Древний Китай: краткие очерки эпохи Чжоу, вып. 9. Разные мелочи


Ворчалка № 415 от 11.03.2007 г.


Многие считают, что регулярные контакты Китая с Европой начались только с XIII века. Но анализ текста Геродота позволил установить, что уже в то время греки регулярно добирались до западной оконечности нынешней провинции Синьцзян (названия тогда, естественно, были другие). Конечно же, это были купцы, а не воины, так что торговля с Китаем уже существовала во времена Геродота.
Из его же слов можно сделать вывод, что по крайней мере один грек проник вглубь Китая на расстояние 1200 км от столицы.
В III веке до Р.Х. египетские стеклянные бусы были хорошо известны в Китае.
Одним из пяти главных товаров во внешней торговле Рима времен империи был именно китайский шелк. Так что связи были.



В 196 г. до Р.Х. основатель династии Хань император Гао-цзу провозгласил Вэнь-вана величайшим из всех правителей.



В 563 г. до Р.Х., в период "Весен и Осеней", в Восточном Чжоу судились два министра двора. Каждый стремился расширить свои полномочия, чтобы захватить как можно больше власти. Тогда государство Цинь направило специального посланника для разрешения этого спора, который присутствовал при слушании дела при дворе.

Каждый министр выдвинул в качестве своего адвоката одного из вассалов, которые излагали аргументы в свою пользу и против соперников.
Тогда посланник приказал министрам представить краткое изложение собственной позиции с перечнем доказательств, подтверждающих его правоту.
Один из министров оказался не в состоянии этого сделать и бежал.



У-ван утверждал, что даже за самый незначительный проступок надлежит карать смертью, если он был совершен по умыслу. Если таким образом насаждать законы, то
"люди не будут совершать преступлений... и станут мирными и покорными".
Он даже грозит смертью своему младшему брату, если тот не будет хорошо управлять своими владениями.

Кроме того, он заявлял, что лично убьет всех тех, кто будет уличен в совместном распитии вина. В одиночестве пить вино не возбранялось.

Смерть будет ждать и тех чиновников, которые отклоняются от предписанных правил и "проповедуют нововведения".



Через восемь веков почти аналогично высказывался Шан Ян:
"Надлежит жестоко карать даже за незначительные преступления; если подавлять незначительные преступления, то большие преступления никогда не появятся".



Рассказывают, что в пятом веке до Р.Х., то есть уже через 600 лет после завоевания, князь Вэй-хоу обозревал свои владения с городских стен. Он осведомился о названии одной из деревень, и ему ответили, что она называется «место жунов». Вэй-хоу высокомерно сказал:
"Мы зовемся Цзи [это был фамильный знак правящего дома Чжоу], так что же здесь делают жуны?"
И он велел разграбить эту деревню.

В другой раз Вэй-хоу увидел, что у одной из женщин жунской деревни очень красивые волосы. Он приказал обрезать их и сделать парик для своей жены.

Через некоторое время во владениях Вэй-хоу начался мятеж, и он был вынужден скрываться в селении жунов, где и укрылся в доме той женщины, чьи волосы он приказал обрезать. Муж женщины, узнав, кто прячется в его доме, убил князя, отомстив за все его злодеяния.



Вот что в "Ли цзи" говорится о варварах:
и – это не-китайские обитатели востока;
мань – юга;
жуны – запада;
ди – севера.
Но это были обобщенные названия, так как потом появлялись такие обозначения племен, как жуны-ди или мань-и, потом появлялись белые ди или черные жуны и т.д.



В эпоху Восточного Чжоу образовался так называемый союз государств Цзи, правители которых претендовали на происхождение от правящего дома Чжоу. В 587 году до Р.Х. Лу-гун решил отказаться от признания лидирующего значения государства Цзинь и присоединиться к мощному варварскому государству Чу.
Тогда один из его министров заявил:
"В книге историографа И сказано:
"Если он не из нашего рода, значит, он вынашивает иные замыслы".
Хотя Чу и могущественно, оно не родственно нам. Разве оно может испытывать к нам дружеские чувства?"



В 587 году до Р.Х. из царства Цзинь в царство У были посланы военные советники, чтобы обучить их современным методам ведения войны и научить их пользоваться боевыми колесницами. Царство У располагалось в нижнем течении Янцзы и соседствовало с царством Чу, которое в то время стало представлять угрозу для Цзинь.

Царство У усилилось и стало угрозой Чу до такой степени, что стал даже вопрос о его существовании. Но ослепленные своей мощью правители У захотели добиться гегемонии во всей Поднебесной. Тогда последний правитель У задумал поход на север, но один из его министров стал отговаривать правителя от этой мысли и предложил поход против соседнего царства Юэ.
Он говорил, что если У завоюет Юэ, то

"мы сможем жить на их землях и плавать на их кораблях".
А обычаи северных государств чужды жителям У:
"Мы не сможем ни жить на их землях, ни управлять их колесницами".
И это говорится всего через сто лет после того как цзиньские инструкторы обучали их владению колесницами, которые так и не стали у них официальным видом вооружения.

У напало на Юэ и было последним уничтожено и захвачено в 473 году до Р.Х.
Как презрительно замечается в "Планах Сражающихся царств", окончательное поражение У нанесли не колесницы, а "3000 ни на что не годных воинов". Таково было презрение автора книги к пехоте, которая оказывалась намного эффективнее колесниц.



В эпоху Хань учащиеся императорского университета сдавали экзамены весьма оригинальным образом. Экзаменационные вопросы писались на табличках, которые затем выставлялись в качестве мишеней. Экзаменующиеся стреляли по ним из луков, и каждый должен был отвечать на те вопросы, которые содержались в табличках, пораженных его стрелами. Так что ни один испытуемый, какими бы связями он не обладал, не мог заранее узнать вопросы, на которые ему придется отвечать.



Еще со времен Западного Чжоу укоренилась идея о том, что империя (Поднебесная) на законных основаниях включает в себя "все, что под Небом". Разумеется, существовали земли и народы, не подчиненные вану, но это положение принималось только de facto, но не de jure. Поэтому когда в 1793 в Пекин прибыло великое английское посольство МакАртни, на лодках и повозках этого посольства красовались флаги с надписью:
"Посол везет дань от Англии".



Мэн цзы был убежден в том, что ученого, совета которого ищет правитель, не следует приглашать ко двору. Правитель сам должен отправиться к нему и поднести подарки так, чтобы ученый не беспокоил себя благодарением за них. А
"те, кто дает советы великим, должны презирать их, не обращая никакого внимания на их пышность и великолепие".



Во времена династии Хань наследника престола выбирали на основании его успехов в учении, а также на основании учета его гуманности, добродетелей и сыновней почтительности. Знанию военных наук придавали весьма мало значения.
Заметим, что при таких требованиях в России Николай II никогда бы не стал императором.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: