Император Николай Павлович и его окружение, вып. 10


Ворчалка № 437 от 16.09.2007 г.


Николай о министрах

В беседе со своим любимцем князем А.С. Меншиковым Николай Павлович посетовал, что среди его министров нет ни одного,
"с кем можно было бы посоветоваться".
При этой беседе присутствовал и сенатор Константин Иванович Фишер (1805-1868). Он пишет, что под смех князя Николай Павлович в подтверждение своего тезиса стал
"перечислять людей с прибавлением весьма некрасивых эпитетов. Каждое слово государя отзывалось во мне как удар ножа. Как будто завеса спала с глаз моих... Государь, дойдя ... до Чернышева [имеется ввиду князь Александр Иванович Чернышев (1786-1857), в то время военный министр], назвал его скотиною".



Гимн России

В России свой собственный национальный гимн появился довольно поздно – в 1833 году. До этого в торжественных случаях исполнялись различные мелодии, а с 1816 года по повелению императора Александра Павловича на мотив британского гимна "God, save the King" исполнялась "Молитва русских", написанная В.А. Жуковским. Это произведение было исполнено при торжественной встрече императора в Варшаве и так ему понравилось, что
"высочайше повелено было воинской музыке всегда играть этот гимн для встречи государя императора".


Император Николай Павлович считал, что не подобает такой великой державе как Россия использовать мелодию чужеземного гимна. Да еще и первая строка являлась точным переводом первой строки британского гимна. Он поручил композитору Алексею Федоровичу Львову (1798-1870) написать мелодию для национального и народного гимна России. Выбор композитора был не случайным, так как император хорошо знал семейство Львовых, а отец композитора был директором придворной певческой капеллы. Следует отметить, что помимо музыкальных способностей А.Ф. Львов имел и хорошее общее образование – ведь он окончил Институт путей сообщения первым по успеваемости.


Николай Павлович вернулся из поездки в Австрию и Пруссию, где вдоволь наслушался национальных гимнов этих стран, и в начале сентября через Бенкендорфа поручил Львову приступить к работе над российским гимном. Дальше передаю слово самому композитору:
"Государь, сожалея, что мы не имеем своего народного гимна и, скучая слышать музыку английскую, столько лет употребляемую, поручает мне попробовать написать гимн Русский. Задача эта показалась мне весьма трудною, когда я вспомнил о величественном гимне английском "God, save the King", об оригинальном гимне французов и умилительном гимне австрийском. Несколько времени мысль эта бродила у меня в голове. Я чувствовал надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для церкви, годный для войска, годный для народа - от ученого до невежи. Все эти условия меня пугали, и я ничего написать не мог. В один вечер, возвратясь домой поздно, я сел к столу и в несколько минут гимн был написан".


Теперь дело было за текстом. Жуковский по просьбе Львова выбрал шесть строк из своей "Молитвы русских", но первая строка так и осталась калькой первой строки британского гимна. Вот что у него получилось:
"Боже, Царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй на славу нам,
Царствуй на страх врагам,
Царь православный!
Боже, Царя Храни!"


У данного теста были несомненные достоинства. Мало того, что он ярко и кратко выражал идеи самодержавия и православия, так его было еще очень просто запомнить и он легко поддавался куплетному повтору. А кто из вас, уважаемые читатели, знает наизусть слова современного гимна России?
Господину Сергею Михалкову, автору нескольких версий нашего гимна, следовало бы как следует поучиться у Василия Андреевича!


Это текст В.А. Жуковский назвал "Русская народная песня", так как он, по мнению поэта, выражал сокровенные чувства всего народа. Значительно позже, в грозном 1848 году, он писал:
"Народная Русская песня: "Боже, Царя храни!" ... не есть что-то определенное, частное, а чудный родной голос, всё вместе выражающий. В ней слышится совокупный гармонический привет от всех одноземцев, живших прежде, к живущим теперь... Когда зазвучит для тебя народное слово "Боже! Царя храни", вся твоя Россия, с ее минувшими днями славы, с ее настоящим могуществом, с ее священным будущим, явится перед тобою в лице твоего государя".


23 ноября 1833 года (по старому стилю) в певческой капелле оркестром и хором певчих состоялось первое исполнение нового гимна России. Присутствовали император с супругой, великий князь Михаил Павлович, а также ряд высших сановников империи и представители духовенства. Это было как бы пробное исполнение.
Выслушав новый гимн, император кратко сказал:
"Ещё!"
Мачеха композитора записала:
"В другой, в третий и, наконец, в четвертый раз прослушав эту музыку, государь подошел к А.Ф. Львову, обнял его, и крепко поцеловав, сказал:
"Спасибо, спасибо, прелестно; ты совершенно понял меня".
Другой очевидец исполнения записал почти те же слова императора:
"Лучше нельзя, ты совершенно понял меня".


Вскоре состоялось и первое публичное исполнение нового гимна. Оно произошло в Большом театре Москвы 11 декабря 1833 года. Публика восторженно встретила национальный гимн России и потребовала трижды его исполнить.


А 25 декабря 1833 года, в тот день, когда официально праздновалось освобождение России от нашествия войск Наполеона, национальный гимн России прозвучал и в Зимнем дворце Петербурга. Это произошло после Рождественской службы и благодарственного молебна в присутствии всей императорской фамилии, двора, гвардии и ветеранов Отечественной войны 1812 года.


Вот с этого дня "Русская народная песня", так император Николай Павлович любил называть российский гимн, начала свою самостоятельную жизнь и исполнялась при любом подходящем случае. Уже в первые дни нового года "Русская народная песня" поступает в широкую продажу в самых различных вариантах исполнения, в простых и подарочных изданиях.


В конце царствования Николая Павловича Жуковский написал Львову:
"Наша совместная двойная работа переживет нас [на]долго. Народная песня, раз раздавшись, получив право гражданства, останется навсегда живою, пока будет жив народ, который ее присвоил. Из всех моих стихов эти смиренные пять, благодаря Вашей музыке переживут всех братий своих. Где не слышал я этого пения? В Перми, в Тобольске, у подошвы Чатыр-дага, в Стокгольме, в Лондоне и Риме!"
Жуковский сознательно пишет о пяти строках гимна, так как его первую строку он не считал своим произведением – ведь это был всего лишь перевод с английского.



Губернатор-самодур

Однажды могилевскому губернатору сказали, что его приказание не может быть исполнено, так как оно противоречит действующему законодательству, и даже указали на конкретную статью в Своде законов Российской империи. Тогда он вырвал из рук правителя канцелярии том Свода законов, сел на него и, ткнув пальцем себя в грудь, грозно рявкнул:
"Вот вам закон!"



Бумажная набережная

Когда до Петербурга дошли слухи о произволе властей и хищениях в Пензенской губернии, туда в 1858 году была назначена ревизия под руководством сенатора Степана Васильевича Сафонова (1811-1862). Сафонов прибыл в Пензу неожиданно и инкогнито, вышел вечером из гостиницы, взял извозчика и велел вести себя на набережную.
Извозчик удивился:
"На какую набережную?"
Сафонов рассердился:
"Как на какую? Разве у вас их много? Ведь одна только и есть!"
В ответ извозчик вскричал:
"Да никакой нет!"
Вскоре Сафонов выяснил, что на бумаге набережная строилась уже два года, и на ее строительство было израсходовано несколько десятков тысяч рублей, но на самом деле строительство набережной еще и не начиналось.



Почетный титул Закревского

Граф Арсений Андреевич Закревский (1783-1865), который в то время был военным губернатором Москвы, однажды вечером вместе с дочерью проезжал по Мясницкому бульвару. Вдруг из увеселительного заведения, известного в Москве под названием "Варшавский", выскочили пьяные офицеры и подняли страшный шум. Граф подозвал квартального и поинтересовался, в чем дело, и что это за дом. Квартальный ответил коротко и ясно:
"Бордель, Ваше сиятельство!"
Граф возмутился невежливостью ответа квартального, сделанного при дамах, и отвесил ему пощечину. На следующий день увеселительное заведение было закрыто, а за этот подвиг графу Закревскому в Москве присвоили почетное звание "Варшавского".
Эту историю прокомментировал и известный актер Михаил Семенович Щепкин:
"Один раз сказал квартальный правду, да и тут поколотили!"



Гнев императора

Николая Павловича довольно часто охватывали приступы сильного гнева, часто беспричинного или вызванного ничтожной причиной. В таких случаях император
"решительно не стеснялся никакими выражениями",
имеется в виду, что и непечатными. При этом он обычно
"кричал долго и много, все время сильно жестикулируя и беспрестанно грозя пальцем".
Провинившемуся с его точки зрения человеку император кричал:
"Я отправлю тебя туда, где солнце никогда не всходит!"
Современники видели в этих приступах сходство императора с его покойным родителем и отмечали, что
"в жилах Николая Павловича течет много крови его родителя и мгновения беспричинного бешенства затмевают его рассудок".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: