Император Николай Павлович и его окружение, вып. 7


Ворчалка № 398 от 12.11.2006 г.


Граф Карл Васильевич Нессельроде (1780-1862) многие годы заведовал внешней политикой России, но никогда не осмеливался перечить императору Николаю Павловичу, ограничиваясь лишь мелкими замечаниями. В остальном, он покорно исполнял волю императора, сколь бы нелепой она ни была. Лишь однажды граф заартачился и высказал императору (якобы) свое мнение. Дело в том, что император упорно не желал делать его жену Марию Дмитриевну (1786-1849, урожденная Гурьева) статс-дамой. В апреле 1836 года Нессельроде отправился к императору (явно накачанный своей дражайшей половиной) и объявил, что если ко дню именин императрицы, т.е. 21 апреля, его жена не будет пожалована в статс-дамы, то он 22 апреля подаст в отставку.
20 апреля графиня Нессельроде была пожалована в статс-дамы.



Князь Алексей Михайлович Голицын при Николае I был генерал-губернатором смоленским, могилевским и витебским. Это был честный и добрый человек, но достаточно сварливый, и поссорился он как-то с витебским губернским предводителем графом Михаилом Осиповичем Борхом. В результате этой ссоры он послал в Петербург представление, что
"пользы края требуют удаления графа Борха от службы".
В III Отделении (шефом жандармов тогда был граф Алексей Федорович Орлов) составили об этом происшествии доклад императору, но писарь по ошибке пропустил слова "от службы". Получалось, что Голицын требовал удаления графа Борха, которого Николай I и приказал сослать на жительство в Ярославль.

Тогда двоюродный брат ссыльного граф Александр Михайлович Борх приехал к А.Ф. Орлову просить о прощении графа Михаила. Орлов пообещал походатайствовать в этом деле, но палец о палец не ударил, а через некоторое время ответил А.М. Борху, что государь отказал в прощении.

Когда в 1852 году министром внутренних дел стал Дмитрий Гаврилович Бибиков, А.М. Борх продолжил свое ходатайство. Бибиков тут же доложил императору и сразу же получил согласие на прощение. Более того, император полагал, что М.О. Борх давно уже возвращен из ссылки, а выяснилось, что А.Ф. Орлов даже не докладывал императору о просьбе А.М. Борха.



Сенатор А.Е. Толмачев сначала долго служил по военной части. В николаевское время он слыл хорошим воякой, а чтобы понять, что это значило, ознакомимся с отзывом о нем генерал-лейтенанта Н.П. Мартынова:
"Вот отличный был полковой командир Толмачев Афанасий Емельянович! Во-первых, по фрунту – дока; а потом, что за хозяин! Сердце радовалось, глядя на него. У него ничего не пропадало: бывало, велит стричь солдат, да стричь везде, без исключения; волосами набьет тюфяк и продаст. Мастер своего дела!"
Вот такие мастера и довели Россию до краха в Крымскую кампанию.



Канцлер граф Нессельроде говорил своему сыну, когда тот учился в Петербургском университете:
"Я вовсе не требую, чтобы из тебя вышел ученый; ученость тебе ни к чему не нужна: ты – граф Нессельроде и богат, но я требую от тебя непременно, чтобы ты на выпускном экзамене получил чин десятого класса, для того чтобы не отстать от товарищей своих по службе".
С этой задачей Дмитрий Карлович успешно справился и ученостью не заразился.



Петербургский обер-полицмейстер Александр Павлович Галахов (1802-1863) был известным выпивохой. Про него говорили:
"Qu’il n’est guere spiritual, mais tres spiritueux".
["Он вовсе не остроумен, но преисполнен спирта".]
Когда в 1856 году Галахова отправили в отставку, то шутили, что он будет назначен генерал-губернатором на остров Мадеру или, по крайней мере, в город Херес.



Граф Виктор Никитич Панин (1801-1874) был министром юстиции в 1839-1861 гг., но после скандальной публикации в «Колоколе» о его взглядах был отправлен в отставку. Вот несколько анекдотов о нем и его деятельности.

В одном из салонов Панин заявил:

"Не следует допускать в России адвокатуры, потому что опасно распространять знание законов вне лиц служащих".

В 1852 году он предписал всем высшим чиновникам своего ведомства наблюдать за частной жизнью подчиненных и доносить о ней министру.

Однажды он решил, что московскому сенату слишком дорого обходятся канцелярские принадлежности (бумага, чернила, перья), и приказал доставлять их из Петербурга. Но эту бумагу покупали на фабриках, которые находились близ Москвы, так что приходилось ее везти сначала в Петербург, а потом обратно в Москву.



Михаил Семенович Воронцов (1782-1856) в 1828 году был наместником новороссийским и бессарабским. В Одессе в чине полковника служил тогда же Н.Н. Раевский-младший (1801-1843), который был в довольно близких отношениях с женой наместника, Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой (1792-1880). Затем Воронцова отказала ему от дома. Раевский был очень сильно разозлен этим отказом и однажды, встретив Воронцову на улице, забылся до такой степени, что ударил ее тростью.

Раевскому было тогда 32 года, а Воронцову 47, и князь пожаловался императору Николаю Павловичу.
Обычно очень суровый в таких вопросах Николай Павлович на этот раз ограничился тем, что велел Раевскому выехать из Одессы и покинуть Новороссийский край.



Граф Александр Аркадьевич Суворов (1804-1882), внук полководца, участвовал во взятии Варшавы в 1831 году. Он проявил незаурядную личную храбрость, и несколько раз его жизни угрожала опасность во время переговоров с мятежными поляками. Во взятии Варшавы участвовал и Суворовский полк (имени полководца).
Николай I спросил у А.А. Суворова:
"Сколько в суворовском полку осталось?"
Тот ответил:
"300 человек, Ваше Величество".
Тогда император возразил:
"Нет, 301: ты в нем полковник", -
такова была монаршая милость.



В начале 1834 года на балу у графа Бобринского Николай I заговорил с Пушкиным о его "Пугачеве". Император сказал:
"Жаль, что я не знал, что ты о нем пишешь; я бы тебя познакомил с его сестрицей, которая тому три недели умерла в крепости Элингфоской".
Речь шла о последней дочери Пугачева, Аграфене, которая жила под надзором полиции в Кексгольме и умерла 5 апреля 1833 года. Император немного ошибся.



Последний бал масленицы 1834 года проходил в царском дворце. Для этого бала специальные списки приглашенных не составляли, подготовка шла в жуткой спешке, поэтому решили воспользоваться списками приглашенных на бал у князя Кочубея. Но в этих списках не было ни самого князя, ни членов его семейства, ни приближенных к нему лиц. Так что все эти высокопоставленные лица оказались без приглашений на бал к императору.
Бывает.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: