ДДревний Китай: краткие очерки эпохи Чжоу, вып. 4. Легенда о неулыбчивой красавице. Официальные посты в Чжоу


Ворчалка № 359 от 12.02.2006 г.


Легенда о неулыбчивой красавице



В "Ши цзин" сохранилась легенда о падении дома Чжоу, которая возводит вину за это на женщину по имени Бао Сы.

Еще во времена династии Ся во дворце правителя появились два дракона. Они выплюнули свою слюну, которая была помещена в специальный ящичек и передавалась из поколения в поколение. В правление Ли-вана ящичек вскрыли, и от этой слюны забеременела одна из женщин гарема. Так на свет появилась красавица Бао Сы, которая затем оказалась в гареме Ю-вана.


Ю-ван был пленен красотой молодой женщины, и она родила ему сына. Но Бао Сы никогда не улыбалась. Ю-ван испробовал различные средства, прибегал к помощи различных ученых, но ничего не помогало.


В государстве были выстроены специальные сигнальные башни, которые зажигались только в случае нападения врагов, чтобы призвать на помощь всех князей. Однажды Ю-ван зажег огни на этих башнях, хотя никакого нападения и не было. Примчались владетельные князья со своим войском, готовые ринуться в битву, но никакого врага не обнаружили. Все это так развеселило Бао Сы, что она смеялась несколько дней, не переставая.


Ю-ван был очень рад тому, что сумел развеселить Бао Сы, и все снова и снова зажигал сигнальные огни, но все меньше и меньше вассалов откликались на этот зов.


Затем Бао Сы захотела возвести на престол своего сына, и вступила для этого в заговор с министром, правителем Го, о котором я уже упоминал. Но для этого надо было лишить прав законную супругу Ю-вана и ее сына, который уже был утвержден наследником престола. Как это произошло, нам в точности неизвестно, но Ю-ван сделал Бао Сы своей женой, а ее сына - наследником.


Отвергнутая жена была дочерью могущественного Шэн-хоу, который пришел в ярость. Он создал коалицию, в которую вошли еще государство Цзэн, западные жуны, жуны-псы, и напал на Ю-вана. Ю-ван зажег сигнальные огни, но никто не пришел к нему на помощь.


Ю-ван был убит, Бао сы взята в плен, о ее сыне ничего больше не сообщается, но, думаю, что он также погиб, а все сокровища дома Чжоу были разграблены.


Владетельные князья решили возвести на престол сына Ю-вана от законной супруги, Пин-вана, как утверждает историк Сыма Цянь, чтобы "он продолжал совершать государственные жертвоприношения Чжоу". Другими словами, Пин-ван и его потомки царствовали, но не правили, и продолжалось это еще в течение пяти столетий.


Чтобы обезопасить себя от набегов жунов, Пин-ван перебрался в новую столицу на востоке страны, что неподалеку от современного Лояна. Так начался период Восточного Чжоу.



Официальные посты в Чжоу



К моменту смерти Чэн-вана в 1079 году до Р.Х. можно насчитать пять крупнейших постов.


Наиболее важным среди них, вероятно, являлся пост Великого Защитника, который тогда занимал Шао-гун. Он был назван первым в списке лиц, приглашенных к умиравшему Чэн-вану, чтобы выслушать его последнюю волю, он же руководил церемонией похорон, он же играл ведущую роль при возведении на престол нового правителя. Но этот пост существовал лишь в начальный период правления Чжоу.


Следующим по значимости был пост Великого Секретаря, титул которого также часто переводят как "Великий Писец" или "Великий историограф". Он лично передавал новому правителю завещание покойного правителя и оглашал его последнюю волю.


Третьим по порядку являлся Великий Мастер Церемоний, чей титул дословно переводится как "Великий Мастер Храма Предков". Он отвечал за отправлением религиозных ритуалов, их своевременностью и правильностью.


Следующие по важности два поста занимали Главнокомандующий, который одновременно занимал и пост Начальника дворцовой стражи, и Слуга Тигра, возглавлявший личную охрану правителя.


Среди древних чжоуских титулов упоминаются такие как Ведающий общественными работами, Ведающий делами народа (им "древний гун" Дань-фу поручил строительство города на равнине Чжоу), Ведающий лошадьми и Ведающий преступлениями. Все эти посты в ранний период Чжоу занимали исключительно князья из правящего дома, связанные кровным родством с правителем.


В книге "Ли чжэн", которую традиция приписывает Чжоу-гуну, перечисляются следующие пять высших чиновников:
"Ближайшие помощники правителя - это Вечный наставник, Вечный управляющий, Знаток законов, Ткущий одежды и Предводитель воинов-тигров".


Позднее четвертым по значению титулом становится Распорядитель, дословный перевод титула - "хороший человек". А Великий Интендант в конце Западного Чжоу назывался даже один раз первым среди прочих, но в другом месте (и немного в другое время) он назван на третьем месте, что тоже немало.


Следует заметить, что четкой системы придворных титулов и распределения обязанностей не существовало. Так однажды Составителю книг поручили усмирить некоего князя И-бо.


Были такие придворные посты, как Великий Заклинатель (Мастер Молитв), который занимал первый правитель государства Лу (он же сын Чжоу-гуна), и Главный придворный гадатель.


В Чжоу постоянно подчеркивалась практическая ценность истории. Недаром Вэнь-ван говорил:
"Зеркало для Инь (Шан) не столь уж далеко: оно - во времени правителей Ся".
У-ван и Чжоу-гун постоянно повторяли, что чжоусцы должны изучать судьбу своих предшественников, уподобляясь зеркалу, в котором отражается участь тех, кто не вынес испытания бременем власти.
[Недаром историк XI века Сыма Гуан свой громадный исторический труд назвал "Всепроницающее зерцало, управлению помогающее".]


Вот как У-ван наставлял своего младшего брата в делах управления:
"Ищи у прежних мудрых правителей Шан то, что может быть использовано для защиты людей и управления ими... Я, желая успокоить людей и править ими, всегда размышляю о добродетели прежних мудрых правителей Инь".
(Ведь злым и порочным по принципу Мандата Неба был только последний правитель Шан.)



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: