Семь мудрецов Древней Греции, вып. 7. Периандр: жизнь и учение (окончание)


Ворчалка № 462 от 09.03.2008 г.


Шли годы, Периандр старел, и наконец он понял, что вскоре не сможет уже управлять государством. На слабоумного Кипсела надежды у него не было, и Периандр отправил посланца на Керкиру за Ликофроном, чтобы передать тому власть. Ликофрон же не удостоил посланца даже ответом.



Тогда Периандр вторично посылает за Ликофроном, теперь уже его сестру, с аналогичным заданием. Она пыталась объяснить Ликофрону опасности, которые грозят династии и всему ее достоянию, но ничего не добилась. Ликофрон заявил, что он не вернется домой, пока он там может увидеть убийцу своей матери.



Получив такой ответ своего сына, Периандр согласился с этими доводами. Он послал третье посольство на Керкиру, которое передало Ликофрону, что Периандр готов сам жить на Керкире, а Ликофрон должен вернуться в Коринф и наследовать власть Периандра. Вроде бы все складывалось удачно: Периандр стал готовиться к переезду на Керкиру, а Ликофрон – к переезду в Коринф. Но тут об этих замыслах узнали жители острова. Они очень не хотели, чтобы Периандр приехал на Керкиру, и убили Ликофрона.



Периандр решил отомстить жителям Керкиры за смерть своего сына. Он собрал 300 мальчиков из самых знатных семейств Керкиры и отправил их под охраной в Сарды к лидийскому царю Алиатту, чтобы тот оскопил их. По пути корабль остановился на Самосе, островитяне узнали, зачем мальчиков везут в Сарды, ужаснулись и подговорили детей, чтобы те искали убежище в храме Артемиды. После этого самосцы не позволили коринфянам насильно вытащить из святилища "умоляющих о защите" мальчиков.



Тогда коринфяне не стали допускать еду в святилище Артемиды, но самосцы и тут нашли выход. Они устроили специальный праздник, который длился несколько дней. Каждый вечер они организовывали шествия и пляски возле святилища Артемиды, а юноши и девушки стали приносить на этот праздник лепешки с медом, которые отдавали детям керкирян. Коринфяне ничего не смогли с этим поделать, и через несколько дней они покинули Самос, провалив свое задание. Впрочем, возможно, что они не очень-то и старались. А самосцы через некоторое время вернули спасенных детей на Керкиру.
Учрежденный же из-за керкирских мальчиков праздник жители Самоса стали с тех пор справлять ежегодно.



На последние годы жизни Периандра приходится его посредничество в войне между Афинами и Митиленами из-за Сигея. Обе стороны покорились его приговору, по которому каждой стороне досталось то, чем она владела при обращении к Периандру. Таким образом, Сигей остался за Афинами, но война закончилась.



После смерти Периандра власть досталась его племяннику, который только на несколько лет смог продлить династию, а потом лишился власти.



Гробница Периандра опустела уже в древние времена, но на ней еще долго можно было прочитать следующие стихи:
"В лоне приморской земли сокрыл Периандрово тело
Отчий город Коринф, златом и мудростью горд".



С именем Периандра связана и история с Арионом из Мефимны, который был величайшим кифаредом своего времени, и провел большую часть своей жизни в Коринфе. Утверждают, что именно Арион стал первым сочинять и исполнять дифирамбы, а также обучил хор в Коринфе для таких выступлений.



В какой-то момент своей жизни Арион отправился в Италию, нажил там своим искусством большое состояние и решил опять вернуться в Коринф. Отправлялся он из Таранта, и нанял корабль мореходов из Коринфа, так как другим морякам он не доверял, но тут у него вышла промашка.



Коринфские моряки хоть и знали Ариона как великого кифареда, но уж больно сильно их пленило его богатство, которое он вез с собой. Моряки сговорились выбросить Ариона в море, а самим завладеть его сокровищами и разделить их между собой.



Арион по каким-то признакам догадался о готовящемся злодеянии и стал умолять моряков сохранить ему жизнь, обещая отдать им все свои сокровища. Смягчить моряков Ариону не удалось. Они лишь велели ему или заколоть себя, и тогда они похоронят его на суше, или броситься в море.



Ариону удалось все же выторговать у моряков право пропеть свою последнюю песню, став в полном наряде певца на скамью гребцов. После этого Арион обещал лишить себя жизни.
Моряки обрадовались такому легкому для себя исходу дела. Кроме того, им захотелось услышать песню в исполнении величайшего кифареда современности, и они собрались в середине корабля.



Арион облачился в полный наряд певца, взял кифару и, стоя на корме, исполнил торжественную песню.
[Здесь следует отметить, что он исполнял песню, которую требуется петь очень высоким голосом.]
Окончив песнопение, он в полном наряде певца кинулся в море.



Корабельщики поплыли дальше в Коринф, Арион же, по преданию, был подхвачен дельфином, который заслушался его пением, и доставлен на спине этого благородного животного к Тенару на южной оконечности Пелопоннеса. Там Арион выбрался на берег и в своем наряде певца отправился в Коринф.



Ариону удалось благополучно добраться до Коринфа и опередить коварных моряков. Он рассказал местным властям, что с ним приключилось, но Периандр не поверил рассказу кифареда и велел пока содержать Ариона под стражей. Он также приказал присмотреть за моряками, когда те прибудут в Коринф.



Когда корабль прибыл в Коринф, Периандр призвал моряков к себе, стал их расспрашивать об увиденном и между прочим спросил, что им известно об Арионе. Моряки ответили, что Арион благоденствует где-то в Италии, и что они видели его в Таранте.
Тут появился Арион в том же самом одеянии, в каком он бросился в море. Пораженные моряки уже не могли отрицать своей вины, так как были полностью изобличены.



А на Тенаре много лет показывали жертвенный дар Ариона – это была небольшая медная статуя, изображающая человека на дельфине.



Следует добавить несколько слов о том, что уже древние авторы стали считать, что Периандров было два: один являлся мудрецом, а другой – тиранном. Так Аристотель считал, что мудрецом был Периандр из Коринфа, но Платон придерживался другой точки зрения.



По-разному древние авторы пересказывали и оценивали различные эпизоды из жизни Периандра.



Эфор (405-330 гг. до Р.Х.), например, совершенно иначе пересказывает эпизод с раздеванием коринфских женщин. Мол, после победы в Олимпии Периандру не хватало золота для возведения обещанной статуи. А во время одного из городских празднеств тиранн увидел богато разодетых и украшенных драгоценностями коринфских женщин. Перианр тогда велел своим охранникам обобрать и раздеть женщин, а полученную добычу он якобы отослал в Олимпию, чтобы завершить изготовление золотой статуи.



Другие авторы также нагородили немало небылиц о Периандре. Так писали, что он спал со своей матерью, что он захватил власть путем государственного переворота, что он первым завел себе телохранителей, и прочие сказки.



Как видите, уважаемые читатели, нам довольно много известно о Периандре, особенно в сравнении с несколькими предыдущими мудрецами (Хилон, Биант, Клеобул), но пока совершенно непонятно, почему его причисляли к одному из Семи Мудрецов. Да и в самой Древней Греции раздавались голоса, протестующие против этой высокой чести, оказываемой одному из тираннов прошлого.



Давайте обратимся к сохранившимся фрагментам наследия Периандра и тогда увидим, что в мудрости он ничем не уступал уже рассмотренным ранее мудрецам.



Периандр написал всего около 2000 стихов наставлений своим сыновьям и гражданам Коринфа.



Он сказал:
"Ничего не делай за деньги: пусть нажива печется о наживе".
Периандр же говорил:
"Кто хочет править спокойно, пусть охраняет себя не копьями, а общей любовью".
На вопрос же, почему он остается тиранном, Периандр отвечал:
"Потому что опасно и отречение, опасно и низложение".
Сохранилось также одно из самых известных его высказываний:
"В усердии – все".



Вот еще несколько сохранившихся сентенций Периандра.
Прекрасен покой, опасна опрометчивость, мерзостна корысть.
Власть народная крепче тираннии.
Наслаждение бренно – честь бессмертна.
В счастье будь умерен, в несчастье - разумен.
К друзьям и в несчастье будь неизменен.
Сговора держись.
Тайн не выдавай.
Наказывай не только за проступок, но и за намерение.



Из сохранившихся фрагментов наследия Периандра совсем непонятно, почему его считали жестоким тиранном. Пожалуй, только последнее его высказывание можно с натяжкой отнести к наставлению другим тираннам.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: