Гражданская война в США, вып. 13. Кровавая река (Чикамога)


Ворчалка № 351 от 18.12.2005 г.


Поражения при Геттисберге и Виксберге надломили боевую мощь южан, но не их боевой дух. Да, Ли еще не отошел от разгрома и не был способен нанести сколько-нибудь мощный удар по северянам, но в бой рвался генерал Брекстон Брегг, командующий армией Теннесси. Он решил нанести удар по армии Камберленд под командованием генерала У. Розекранса, который в течение полугода старательно избегал решительных столкновений с южанами, действуя на их истощение, что не вызывало восхищения в Вашингтоне.



Северяне просто методично теснили южан и подошли к городу Таллахома, где сосредоточились главные силы Брегга. Южане отвели свои войска в Чаттанугу, крупный железнодорожный узел в излучине реки Теннесси, и создали там почти неприступную крепость. Но Розекранс не проявил особой активности даже тогда, когда Грант вел бои под Виксбергом, и 10 августа 1863 года Линкольн упрекал его:
"Мне казалось, что тогда для Вас был самый подходящий момент атаковать Брегга... Со всей искренностью позвольте сказать, что мне так кажется и до сих пор".



Розекранс спокойно переносил эти упреки и не стал атаковать Чаттанугу, казавшуюся неприступной, тем более, что южане установили мощные артиллерийские батареи на холмах Енот, Дозорный и Миссионер, контролировавших подходы к городу с востока. Вместо этого северяне спокойно переправились через Теннесси вдали от батарей южан и обошли город с тыла. Брегг был вынужден 7 сентября оставить Чаттанугу и отойти, ожидая подхода войск Лонгстрита. Северяне же создали мощный оборонительный рубеж к западу от ручья Чикамога (в переводе это означает река Смерти).



18 сентября стали прибывать первые отряды войск Лонгстрита, и Брегг решил атаковать северян, не дожидаясь подхода остальных частей виргинцев. Он немедленно переправился через ручей Чикамога и стал на глазах северян развертывать свои части для атаки. Розеранс решил принять этот откровенный вызов и выставил 57 тысяч своих солдат против 59 тысяч южан. Вот вам и осторожный генерал! Просто он так воевал и берег своих солдат. По крайней мере, до этого сражения.



Более того, сражение началось с того, что утром 19 сентября кавалерийский корпус северян под командованием Дж. Томаса атаковал кавалеристов Н. Форреста. Южане отразили этот наскок и сами перешли в контратаку. Томас бросил в атаку еще две своих дивизии и, казалось, уже сломил сопротивление южан, когда в контратаку пошли виргинцы Лонгстрита. Завязался упорный бой, в котором дело часто доходило до рукопашной. Бреггу в ходе боев 19 сентября удалось потеснить левый фланг северян, но линия их обороны не была прорвана.



Все это время к Бреггу поступали подкрепления и к утру 20 сентября к месту боев подтянулись все войска Лонгстрита. Вот эти свежие части утром 20 сентября и нанесли удар по войскам Томаса. Несколько часов его отряды выдерживали атаки южан (немного позднее Томас получил прозвище Утес Читамога), но после полудня вынуждены были начать отход. Это так расстроило Розекранса, что он почти потерял управление своими войсками и часто бестолково перебрасывал различные части с места на место, не намечая им четких и конкретных боевых заданий. Все это вскоре привело к трагической ошибке.



Розекранс через своего ординарца майора Бренда велел передать генералу Вуду, чтобы тот прикрыл небольшой зазор между ним и дивизией Бреннана. То ли Бренд неточно передал указание командующего, то ли Вуд неправильно его понял, но только он сдвинул свою дивизию на полмили в сторону и организовал огромную брешь в позициях северян. Тут к этому месту подошли пехотинцы Лонгстрита и в растерянности остановились, так как заподозрили ловушку со стороны северян.



После недолгих колебаний Брегг просил в эту брешь целых семь дивизий южан, которые стали немедленно окружать позиции федеральных войск. За какие-то четверть часа фронт северян рухнул. Дивизии генералов Бреннана и ван Клее были почти полностью истреблены, а их остатки попали в плен. Множество солдат северян обратилось в бегство, побросав свое оружие. Только части генералов Шеридана и Митчелла пытались организовать хоть какое-то сопротивление, но вскоре южане смяли и их.



Об этой фазе боя генерал северян Г. Трастон писал позднее:
"Все пришло в смятение, ни единого приказа нельзя было услышать в грохоте бушевавшей битвы. С дикими воплями конфедераты мчались вдали, на левом фланге. Казалось, что они побеждают повсюду... беглецы. Раненые, ящики со снарядами, охрана, санитарные повозки запрудили узкие тропинки".



Считается, что именно в эти минуты генерал Лонгстрит произнес одну из исторических фраз в американской истории:
"Они бросили в бой своего последнего солдата, но и он уже бежит".
Северяне бежали, в основном, к Росвиллу, но Розекранс с частью своего штаба скакал в Чаттанугу. В это время на левом фланге северян отряды Томаса хоть и отступали, но пытались сдерживать атаки южан. А неподалеку южане из пушек в упор расстреливали позиции, но которых погибали остатки дивизии Бреннана. Генерал южан Д.Х. Хилл вспоминал:
"Я никогда не видел такого плотного слоя тел убитых федералистов, разве что перед затопленной стеной во Фредериксберге".
[Я об этом уже писал.]



Вдруг в ходе своего бегства Розекранс услышал, что шум боя внезапно стих. Тогда он велел своему начальнику штаба генералу Джеймсу Гарфилду
[Да, да, тому самому, будущему президенту США, который был убит на вокзале в Вашингтоне в 1881 году, пробыв президентом всего четыре месяца. - Прим. Ст. Ворчуна]
вернуться на боле боя со словами:
"Скачите назад и передайте генералу Томасу, если он еще жив, чтобы он прикрывал отступление вместе с солдатами Гренджера".
Гарфилд только пожал плечами и отправился выполнять этот вроде бы бессмысленный приказ.



Шеститысячный корпус генерала Гренджера Розекранс разместил в густом кустарнике в двух милях к северу от места сражения, приказал ему вступить в бой только после его личного приказа - и забыл про него. Тот уже с 10 часов утра наблюдал за разбегающимися солдатами северян, но никаких приказов от своего командующего не получал. Только когда днем он увидел, что к месту сражения спешат новые отряды южан, только что выгрузившиеся из вагонов, Гренджер воскликнул:
"Я иду к Томасу, есть у меня приказ или нет!"
Какое самоуправство! Но никто Гренджера потом за это не упрекал, а пока он двинул свой корпус на поле боя.



В это же самое время у Томаса кончились патроны, и он бросил остатки своих солдат в штыковую контратаку на наступающих южан. Это был жест отчаяния, и вряд ли бы он принес заметную пользу, но по удивительному совпадению в то же самое время части Гренджера нанесли удар во фланг наступавших южан. Конфедераты были обескуражены этим двойным ударом. Им потребовалось некоторое время чтобы перестроиться и продолжить свое наступление.



Теперь, когда отряды Гренджера соединились с остатками частей Томаса, они еще несколько раз переходили в штыковую контратаку, так как патронов у них уже не было. Но все же северяне были вынуждены отступать перед превосходившими силами южан, Томас отдал приказ к отходу и стал выводить своих солдат из сражения. Уже в темноте он смог закрепиться на холме Миссионер.



В течение двух дней разрозненные части северян собирались в Чаттануге, которая представляла собой сильно укрепленную и почти неприступную крепость. Южане больше не атаковали северян, а обложили город со всех сторон, заняв господствующие над Чаттанугой высоты и разместив там артиллерию.



Подводя итоги сражению у "Кровавой реки" надо сказать, что южане в нем потеряли 18454 человека, из них 2312 убитыми, а северяне только 16170 человек, из них 1657 убитыми. Так что явных победителей в этом сражении не было, а в уныние пришли обе стороны. Северяне поняли после двух крупных побед, что до окончательного разгрома Конфедерации еще далеко, хотя ее и удалось отрезать от ресурсов Запада. А южане, чьи людские резервы уже были сильно истощены, не имели реальной возможности компенсировать свои потери.



Но ситуация все же складывалась пока в пользу южан, так как крупная армия северян под командованием Розекранса оказалась в Читтануге в ловушке. Это был единственный случай за всю войну, когда крупная армия северян оказалась в осаде. Южане-то часто попадали в такую ситуацию, а вот северянам еще не доводилось.



Брегг обложил своими войсками город с трех сторон, а с четвертой северяне были отрезаны от внешнего мира довольно бурным в этом месте течением Теннесси. Постреливая по городу из своих пушек, а также ведя снайперский огонь по офицерам северян, южане начали ждать, когда голод и отсутствие достаточного количества боеприпасов вынудят северян сдаться. Штурмовать Чаттанугу Брегг не решиля, а, может быть, и зря.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: