Мария Антуанетта. Дело об ожерелье королевы (продолжение)


Ворчалка № 420 от 15.04.2007 г.


В центре этой знаменитой аферы стояла некая Жанна де Валуа – так она сама себя называла. Она была законной дочерью Жака де Сен-Реми, ведшего свое происхождение непосредственно от тех самых Валуа, которые были королями Франции, но... по боковой линии. Они происходили от одного из побочных сыновей Генриха II.



Семья вела совершенно нищенское существование, но в возрасте семи лет Жанна попалась на глаза маркизе де Булен-Вилье, которая приняла самое живейшее участие в судьбе несчастной сиротки из столь знатного рода. Маркиза устроила за свой счет Жанну и ее младшую сестру в пансион. В четырнадцать лет Жанна попадает в монастырь. Всё? Как бы не так!



В возрасте двадцати двух лет Жанна вместе с младшей сестрой сбегает из монастыря и объявляется в Бар-сюр-Об, где попадается на глаза жандармскому офицеру Николасу де ла Мотту, который вскоре женился на ней. Затем через свою благодетельницу маркизу де Булен-Вилье Жанна была представлена во дворце кардинала Рогана в Цаберне. При содействии кардинала (злые языки утверждали, что через его постель) Жанна добилась для своего мужа чина ротмистра драгунского полка, а также получила некую сумму для оплаты всех долгов семейства де ла Мотт.



Но Жанне и ее мужу теперь уже мало получаемых средств, да и жизнь в провинции так скучна. Ла Мотт без особых осложнений присваивает себе титул графа, и новоиспеченная графская чета отправляется покорять Париж, где рассчитывают использовать так красиво звучащее имя: графиня де Валуа де ла Мотт! Простаки всегда найдутся.



В Париже супруги снимают дом на улице Нёв-Сен-Жиль и пытаются жить на широкую ногу, обзаводясь новыми знакомствами. Для приемов в соседнем магазине одалживается столовое серебро...



Но все эти усилия больших средств не приносят, а ростовщики начинают наседать.



Тогда Жанна отправляется в Версаль и пытается просочиться в высшее общество, но все её попытки оканчиваются неудачей. Ей лишь удалось добиться увеличения пансиона с 800 ливров до 1500, но это же крохи.



Однако после посещения Версаля Жанна начинает направо и налево рассказывать о своих близких отношениях с королевой. Кредит восстанавливается, находится еще некоторое количество простаков, которым льстит знакомство с "подругой" королевы и они позволяют залезать к себе в карманы, но это все не то. У ла Моттов есть дом, кучеры, лакеи, есть два секретаря - Лот и Рето ди Вийет... А больших денег все нет!



Тут в поле зрения Жанны опять попадает кардинал де Роган, у которого в замке Цаберн в это время живет Калиостро. Жанна сближается с известным авантюристом и узнает от него сокровенные мечты кардинала: Роган мечтает стать первым министром Франции, но этому препятствует совершенно необъяснимая антипатия к нему со стороны королевы.



Теперь у Жанны на руках все козыри, и с апреля 1784 года она начинает при встречах с кардиналом, как бы случайно, говорить о том, как ласково с ней обходится ее подруга, королева. Так, по крайней мере, утверждают наиболее популярные версии жизнеописаний Марии Антуанетты и Жанны де ла Мотт. Вот в этом месте описываемой истории и таится один из непонятных моментов. Ведь кардинал Роган встречался с Жанной раньше и прекрасно знал, что она из себя представляет. Он сам, хоть и не был ласково принят при дворе, должен же был сообразить, что захудалая дамочка из провинции, хоть и выдававшая себя за Валуа, никак не могла стать близкой подругой королевы. Ее просто не подпустили бы к королеве.



Значит, что или Жанна в разговорах с кардиналом использовала какие-то другие аргументы, и тот все-таки замазан в этой афере, или кардинал Роган – полный идиот! Выбирайте, что вам больше по вкусу.



Будем следовать второй версии, как наиболее разработанной, и тогда увидим, что кардинал клюнул на эту наживку Жанны и глубоко заглотал ее! Жанна, разумеется, обещает замолвить словечко за кардинала своей "подруге", и ослепленному кардиналу начинает мерещиться, что королева уже не так холодна с ним, как раньше. На Жанну посыпались новые кошельки от кардинала, и она решает продолжать высасывать кардинала и дальше.



С этой целью ее секретарь (и любовник) Рето де Вийет составляет фальшивые письма от королевы на имя графини де Валуа, а Жанна демонстрирует их доверчивому кардиналу. Роган окончательно уверился в том, что Жанна является самой близкой подругой королевы, и решил составить обстоятельное письмо на имя королевы, в котором обстоятельно объясняет свое поведение и свое почтительное отношение к королеве. Через несколько дней Жанна приносит Рогану записку от самой «королевы»:
"Мне очень приятно считать Вас невиновным, однако пока не могу дать просимую Вами аудиенцию. Как только обстоятельства позволят, я извещу Вас. Прошу пока держать нашу переписку в тайне".
Кардинал счастлив, он осыпает Жанну золотом, вступает в переписку с королевой и не задумывается о том, почему же надо держать все в тайне.



Жанна решила пойти еще дальше и устроить кардиналу свидание в Версале с мнимой королевой, желательно ночью, когда кардиналу будет труднее разглядеть свою собеседницу. "Граф" де ла Мотт нашел в Париже молодую проститутку Николь (которая позже стала называть себя баронессой д’Олива), в которой находит некоторое сходство с королевой. Прошу прощения за неточность, так как эти дамы чаще всего называли себя модистками или белошвейками. За довольно приличное для той вознаграждение Жанна уговаривает ее сыграть некоторую роль, почти без слов. Ей очень легко удалось уговорить Николь, ибо она была, как позже на суде сказала Жанна, "очень глупа".



11 августа 1784 года, когда ожидался безлунный вечер, Николь привезли в Версаль и разместили в нанятой квартире. Жанна лично одела Николь в платье, которое было точной копией одного из платьев М.А. На голову дамы одевается широкополая шляпа с вуалью, хорошо затеняющая лицо, и чета ла Моттов с проституткой в наряде королевы вечером отправляется в дворцовый парк. Там они расположились в роще Венеры, где в тени многочисленных деревьев еще легче было выдать проститутку за королеву. Николь должна была произнести всего одну фразу и вручить незнакомцу розу и приготовленное письмо.



Рето де Вийет исполнял роль одного из слуг королевы и проводил кардинала Рогана к месту предполагаемого свидания. Темный безлунный вечер и тени деревьев облегчили мошенникам их обман. Роган приблизился к даме в широкополой шляпе, почтительнейше низко ей поклонился и поцеловал краешек ее платья. Дама приглушенным голосом промолвила:
"Вы можете надеяться, что все прошлое забыто".



Николль от волнения забывает и про розу, и про письмо, а счастливый кардинал продолжает кланяться и благодарить. Но спектакль не должен продолжаться очень долго. Тут кто-то подбегает и говорит:
"Быстрее уходите! Мадам Элизабет и графиня Артуа совсем близко!" -
и графиня де Валуа уводит прочь совершенно осчастливленного и ничего не соображающего кардинала. Граф де ла Мотт осторожно выводит из парка Николь. Всё, комедия окончена!



Теперь кардинала начинают усиленно доить. Через несколько дней кардинал получает через Жанну новое письмо от "королевы". В нем "королева" просит кардинала оказать помощь в размере 50 000 ливров одной дворянской семье, так как в настоящий момент она не может этого сделать лично – сама находится в затруднительном положении.



Кардинал совсем не удивлен, ведь весь Париж знает, что королева постоянно в долгах. Он занимает требуемую сумму, которая вскоре оказывается в руках ла Моттов.



Через три месяца "королева" вновь обращается к Рогану за услугой, и кардинал вновь счастлив услужить своей, как он считает, покровительнице. Правда, для этого ему пришлось заложить обстановку и серебро одного из своих замков, но это ведь пустяки по сравнению с открывающимися перспективами.



Ла Мотты тоже ошалели от свалившихся на них огромных денег. Они купили шикарный дом в Бар-сюр-Об, где вели роскошную жизнь на деньги кардинала, а лучшие люди города почитали за честь быть у них принятыми.



На одном из званых вечеров Жанна случайно узнает, что ювелиры Бомер и Бассаж находятся в очень затруднительном положении. В свое время они вложили очень большие средства в знаменитое бриллиантовое ожерелье, которое предназначалось для мадам Дюбарри, но Людовик XV совершенно не вовремя умер, так что колье оказалось невостребованным. Попытки пристроить колье какому-нибудь европейскому двору или М.А. оказались безуспешными. Ни Людовик XVI, ни кто-либо еще не соглашались выложить за колье один миллион шестьсот тысяч ливров. Ювелиры в затруднении, так как если колье расчленить, то они потеряют очень большие деньги.



Графиня де Валуа ненавязчиво встряла в эту беседу, и тут к ней обратились с просьбой: может быть она, как подруга королевы, сможет уговорить Ее Высочество приобрести колье в рассрочку и на самых льготных условиях, а ювелиры выплатят графине солидные комиссионные. Тут-то в голове Жанны и созрела идея грандиозной аферы с этим бриллиантовым колье, которая вошла в историю, как "ожерелье королевы"!



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: