложилась любопытная ситуация. Консулар-трибуны воевали довольно неумело, и для успешного завершения войны был назначен диктатор. Диктатор успешно завершил войну и, так как календарный год еще не закончился, возвратил власть коллегии консулар-трибунов. Те же обиделись на то, что их лишили воинской славы, и проигнорировали возможность проведения на 407 консульских выборов, выдавив сенатусконсульт на выборы новой коллегии консулар-трибунов.



Не всегда коллегия консулар-трибунов избиралась по инициативе плебеев. Например, на 422 год консулар-трибуны были выбраны из-за того, что сенат был очень недоволен военной кампанией консула Гая Семпрония Атратина, поставившей Рим на грань поражения.
Но тут была еще и другая причина. Дело было в том, что в 424 году плебеи сильно негодовали из-за постоянного непрохождения своих представителей в коллегию консулар-трибунов. По этому поводу разгорелись нешуточные страсти, и тогда сенаторы, воспользовавшись отсутствием плебейских трибунов, приняли решение об избрании на 423 год консулов. Но их выбор оказался не слишком удачным.



Следует также заметить, что как минимум еще в девяти случаях передача власти коллегии консулар-трибунов следовала за сложением диктаторами своих полномочий.



У сената, однако, оставалось весьма действенное и мощное средство борьбы с коллегией консулар-трибунов, правда, с помощью авгуров. Для этого требовалось (всего-то навсего!) объявить недействительными любые из проводимых консулар-трибунами государственных ауспиций по причине процедурных ошибок. При желании их почти всегда можно было обнаружить. И все – вся коллегия военных трибунов с консульской властью слагала в этом случае свои полномочия и уходила в отставку. Более того, в этом случае происходила дисквалификация сакральных прав этих магистратов, и они уже не имели права руководить выборами новых магистратур.



Еще одно ограничение властных полномочий консулар-трибунов обнаруживается в случаях передачи властных полномочий от их коллегии другим магистратурам.
Так при окончании годичного (или календарного, если он прерывался диктатурой) срока своих полномочий коллегия консулар-трибунов проводила в положенные сроки выборы консулов или формировала на комициях новую коллегию консулар-трибунов в зависимости от принятого сенатусконсульта.
Вроде бы все, как и консулов, но были и нюансы. Консулы могли в течение года в любой момент передать власть коллегии консулар-трибунов, а коллегия консулар-трибунов не имела права в течение года организовать передачу власти другому составу коллегии. Только по окончании годичного срока своих полномочий, и сложив их, консулар-трибуны могли руководить выборами новых магистратур. Это в чем-то похоже на ситуацию с диктаторами, которые, слагая свои полномочия, могли проводить выборы высших магистратур, только если наступали соответствующие календарные сроки, но диктатор никак не мог передать свои полномочия другому диктатору.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: