Читаем «Гамлета»: размышления Старого Ворчуна при чтении пьесы В. Шекспира. Часть IV


Ворчалка № 394 от 15.10.2006 г.


Клавдий так торопится получить информацию о Гамлете, о его настроениях и замыслах, из его беседы с Гертрудой, что посылает еще и Полония за принцем.



Однако не дожидаясь результатов этой беседы, король уже поручает Розенкранцу и Гильденстерну доставить принца в Англию, устранив, таким образом, грозящую ему опасность:
"Наш сан не может потерпеть соседство
Опасности, которою всечасно
Грозит нам бред его".
И далее:
"Пора связать страшилище, что бродит
так нестреноженно".



Те, конечно, согласны. Они морально частично удовлетворены таким поручением: формально Розенкранц и Гильденстерн сопровождают принца в Англию, но на самом деле он будет у них под стражей.



Король, тем временем, как бы и раскаивается, и надеется на благополучный исход дел (но только для себя):
"Все может быть еще и хорошо".
Ведь он думает о том, что не может покаяться и получить отпущение греха за убийство брата. После таких размышлений Клавдий становится на колени и начинает молиться.



И тут внезапно появляется Гамлет, идущий к матери, который видит молящегося Клавдия. Король углубился в молитву и ничего не замечает вокруг. Принц хочет уже убить короля, но останавливается – и вовремя – так как Клавдий в таком случае окажется на небе и очищенным (ведь Клавдий молится), в отличие от отца, который был убит без причащения и отпущения и оказался, как минимум, в чистилище.
Нет, это будет не отмщение, а награда. Надо подождать и сразить Клавдия, когда он будет запятнан пороками или каким-нибудь нечестивым делом (пьянство, игра, кощунство и т.д.). Так Клавдий получает отсрочку.



Свидание с матерью. Это свидание оказывается тройной ловушкой: для Гамлета – принца сюда заманили, чтобы выведать его тайные замыслы; для королевы – так как она хочет, но не может искренне поговорить с сыном по душам – ведь рядом подслушивает Полоний, организовавший это свидание; а также и для самого Полония это свидание оказывается смертельной ловушкой.



Перед свиданием Полоний еще раз успел проинструктировать королеву, как ей себя держать с принцем и чем следует особенно интересоваться. Но тут следует помнить о некой растерянности Полония - ведь он не в курсе того, каким путем Клавдий пришел к власти, и не понимает истинных причин внезапного взрыва и гнева короля.



Гертруда решает начать разговор с сыном холодно и формально, но Гамлет в ответ только дурачится.
Когда же Гамлет хочет поговорить с королевой серьезно, она вдруг в испуге кричит, боясь, что сын хочет ее убить. За что? Зачем? Этот поступок королевы выглядит совершенно немотивированным – ведь Гамлет просто хотел заставить королеву выслушать его. Да, он, возможно, хотел применить незначительное насилие или угрозу его, но только чтобы заставить себя выслушать.
Однако Гертруда кричит так, как будто ее собираются убить. Возможно, королева просто хочет прервать свидание и избежать серьезного разговора – ведь она знает, что Полоний подслушивает их беседу. Но в данном случае королева просчиталась. Да, ее крик слышит Полоний и, опасаясь за королеву, тоже кричит, призывая подмогу. Но реакцию Гамлета она предвидеть не смогла. Тут-то ловушка, которую выстроил Полоний для Гамлета, для Полония же и захлопывается, превращаясь в его могилу.



Самое время сказать: а вот и первый! Нет, не телеканал, а труп. Убийцей Полония, конечно, является Гамлет, но косвенно вина за это ложится и на королеву. Теперь ей следует об этом помнить.



Мне кажется, что следует сказать несколько слов об этом разговоре сына с матерью. К сожалению, широко известные переводы Пастернака и Лозинского не в состоянии передать всю тонкую структуру диалогов Гамлета, особенно в этой сцене. Английский текст содержит массу трудноуловимых нюансов, и переводчики не смогли полностью их передать, упрощая и сглаживая авторский замысел. Попробуйте, уважаемые читатели, сами заглянуть в английский текст пьесы, и вы в этом легко убедитесь.



Когда Гамлет шпагой убивает Полония, прятавшегося за ковром, он как бы надеялся, что это был король. Как он мог на это надеяться? Ведь он только что видел короля за молитвой и покинул его. Хотя в замке наверняка были тайные ходы, и, в принципе, Клавдий за время беседы Гамлета с матерью мог успеть проникнуть за ковер.
В общем, труп есть, да не тот. Но ситуация нравственно немного переменилась, и сам принц Гамлет теперь тоже является убийцей.



Это первый реальный труп в ходе действия пьесы, и маховик насилия начинает раскручиваться. Почему первый? Потому что смерти Гамлета-старшего и Фортингбраса-старшего остались за рамками действия пьесы, хотя и служат ее обрамлением [а, возможно, и стержнем пьесы].



В последовавшем разговоре Гамлет открывает матери, что его отец был убит Клавдием, но когда он слишком начинает увлекаться своими обличениями, ему еще раз является призрак отца, с которым беседует только он, так как только принц его видит. Мать же его не видит и считает Гамлета безумцем. Призрак призывает Гамлета обратить месть на убийцу, а мать вернуть в чувство и пощадить. Успокоившись, Гамлет призывает мать к очищению, и первый шаг на пути к этому – не спать с дядей.



За убийство Полония принцу, разумеется, придется нести ответственность, и он это прекрасно понимает. Но тонкий ум Гамлета решает и эту трагедию использовать себе на пользу. Он показывает матери свою осведомленность о том, что предстоящая поездка в Англию – западня для него:
"Готовят письма; два моих собрата,
Которым я, как двум гадюкам, верю,
Везут приказ; они должны расчистить
Дорогу к западне..."
[Поездка в Англию – это еще одна ловушка для принца; попробуйте сосчитать, сколько всего ловушек в пьесе выстроено для Гамлета.]



Гамлет теперь рассчитывает на то, что убийство Полония только ускорит как отъезд в Англию, так и столкновение с врагами, Розенкранцем и Гильденстерном, а особенно – с Клавдием. Но первыми на очереди станут его сотоварищи по университету.



После убийства Полония Гертруда в разговоре с Клавдием и не думает раскрывать мужу, что она знает всю правду. Она уже полностью на стороне сына. Почти. Почему почти? Обратите внимание на реплику королевы, когда Лаэрт с датчанами врывается во дворец. Тут она полностью предстает обладательницей королевских регалий.



А Клавдий пытается как-то смягчить неблагоприятное впечатление от убийства Полония, так как тень убийцы ложится и на него. Он созывает ближний круг вельмож и велит Розенкранцу и Гильденстерну позаботиться о теле Полония и привести к нему Гамлета.



В разговоре с однокурсниками Гамлет опять ведет не совсем внятную беседу, пытаясь, очевидно, укрепить их мнение о своей невменяемости. Так ему будет легче расправиться с ними.



А Розенкранц и Гильденстерн могут пока торжествовать – принц отдан как бы под их арест. Ведь на реплику короля:
"А где он сам?"
Розенкранц удовлетворенно отвечает:
"Здесь рядом; под присмотром, в ожиданье
Велений ваших..."
И далее Розенкранц позволяет себе даже такую выходку:
"Эй, Гильденстерн! ВВЕДИТЕ принца!"
Явный триумф звучит в его словах. Триумф за разоблачение их сущности и положения возле опального теперь принца.



Прикидывающийся ненормальным принц, наконец, указывает королю, где он спрятал труп Полония, а король сообщает Гамлету, что он посылает принца в Англию, чтобы уберечь его от расплаты за убийство Полония. Но из реплики оставшегося в одиночестве короля следует, что он отдал королю Британии письменный приказ об умерщвлении принца Гамлета.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: