Древний Китай: краткие очерки эпохи Чжоу, вып. 5


Ворчалка № 370 от 30.04.2006 г.


Считается, что музыка в Европе играла заметную роль, но даже в восемнадцатом веке Моцарта могли пинать как какого-нибудь лакея. В Китае же с древних времен музыканты были значимыми фигурами. Так в период Весен и Осеней среди первых чиновников государства Цинь упоминается некий Мастер музыки. С ним правитель Цинь регулярно советовался по ведению государственных дел.

При дворе в Западной Чжоу, правда, в поздний период, некий композитор был в большой милости у двух ванов и получал богатые дары.



Отношение к военным и военному искусству

У китайцев было весьма своеобразное отношение к армии и военным заслугам. Большинство великих китайских героев и даже "легендарные императоры" не имели почти никакого отношения к войне и воинскому искусству. Китайским героям приписывались такие славные дела, как изобретение письменности, одомашнивание животных, создание различных музыкальных инструментов и разработка календаря.



Династия Чжоу получила власть путем военного завоевания, но и у чжоусцев военные заслуги не стояли на первом месте. Их легендарный предок Хоу Цзи был культурным героем, которому приписывалось создание искусства обработки земли.

(Вспомните, например, Рим с его культом армии и основателями Ромулом и Ремом.)



У-ван был подлинным основателем династии Чжоу (первым ваном) и покорителем шанского государства, его традиционно восхваляют именно за военные заслуги, но чжоуская литература отдает безусловное предпочтение мудрому администратору Вэнь-вану.



Основатели последующих династий часто бывали полководцами, но почитания они удостаивались только в том случае, если их таланты не ограничивались лишь военным искусством.



В гражданской войне после падения династии Цинь (221-207 гг. до Р.Х.) выделялся полководческими способностями Сяо Юй. Утверждается, что он не проиграл ни одного сражения, когда лично вел свои войска в бой. Однако традиция называет его надменным и беспощадным деятелем, которого стали покидать его последователи, так что Сяо Юй вынужден был покончить жизнь самоубийством.

(Интересно, а есть ли в западноевропейской традиции такой непобедимый полководец с подобной трагической судьбой? Надо будет поискать. Сразу скажу, что Помпей Великий в такие герои не годится, т.к. он был весьма посредственным полководцем, хотя и очень надменным.)



Противостоял Сяо Юю человек, вошедший в историю под именем ханьского Гао-цзу. Он был крестьянином, потом одним из предводителей крестьянского восстания и закончил предводителем огромной армии. Гао-цзу захватил власть в Поднебесной и основал династию Хань с помощью армии, но традиция не признает Гао-цзу ни великим стратегом, ни умелым генералом. В сохранившихся сочинениях и сам основатель династии Хань признавал это, но не считал военное искусство главным. Гао-цзу преуспел в умении добиваться преданности своих сторонников и в эффективном использовании их талантов, т.е. он был в первую очередь умелым администратором. Образованные люди упрекали Гао-цзу за грубость, но он стал настоящим героем для всех китайцев вплоть до настоящих времен. Причем, восхищались они не его военными подвигами, которых было немало, а славили его за ум и проницательность, за то, что сумел привести страну к миру и процветанию.



В Китае военное дело совсем не было таким престижным, как в Европе, и полководцы не пользовались таким значительным авторитетом. Кроме того, традиционно воины присягали лично императору, но в отличие от европейской традиции они уважали его и боялись вана куда больше, чем любого самого прославленного полководца, так что подбить их к мятежу было довольно трудно.



Конечно, в китайской истории бывали периоды, когда на первый план выходили военные. Им удавалось иногда прибирать к рукам власть и убивать императоров, но известно гораздо больше случаев, когда именно императоры плохо обращались со своими полководцами.



Традиционное отношение китайцев к военному делу выражено в пословице:
"Их хорошего железа не делают гвоздей, из хорошего человека не делают солдата".



К военным в Китае относились как к необходимому злу. Римская традиция, которая требовала от претендента на гражданскую должность длительного военного опыта, подавляющему большинству китайцев показалась бы очень странной и предосудительной.



Если перед китайцем открывалась возможность выбора между гражданской карьерой и военной, он неизбежно выбирал гражданскую, т.к. военная всегда считалась второстепенной. Человек мог перейти с военной службы на гражданскую, но лица, получившие только военное образование котировались ниже своих конкурентов и получали менее престижные должности.



Когда Чжоу-гун восхвалял в своих речах знаменитых министров прошлого, помогавших своим правителям, он всегда восхвалял их добродетели, но ничего не говорил об их военных талантах. Даже когда он восхвалял И Инна, при содействии которого основатель династии Шан сверг последнего правителя Ся.



Китайцы написали много книг об искусстве управления, они много размышляли о нем и считали активное участие в нем самым желанным и благородным из всех занятий. Высшие гражданские чины, имевшие выдающиеся заслуги, уже во времена династии Шан почитались как национальные герои.



Аналоги рыцарства в Китае

В Китае был свой аналог европейского рыцарства. Если в Европе рыцарями были вооруженные всадники в латах, то в Китае эпохи Весен и Осеней это были знатные люди, сражавшиеся на запряженных лошадьми колесницах.



В 532 году до Р.Х. правитель Ци Чжуан-гун учредил "орден мужественных", в который принимали лиц, проявивших соответствующие качества.



Могущество государства определялось числом колесниц, которое оно могло выставить. Можно прочитать в источниках о "царстве в тысячу колесниц". Но колесница более свидетельствовала о статусе и положении, чем была эффективным боевым средством.



Вот несколько примеров рыцарского поведения борющихся сторон.



В 638 году до Р.Х. армия царства Чу напала на царство Сун. Чуская армия значительно превосходила числом армию Сун, но когда воины Сун выстроились в боевой порядок, а чусцы еще переправлялись через реку, сунский правитель отклонил предложение своего военного министра напасть на врагов:
"Этого делать нельзя".
Вот чуская армия переправилась через реку, но еще не успела выстроиться в боевой порядок. Министр снова просит разрешения напасть на врагов, но правитель ответил:
"Еще нельзя".
Сунская армия атаковала врагов только тогда, когда чуская армия полностью развернула свои ряды, и потерпела сокрушительное поражение. Сам правитель был ранен в бедро, а вся Стража Дворцовых Ворот погибла. Правителя все стали осуждать за это, но он ответил:
"Благородный господин никогда не наносит второй раны и не берет в плен седовласого старика. Когда древние вели войну, они не нападали на врага, который находился в ущелье. Хотя я - всего лишь недостойный потомок погибшей династии, я никогда бы не отдал приказ бить в наступление и атаковать врага, который еще не построился в боевой порядок".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: