Римская администрация периода Республики. Часть I. Сенат


Ворчалка № 417 от 25.03.2007 г.


Меня часто просят подробно разъяснить значение различных должностных терминов в Древнем Риме. Ответом на эти просьбы и является данный очерк. Однако я решил за основу очерка взять систему официальных должностей Рима, сложившуюся к периоду поздней Республики (II – I вв. до Р.Х.), как наиболее развитый и функционирующий институт государственной власти. Ведь в эпоху Империи многие должности стали терять свое реальное значение и носили, в основном, почетный характер.
Итак, начнем.



Высшим административным органом в Риме был сенат. Первоначально сенаторами могли быть только патриции. Считалось, что при Ромуле было 100 сенаторов, которые и образовали основное ядро патрициев.



Позднее и плебеи получили доступ к высшим государственным должностям (а, следовательно, и в сенат), и к середине IV века до Р.Х. сформировался, так называемый, нобилитет. Под это понятие попадали патриции и наиболее богатые представители плебеев, которые и занимали высшие государственные должности. Круг таких родов был довольно ограничен, не превышал трех десятков, и в него старались не допускать чужаков. Наличие состояние было обязательным условием для занятия государственной должности, т.к. в Риме все магистратуры были не только бесплатными, но зачастую и сопряжены с немалыми расходами: на общественное строительство, устройство игр и представлений и т.д. Количество сенаторов к этому времени увеличилось до 300.



Вначале назначать сенаторов могли только цари, затем консулы, а с конца IV века это право по закону Овиния перешло к цензорам. По этому закону цензоры каждые пять лет должны были пересматривать списки сенаторов, вычеркивать из них тех сенаторов, кто не соответствовал своему предназначению (утратил состояние, совершил какой-то проступок и т.п.), и заносить в него новых сенаторов из числа бывших высших магистратов от консулов до квесторов.



Сенаторы подразделялись на курульных и обычных. Курульный сенатор в прошлом занимал одну из курульных должностей: консула, диктатора, цензора, претора или курульного эдила. Обычные сенаторы занимали в прошлом должности плебейских эдилов, народных трибунов или квесторов. Иногда в сенат входили и лица, не занимавшие в прошлом никаких магистратур, но обладавшие хорошим происхождением и приличным состоянием. Таких, впрочем, было немного.



Первым в списке сенаторов стоял обычно наиболее уважаемый (или самый старший) сенатор, который носил звание princeps senatus. Созывать сенат и председательствовать на его заседаниях могли только высшие магистраты, консулы или преторы, а также такие экстраординарные магистраты как диктаторы или интеррексы. Но обо всех этих магистратурах чуть позднее.



При голосовании в сенате вначале свой голос подавали самые уважаемые сенаторы в соответствии со своим положением – бывшие консулы, преторы и так далее по нисходящей.



Как я уже говорил, сенат в эпоху республики являлся высшим административным органом Рима и осуществлял верховный контроль буквально над всей жизнью государства. Я подчеркиваю, административным органом, ибо носителем верховной власти являлся народ Рима, который осуществлял свою власть через народные собрания и выборы магистратов, а сенат являлся лишь хранителем верховной власти и мог вручать ее высшим магистратам (от имени римского народа, разумеется).



Функции сената были весьма многочисленны, поэтому я перечислю лишь основные из них.



Сенат осуществлял фактическое руководство всей внешней политикой государства. Да, право объявлять войну, заключать мир и союзные договоры принадлежало народному собранию, но для этого требовалось предварительное одобрение этих мероприятий сенатом. Кроме того, сенат вел всю текущую внешнюю политику, принимал и отправлял посольства, а также осуществлял прочую дипломатическую работу.



Высшее руководство всеми военными мероприятиями также принадлежало сенату. Только сенат определял время набора, его состав и количество призываемых. Сенат мог перераспределять воинские соединения между военачальниками, а также выносить постановления о роспуске войска. Именно сенат устанавливал бюджет для каждого военачальника, а также назначал ему триумфы и прочие почести за успешное ведение войн.



В случаях внезапной внешней опасности или при опасном внутреннем положении сенат мог ввести чрезвычайное положение. Чаще всего для устранения такой опасности назначался диктатор на срок до шести месяцев, но обычно диктатор слагал свои полномочия раньше. Сенат также мог вручить диктаторские полномочия консулам или кому-либо из других высших магистратов. В редких случаях избирался один консул.



Следует отметить, что сенат также управлял финансами и всеми государственными имуществами Республики. Он назначал типы налогов и их сумму, ведал различными откупами, осуществлял чеканку монеты и составлял бюджет государства, обычно на 5 лет. Не отсюда ли пошли и советские пятилетки?



Сенат осуществлял высший надзор и за государственным культом, назначал и утверждал праздники, проводил жертвоприношения от имени государства в благодарственных или очистительных целях, а в сложных ситуациях даже толковал знамения богов.
Сенат также контролировал культы чужеземных богов и в случае необходимости мог запрещать их отправление в государстве.



Даже членами постоянных судебных комиссий до Гракхов могли быть только сенаторы, и только после 123 года суды были переданы в руки всадников.



Из числа сенаторов-патрициев в некоторых случаях назначался интеррекс, но об этом чуть позже.



Как видим, круг вопросов, решаемых сенатом, был достаточно широк, но не безграничен, так как сенат не имел права инициативы, то есть он не мог заседать когда угодно и обсуждать что угодно сенаторам. Сенат мог заседать только тогда, когда его созывал один из высших магистратов, и обсуждать только те вопросы, которые ставились на обсуждение председателем собрания.



Однако существовали уловки, которые позволяли обходить эти ограничения. Так при обсуждении какого-либо вопроса каждый сенатор мог говорить о чем угодно и сколь угодно долго, но об этом чуть позже.



Специальных дней для заседаний сената не существовало, как не было и специального места. Во времена поздней Республики начали строить специальные здания для заседаний сената, которое называлось курия, но заседания сената часто проводились и в других местах. Правда, это должны были быть закрытие и освященные здания, например, храмы, но они могли располагаться и вне городской черты.



Заседания сената начиналось сразу после восхода солнца. Вначале производилось торжественное жертвоприношение, затем следовали ауспиции, после благоприятного исхода которых председательствующий магистрат открывал заседание сената. Он мог поставить на обсуждение либо неопределенный вопрос, вроде обсуждения государственных дел вообще, либо ставил на обсуждение конкретный вопрос, сущность которого он мог прояснить во вступительном слове.



Опрос мнений начинался со старших по положению сенаторов по нисходящей. Во время дебатов председательствующий, наряду с высшими магистратами (консулы, преторы, народные трибуны), мог вмешиваться в обсуждение вопроса когда ему угодно, но он не мог принимать участия в голосовании.



Выше я уже говорил о том, что в своем выступлении сенатор мог говорить о чем угодно. Его речь могла без перерыва продолжаться сколь угодно долго – никаких ограничений на этот счет не существовало. Но обсуждение любого вопроса должно было закончиться до захода солнца, иначе на следующий день всю процедуру было необходимо начинать с самого начала. Это давало возможность хорошо физически подготовленным сенаторам забалтывать обсуждение неугодных вопросов и доводить дело до обструкции.
Однако все предложения в таких выступлениях, которые не относились к обсуждавшемуся вопросу, могли ставиться на обсуждение и последующее голосование только с разрешения председательствующего магистрата.



При опросе мнений каждый сенатор мог или высказаться по поводу предложения председательствующего, или присоединиться к мнению одного из выступавших ранее ораторов. Воздержаться от подачи мнения не мог никто из присутствовавших сенаторов.



Когда опрос мнений заканчивался, магистрат формулировал высказанные предложения, отклонял не относящиеся к обсуждаемому вопросу, и ставил полученные предложения на голосование, причем порядок постановки вопросов на голосование определял сам этот магистрат.



Голосование было открытым и проходило путем разделения сенаторов на две группы: одни собирались возле автора предложения, а другие – в противоположной стороне курии. Воздержаться при голосовании никто не мог. После разделения сенаторов на две группы председательствующий магистрат объявлял, на какой стороне большинство голосов, причем самих голосов (т.е. сенаторов) он не считал, оценивая соотношение сил на глаз. Обвинить его в предвзятости никто не мог, так как высшие магистраты Республики должны были быть вне подозрений!



После окончания голосования магистрат мог распустить сенат, если не было других предложений. В противном случае, если еще оставалось достаточное время до захода солнца, любой из присутствующих высших магистратов (напомню, что кроме консулов таким правом обладал претор и народные трибуны) мог задержать сенат и внести новое предложение, принимая тем самым председательствование в заседании сената на себя.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: