Мария Антуанетта. Дело об ожерелье королевы (продолжение)


Ворчалка № 435 от 02.09.2007 г.


Следует заметить, что в вину кардинала Рогана верила только одна королева. Даже ее брат Иосиф II в Вене сомневается:
"Я знаю великого альмосеньера как крайне легкомысленного и расточительного человека, но признаюсь, никогда не подумал бы, что он способен на жульничество или какую-нибудь низость, подобную тем, в которых теперь его обвиняют".



Еще меньше в это верят в Версале и Париже. Там считали, что королева просто хочет избавиться от неудобного и неудачливого сообщника. Такое мнение было тем легче сформулировать, что кардинал Роган принадлежал к одному из древнейших родов Франции, связанному со многими знатными фамилиями страны родственными или дружескими узами. Все они были оскорблены тем, что кардинала публично схватили в королевском дворце, как простого вора.



Духовенство возмущено самим фактом публичного ареста кардинала. Так высшая аристократия, которая была отодвинута Марией Антуанеттой на второй план, сплотилась и объединилась с духовенством в своей борьбе с королевой.



А уж третье сословие просто ликует. Неважно, кто и в чем там виноват. Главное в том, что кардинала обвиняют в мошенничестве! И королева оказалась замешана в этом скандале! Да этот процесс, если его умело направить и провести, можно нацелить против всего правящего класса страны.
Да здравствует Свобода!



Заработали тысячи перьев Франции, публикуются различные статьи, памфлеты и брошюры, в которых обсасываются все стороны этого дела и фабрикуются самые немыслимые сплетни и слухи. И абсолютно весь поток этой "литературы" направлен против "австриячки".



Я не буду писать о том интересе, которое вызвал этот процесс не только во Франции, но и во всем мире! Это же была Мировая сенсация! Остановимся коротко на ходе процесса.



Арестованных пока всего двое: кардинал Роган и графиня де Валуа де ла Мотт. Граф де ла Мотт успел сбежать в Лондон, прихватив с собой остатки наличных денег и еще не реализованные фрагменты колье. Остальные сообщники все еще находятся в розыске. Вещественное доказательство, то есть колье или его фрагменты, тоже отсутствует.



В этой ситуации Жанна, чтобы отвести от себя обвинение и еще больше запутать ситуацию, обвиняет во всем совершенно непричастного к этому делу Калиостро, и того тоже арестовывают.
А свое внезапное обогащение Жанна объясняет тем, что была любовницей кардинала, а ведь всем известно как щедр его высокопреосвященство к своим метрессам.



Но тут удается арестовать Рето и Николь ("баронессу д’Олива"), и их показания, наконец, проясняют некоторые обстоятельства дела. Клубок начинает распутываться, но имя королевы на процессе так и не всплывает. Все – и обвинение, и защита, - старательно избегают называть его и делают почтительные реверансы в сторону Марии Антуанетты.



Это обстоятельство оказывает на общественное мнение совершенно противоположное воздействие и порождает массу слухов и сомнений. Всех интересует, а что же было в тех бумагах, которые так спешно велел сжечь кардинал Роган? Не могли ли они указать на причастность королевы к этому делу?



Наконец, выявлены все обстоятельства этой аферы, все действующие лица и их роль в этом деле. Всем ясно, что кардинал Роган и Калиостро совершенно невиновны в этом деле, а кардинал и сам был обманут.



Однако теперь очень важными оказываются формулировки приговора в отношении всех замешанных лиц, а главное, в отношении кардинала Рогана.
Приговор должен был быть вынесен 31 мая 1796 года.



С пяти часов утра огромная толпа заполняет не только всю площадь перед Дворцом правосудия, но и большую часть города. Конная полиция с трудом поддерживает порядок. Только с помощью полиции 64 судьи могут проложить себе путь к Дворцу правосудия, а там, в приемной большого зала заседаний их ожидают 19 представителей семейства Роганов и их родственники из семейства Субиз, и представители Лотарингского дома. Они почтительно кланяются судьям, давая понять, что ожидают от них возвращения чести семейству Роганов.



Никто не сомневается, что кардинал будет оправдан, но важна сама формулировка оправдательного приговора. Это был самый важный вопрос повестки дня и именно вокруг него развернулись, самые горячие и ожесточенные споры. Судьи заседали целых шестнадцать часов, и большая часть времени ушла на обсуждение именно этого вопроса.



Почему, спросите вы, уважаемые читатели? Давайте попробуем взглянуть на это дело глазами современников.



Обвинение, сторона королевы и двора, требовало, чтобы оправдательный приговор кардиналу сопровождался вынесением порицания ему за "недопустимую дерзость". А как иначе можно расценить поведение кардинала, посмевшего подумать, что королева Франции тайно от короля назначит ему поздним вечером свидание в парке? Что королева может за спиной короля и без его ведома тайно совершать столь крупные финансовые сделки? Обвинение потребовало от кардинала публичного покаяния за отсутствие почтительности к священной особе королевы Франции и отрешения его от всех должностей.



Но не так смотрела на этот вопрос партия противников королевы. Да, кардинал был втянут в это грязное дело, но он был обманут, следовательно, он невиновен и его поведение безупречно. Значит, кардинал должен быть оправдан полностью и безоговорочно.



Дело здесь в том, что если поведение кардинала признать неуважением к королеве, то Мария Антуанетта будет отомщена, но если кардинал Роган будет полностью оправдан, то тем самым косвенно осуждается королева. Ведь это именно ее поведение дало мошенникам возможность провернуть такую аферу. И полное оправдание кардинала дает возможность к новым нападкам на королеву. Такой исход дела позволит придумать и пустить в оборот такое количество лживых и клеветнических нападок на Марию Антуанетту, какое ей не могло присниться и в самом страшном сне. Это понимают все.



Да, трудную задачу пришлось решать судьям. Считать ли королеву Франции по-прежнему священной и неприкосновенной особой, или она подсудна законам государства, как и любой француз?



Медленно тянутся долгие часы для ожидающей публики. Кипят страсти в большом зале заседаний, но никто не ропщет, ибо почти все понимают, что сейчас решается не только судьба данного дела, кардинала, но судьба будущего Франции.



Наконец судьи выносят свой приговор.
Жанна Ла Мотт единогласно признается виновной во всем и единогласно приговаривается к сечению плетьми, клеймению буквой "V" (voleusse - воровка) и пожизненному заточению в тюрьме Сальпетриер.



Несколько неожиданно выясняется, что "графиня" одна будет отвечать за всё, ибо даже её сообщники отделываются всего-навсего высылкой из страны.
Модистку Николь признают невиновной, так как она попала в эту историю исключительно по своей глупости.
Полностью оправдывают и Калиостро, ибо он не имеет к этому делу абсолютно никакого отношения.



Сложнее обстояло дело с оправдательным приговором кардиналу Рогану. Лишь незначительным большинством голосов, 26 против 22, остальные судьи воздержались, кардинал Роган признается невиновным полностью и безоговорочно.



Кардинал оправдан, королева проиграла, и теперь ее имя можно обливать любой грязью – никто не защитит её и её доброе имя от злобных нападок врагов, которых Мария Антуанетта сумела обрести огромное множество. И уж они-то теперь постараются на славу!



Толпа с ликованием встречает приговор суда. Всюду слышатся крики "Да здравствует парламент!" вместо обычных для такого случая возгласов "Да здравствует король!".



Королева в отчаянии, ее видят всю в слезах, а Мерси докладывает в Вену, что страдания королевы
"превышают те, которые можно оправдать разумом, зная их причину".



А что же король? Ведь теперь все находится в его руках.



Большинство из его предшественников, даже если бы они и допустили проведение такого суда, задевавшего честь королевской семьи, попросту разогнали бы с помощью силы непослушный парламент, отменили его приговор и подавили бы любое сопротивление. Так поступили бы и Людовик XIV, и Людовик XV, но Людовик XVII был слабовольным человеком, неспособным на решительные действия.



Вместо решительных действий, направленных на спасение чести жены и репутации королевской власти, он, как всегда, ограничился полумерами. Он попытался защитить честь жены и отправил кардинала в ссылку, а Калиостро выслал из страны. Но эти полумеры, лишь разозлившие парламент и оскорбившие правосудие, однако, не смогли реабилитировать королеву в глазах ее подданных. Король не сумел найти верного решения, и тем самым приблизил революцию и сделал свой первый шаг на эшафот. Не только свой…



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: