Гражданская война в США, вып. 10. Гибель "Каменной Стены". Геттисберг (начало)


Ворчалка № 315 от 10.04.2005 г.


Северян спасла трагическая случайность (или злой умысел). В ночь со 2-го на 3-е мая генерал Джексон лично объезжал позиции, чтобы выбрать лучшие направления для утренней атаки. Ночь была безлунной, густые заросли. Все это способствовало тому, что какие-то пехотинцы 33-го полка из Северной Каролины приняли группу Джексона за отряд северян и без предупреждения обстреляли его. Были убиты два офицера из свиты Джексона, а сам генерал получил три пулевых ранения. Одна из пуль раздробила ему левую руку.



Джексон был немедленно доставлен в полевой госпиталь, где ему ампутировали левую руку, но операция прошла неудачно, и у генерала произошло заражение крови. Потом у Джексона началась пневмония, и 10 мая один из самых блестящих генералов южан умер. Перед смертью Джексон на несколько минут пришел в себя и произнес странную фразу:
"Нет, нет, давайте перейдем через реку и отдохнем в тени деревьев".
Эти слова дали Эрнсту Хемингуэю название одного из его романов.



Когда Ли узнал о ранении Джексона, он печально сказал:
"Он потерял левую руку, а я лишился правой руки".



Эта потеря роковым образом сказалась на боеспособности южан, особенно корпуса Джексона. Стрелявших по Джексону солдат немедленно отправили в тыл, так как дознание на месте не смогло выявить виновных. Но это их не спасло от последовавшей вскоре расправы.



Поэтому не стоит удивляться, что утреннее сражение 3-го мая обозначило уже не разгром северян, а их несомненный успех. Они не только уверенно отбили атаки южан, но и сами перешли в наступление. В это время осколками снаряда был ранен генерал Хукер. Перед отправкой в госпиталь, Хукер временно передал командование генералу Д. Коучу и приказал ему разместить армию северян на позициях, обозначенных на картах. Все бы ничего, но дело в том, что эти позиции были указаны после атаки Джексона 2-го мая. Т.е. северяне собирались отступать, и на карте были указаны позиции в нескольких милях от места сражения.



Генерал Коуч не решился уклониться от выполнения приказа своего командира и дисциплинировано отвел свои войска на указанные Хукером позиции. Так в одном сражении стороны поочередно лишались победы из-за ранения своих генералов, но для южан эта упущенная победа и смерть Джексона К.С. имели роковые последствия, хотя на бумаге итоги сражения выглядели для них вполне успешными. Северяне потеряли 17278 человек, а южане только 12821. Кроме того, конфедераты захватили 14 орудий, 20 тысяч винтовок и большое количество боеприпасов.



Учитывая ранение Хукера, Линкольн не стал слишком строго взыскивать с него за упущенную при Ченселорсвилле победу.



Геттисберг (начало)



Дальнейший ход событий на Восточном фронте пока никак не предвещал одного из самых знаменитых сражений Гражданской войны. Дело было так: генерал Ли перегруппировал силы конфедератов, значительно укрепил армию Серверной Вирджинии (он собрал более 88 тысяч человек при 272 орудиях) и в начале июня начал переправлять ее через Потомак. Целью южан на этот раз была Пенсильвания. Ли старался передвигать свои войска как можно незаметнее, поэтому переправа заняла у него слишком много времени, целых 12 дней.



Северяне засекли передвижения крупных сил конфедератов, однако генерал Хукер не придавал сообщениям об этом слишком большого значения. Он считал, что этот очередная уловка южан, а их главные силы все еще находятся близ Фредериксберга. Линкольн был не согласен с позицией Хукера и написал ему:
"Голова армии Ли находится в Винчестере, а хвост - у Фредериксберга. В каком-то месте это животное должно быть слишком худым. Может быть, Вы попробуете разорвать его?"
В ответ Хукер потребовал подкреплений, тысяч этак в 25 человек. Линкольн проигнорировал эту просьбу.



Тем временем Ли продолжал двигаться вперед. Он решил сконцентрировать свои силы у местечка Геттисберг (вот и прозвучало это знаменитое слово), откуда он мог бы угрожать и Вашингтону, и Потомакской армии. В Пенсильвании началась паника. Губернатор штата умолял Линкольна вернуть МакКлеллана, полагая, что только он может спасти штат, а, следовательно, и всю страну, от неминуемой гибели. Линкольн в ответ приказал Хукеру придвинуть части Потомакской армии ближе к Вашингтону, чтобы обезопасить столицу от угрозы южан. Хукер все время ворчал о дилетантах, которые постоянно вмешиваются в дела военных, но подчинился приказу.



В последние дни июня Хукер получил приказ, по которому гарнизон городка Харперс-Ферри (около 10 тыс. человек) переходил в его подчинение. Это была довольно важная для северян база, но Хукер посчитал положение гарнизона слишком опасным и решил немедленно эвакуировать его. Правда, он запросил на это согласие Хеллека, который категорически запретил делать это, а наоборот, приказал значительно укрепить гарнизон Харперс-Ферри и разместить там также дополнительные орудия.



Хукер был взбешен, заявил, что ему постоянно "мешают", и подал в отставку. Это был чистый блеф, так как Хукер полагал, что в столь сложной ситуации Линкольн не примет его отставки, но генерал просчитался. Линкольн к этому времени уже свыкся с нравами своих генералов, поэтому он немедленно наложил резолюцию о смещении зарвавшегося генерала и назначении ему преемника. Рано утром 28 июня полковник Дж. Харли с трудом добрался до штаба Потомакской армии и вручил генералу Хукеру приказ о его смещении с поста командующего Потомакской армии и о назначении на эту должность генерала Джоржда Мида.



В тот же день по всем штатам разнеслась сенсационная новость: на окраины Вашингтона проникла кавалерия Стюарта! Можно представить себе удивление нового командующего северян, но не менее Мида был удивлен и генерал Ли. Ведь он посылал отряд Стюарта в тыл северян только для разведки, т.к. хотел уточнить положение и численность армии северян, вот и всё. А Стюарт решил, что столица северян вроде бы лишена серьезного прикрытия и решил попугать янки. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что ввязываться в уличные бои не имеет смысла, но даже просто демонстрация присутствия южан показалась ему очень заманчивой. Однако дело не дошло даже до серьезной перестрелки, так как разведчики Стюарта обнаружили сильные артиллерийские позиции северян в Вашингтоне. К тому же близ городка Рокуилл южане захватили огромный обоз северян из 125 фургонов. Стюарт благоразумно решил, что синица в руке намного лучше, чем наведение страха на Вашингтон, и поспешил вернуться со столь ценным обозом к своим.



Само же сражение при Геттисберге началось несколько случайно, хотя генерал Ли и назначил его местом сосредоточения своих трех корпусов под командованием генералов Дж. Лонгстрита, Э.П. Хилла и Р. Юелла.

Мид вроде бы ничего не знал о планах южан, но решил создать мощную линию обороны вдоль ручья Пайп в нескольких милях от Геттисберга. Одновременно генерал южан Г. Хес, чья дивизия располагалась в соседнем городке Кэштаун, узнал о том, что в Геттисберге находится крупнейший склад обуви северян, а конфедераты уже отчаянно нуждались в любом виде обмундирования, особенно в обуви. Вот он и приказал отряду своих солдат съездить в Геттисберг и привезти оттуда как можно больше обуви, ведь по его данным в городке не было серьезных сил северян. Вот с такого недоразумения все и началось.



Пока южане добирались до Геттисберга, туда уже вошла кавалерийская бригада северян под командованием Дж. Бафорда, которому Мид поручил прикрывать свой левый фланг. Южане обнаружили в Геттисберге солдат янки и предпочли вернуться назад. Тут-то и сказались недостатки разведки южан. Хес ничего не знал о перемещениях северян. Он решил, что в городе разместился отряд неопытных милиционеров, и утром 1 июля направил на Геттисберг чуть ли не всю свою дивизию, так ему хотелось обеспечить армию южан обувью! Это был роковой просчет.



Передовые отряды Хеса подошли к Геттисбергу и начали перестрелку с частями Бафорда. Вскоре оба командира бросили в бой все свои силы и запросили подкрепления. К северянам вскоре подошел корпус генерала У. Рейнольдса, который перед прибытием к Геттисбергу разослал по всем частям северян срочное сообщение о начавшемся сражении. Это стало одним из решающих факторов в последующей победе северян. А пока соотношение сил было 3 : 1 в пользу южан.



Подоспевший Рейнолдс повел своих солдат в атаку, но тут же был убит точным выстрелом в голову. Хес подтянул к перекрестку свою артиллерию, и северяне стали отступать. Их положение еще ухудшилось, когда к месту сражения стал приближаться корпус Юелла. За этими передвижениями южан внимательно наблюдал с колокольни лютеранской семинарии генерал северян О. Хоуард. [Этот холм, на котором была расположена колокольня, стали чуть позже называть Семинарским.] Он немедленно бросил в бой свой корпус и преградил путь Юеллу. Но одну из своих дивизий он оставил в резерве у подножия Кладбищенского хребта. Один конец хребта заканчивался одноименным холмом, а другой имел две вершины: Биг и Литл Раунд Топ. Резервная дивизия стразу же стала окапываться у подножия кладбищенского холма, и не напрасно, вскоре сюда были отброшены южанами остальные части корпуса Хоуарда.



Мид получил записку от Рейнолдса во время завтрака. Сохранились свидетельства, что он опрокинул свою чашку с кофе и помчался в свой штаб, где приказал немедленно двинуть к Геттисбергу всю свою армию.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: