Взлет и падение дома Тайра. Часть 14. Послесловие: судьба принца Ёсицунэ


Ворчалка № 361 от 26.02.2006 г.


Ёритомо был настоящим восточным правителем с огромной жаждой власти. После истребления рода Тайра он начал избавляться от своих самых сильных и опасных соратников, включая родственников из рода Минамото. Ёсицунэ, как победитель Тайра, хоть и был его младшим братом и верным сторонником, потенциально представлял для него самую большую опасность: ведь в его распоряжении была огромная армия, которая обожала своего победоносного командующего!



Рассказывают, что когда Ёритомо еще только выбирал главнокомандующего для своей западной армии, он решил испытать своих младших братьев. С этой целью он приказывал неведомо для них раскалять на огне свой рукомойник и заставлял всех братьев по очереди держать его, пока он умывает руки. Все братья, как только брали в руки раскаленный рукомойник, в ужасе бросали его; один только Ёсицунэ не выпустил его из рук. Все то время, пока его старший брат не кончил умывания, он держал раскаленный рукомойник, оставаясь совершенно спокойным и невозмутимым, совсем не меняясь в лице. Из этого Ёритомо сделал вывод, что тот все перенесет, что ему все нипочем, и с тех пор стал остерегаться и опасаться своего брата.



Про Ёритомо можно сказать, что он не терпел сколько-нибудь выдающихся перед ним людей. Поэтому он с удовольствием слушал все наветы, возводимые на Ёсицунэ, про все его проступки, мнимые и действительные, разжигая в себе ненависть к брату. Ёритомо беспокоила и армия, преданная своему командующему и считающая, что именно Ёсицунэ принадлежит вся заслуга в разгроме Тайра, что Ёритомо ничего не сделал для этого, и потому всю власть следует передать их предводителю. А тут еще Ёсицунэ взял себе в жены дочь пленённого Тайра Токитада, что еще больше разожгло ненависть к нему со стороны старшего брата.



Когда же у Ёритомо родился сын, то он приблизил к себе своего тестя Ходзё Токимаса, а остальных же кровных родственников он отдалил от себя, подозревая их всех и каждого по отдельности в том, что они могут (sic!) злоумышлять против него.



И вот Ёсицунэ разгромил Тайра и ведет пленных в Камакура, но Ёритомо не позволил ему вступить в Камакура, и для принятия пленников прислал своего тестя. Ёсицуне оказался в ловушке в своем имении, а его армия была в столице. Напрасно Ёсицунэ слал брату письма и обращения, в которых клялся в своей верности. Он не получил ответа ни от брата, ни от кого из его приближенных. Ёритомо решил, что еще не время для устранения брата, так как это может вызвать возмущение армии, обожавшей Ёсицунэ, и привести к новой смуте. Он решил выждать.



Опечаленный Ёсицунэ прибыл в столицу, а клевета на него продолжалась. В столице он к тому же обнаружил, что большинство верных ему частей за время его отсутствия выведены из столицы и распределены по различным провинциям или распущены по домам.



Ёритомо приказал через посредников, чтобы Ёсицунэ уничтожил скрывавшегося в столице Юкииэ, но Ёсицунэ сказался больным и принял посредника через дверь. Это вызвало такой гнев Ёритомо, что он собрал всех своих военачальников и обратился к ним с речью, в которой перечислил все вины своего брата:
"Кто возьмется ради меня сразить Куро (прозвище Ёсицунэ)? Он также, как и другие, не должен выходить из подчинения мне, но несмотря на это, он опередил меня доступом во дворец. Без доклада мне он получил чин пятого класса и звание офицера гвардии. В экипажах и одеяниях он роскошествует и хватает через край и горделиво кружит в апартаментах дворца постригшегося императора. Хотя он и пользуется расположением государя, но все же должен быть скромнее. После боя при Данноура он находился на одном и том же корабле вместе со вдовой-императрицей. Мало того, он взял еще в жены дочь пленника из рода Тайра. Таково его самомнение и самовольство, и нет иного средства, как только покарать его, стерев с лица земли. Так кто ради меня сразит Куро?"
Никто не вызвался выполнить это поручение, и выбор Ёритомо пал на доверенного монаха Сёсуна. Он разъяснил монаху план действий и отправил его в столицу. Одновременно он конфисковал все угодья Ёсицунэ.



Когда Сёсун прибыл в Киото, то он разместился неподалеку от Ёсицунэ, но не спешил явиться к нему с представлением. Ёсицунэ послал за монахом и стал выговаривать ему за непочтительное поведение. Сёсун оправдывался тем, что он шел на поклонение храмам в Нара, но по окончании этого он непременно хотел ему представиться. Ёсицунэ рассмеялся и в шутку сказал:
"Нет! Нет! Разве же ты не злоумышляешь против меня, получив на то распоряжение брата? Я хотел, было, бросить тебя теперь в тюрьму, но потом подумал и боюсь, что люди станут говорить обо мне, что я струсил, притом же ты посланец моего старшего брата, и первый я выступать не стану!"
В ответ на эти обвинения Сёсун дал письменную клятву в том, что у него нет никаких умыслов против Ёсицунэ, и возвратился к себе.



У Ёсицунэ была танцовщица Сидзука, которая проследила, как уходил Сёсун, и сообщила об этом Ёсицунэ. Дело в том, что монах вел себя очень подозрительно: он все осматривал, расположение палат, а особенно внимательно он рассмотрел конюшню. Но Ёсицунэ почему-то не придал этому никакого значения. Вечером на улицах началась подозрительная суета, и Сидзука послала двух доверенных мальчиков к жилищу Сёсуна, чтобы проследить за ним, но мальчики так и не вернулись. Их нашли мертвыми у ворот жилища Сёсуна, где уже собрались вооруженные самураи числом более пятидесяти.



Жилище Ёсицунэ охраняло всего семь человек, когда ночью на них напали шестьдесят всадников Сёсуна. Ёсицунэ надел доспехи, верхом на коне вместе со спутниками бросился на врагов и рассеял их. Нападавшие стали осыпать Ёсицуне стрелами с расстояния, но тут стали прибывать самураи Ёсицунэ, прибыл также и Юкииэ, так что вскоре Сёсун был разбит и бежал.



Ёсицунэ прямо с места боя направился во дворец экс-императора Госиракава в утыканном стрелами шлеме и доложил ему о происшествии.



Тем временем преданные Ёсицунэ монахи схватили Сёсуна и доставили его в столицу. Ёсицунэ допросил пленного монаха, который признался в том, что Ёритомо поручил ему убить своего младшего брата. Ёсицунэ хотел отпустить монаха, но тот попросил поскорее предать его казни, и его просьба была выполнена. Очевидно, монах больше опасался гнева Ёритомо за невыполненный приказ, чем просто смерти.



Ёсицунэ добился от экс-императора разрешения на выступление с оружием в руках против Ёритомо, но один из слуг Ёсицунэ сбежал к Ёритомо и донес ему о принятом решении. Ёритомо тотчас же стал собирать силы, но его авангард из пятидесяти человек выступил в путь немедленно. Сам же он выступил чуть позднее, разослав воззвание, чтобы войска присоединялись к нему по дороге. Ёсицунэ добился от Госиракава указания, чтобы воины соседних провинций оказывали ему помощь, но не успел собрать достаточных сил и в третий день одиннадцатого месяца того же 1185 года бежал вместе с Юкииэ и укрылся на территории Сайкайдо.



Ёритомо узнал, что его брат бежал и скрывается, и вернулся в Камакура, где стал сетовать на несправедливость экс-императора. Перепуганный Госиракава объявил по всем шестидесяти шести провинциям розыск Ёсицунэ, но того нигде не нашли. Придворные, которые принимали участие в деле издания указа об экспедиции против Ёритомо, были лишены своих званий и должностей. Многих из них сослали.



В четвертом месяце 1186 года был схвачен и казнен Юкииэ. Ёсицунэ тем временем вычеркнул себя из списков фамилии Минамото и сменил имя на Ёсиаки. Вместе со своей женой из фамилии Кавагоэ и верными воинами он скрывался в провинции Муцу. Верную наложницу Сидзука, которая была беременной, он с одним из верных слуг отправил в столицу. Но по дороге "верный" слуга обобрал Сидзука и бросил ее в метель на произвол судьбы. Она была захвачена монахами, которые и доставили ее в Камакура.



На допросах Сидзука крепко стояла на том, что она в положении и не знает, где теперь находится Ёсицунэ. Ее оставили под присмотром в Камакура, но Масако, жена Ёритомо, узнала о том, что Сидзука хорошо танцует и поет, и захотела посмотреть на ее выступления. Сидзука отказалась, ссылаясь на болезнь. Тогда Ёритомо с женой призвали Сидзука в храм Цуругаока (храм в честь бога войны Хатимана, который был патроном фамилии Минамото) и заставили ее петь и танцевать. Тогда она стала петь прощальную песнь разлуки, а потом сочинила еще одну песнь, в которой выказала всю свою любовь к Ёсицунэ:
"Среди белых снегов Ёсинокских стремнин,
Там один он изгнанником бродит;
Только след на снегу остается один,
Но любовь и по снегу доходит!"
Все были очень растроганы и плакали, только Ёритомо разгневался:
"Презренная служанка осмелилась не величать меня в песнях, и смеет еще любить бунтовщика, смутьяна!"
Он хотел казнить ее, но Масако отговорила мужа. Через некоторое время Сидзука родила мальчика, которого по приказанию Ёритомо тут же убили. Сидзука же была отпущена на свободу, причем Масако щедро одарила ее.



Ёсицунэ тем временем укрылся у Фудзивара Хидэхира. Ёритомо узнал об этом и подал доклад, чтобы Хидэхира вменили в вину укрывательство мятежника. Госиракава тут же издал указ с соответствующим запросом и угрозами, на что Хидэхира ответил извинениями. Вскоре после этого Хидэхира заболел и умер, но он оставил своему сыну Ясухира завещание, в котором велел поднять свои провинции Муцу и Дэва, стать под начало Ёсицунэ и бороться с Ёритомо. Тем временем Госиракава издал новый указ, в котором велел Ясухира покончить с Ёсицунэ.



Ясухира колебался, не зная, что ему делать, и Ёритомо во втором месяце 1189 года стал собирать силы, чтобы покарать Ясухира, заявляя, что вина последнего такова же, как и вина самого мятежника. Ясухира перепугался и в последний день четвертого месяца 1189 года послал воинов, которые неожиданно напали на укрепление Коморагава, в котором обосновался Ёсицунэ. Вскоре все его верные соратники пали в жестоком бою. Ёсицунэ, чтобы избежать бесчестия, собственноручно умертвил свою жену и детей, а затем покончил жизнь самоубийством.



Ясухира послал гонца с головой Ёсицунэ, вложенной в лакированный ящик и пропитанную крепким сакэ, в Камакура. Ёритомо с приближенными установили ее подлинность. Хотя вскоре по стране и пошли слухи о том, что Ёсицунэ жив и скрывается, но Ёритомо больше никаких розысков своего младшего брата не проводил.



Подлое предательство, однако, не спасло Ясухира. Ёритомо собрал большое войско и напал на него. Ясухира сопротивлялся два месяца, но в девятый месяц 1189 года его же военачальник Кавада Дзиро убил его и явился к Ёритомо с головой Ясухира и изъявлением покорности. Ёритомо сказал ему:
"Ясухира и без того был у меня, как в ладони, мне вовсе не нужно было от тебя никакого содействия. Ты же забыл оказанные тебе милости и помышлял только о выгоде. Это безнравственная измена господину и посягательство на него!"
После этого Дзиро был казнен, а отрубленная голова Ясухира выставлена напоказ.



Позволю себе еще несколько слов в заключение этой истории. Мать императора Антоку постриглась в монахини, прожила несколько лет в монастыре и умерла вскоре после ее посещения экс-императором Госиракава. Сам Госиракава умер в 1192 году, дожив до 66 лет. Всю свою жизнь он боролся за власть, но ему удалось сохранить только ее видимость. Реальной силы у него уже не было. В 1199 году скончался и первый сёгун Ёритомо на пятьдесят третьем году жизни. После посещения одного из храмов он упал с лошади, сильно ударился, заболел и вскоре умер. Его старший сын был неспособен к управлению страной, и между остальными детьми и внуками сёгуна началась ожесточенная борьба за власть, а Японией фактически начал править Ходзё Токимаса. Помните тестя Ёритомо?



На этом, уважаемые читатели, я и хочу закончить историю о взлете и падении дома Тайра. Японцы до сих пор с уважением вспоминают о доме Тайра, почитают принца Ёсицунэ, но первый сёгун Минамото Ёритомо мало у кого вызывает добрые чувства.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: