Фридрих I vs Адриан IV. Эпизод из борьбы за инвеституру. XII век


Ворчалка № 309 от 27.02.2005 г.


Средние века были временем, когда одним из главных конфликтов было столкновение между императорами и римскими папами. Святой престол всячески стремился не только укреплять власть папы среди духовенства, но и пытался утвердить доктрину, что только коронация папой в Риме делает императора императором.



Императоры же пытались закрепить свою юрисдикцию на всей территории трех королевств (Германия, Италия и Бургундия), отрицали вмешательство папы в светские дела, а также полагали, что император выбирается из высших светских и церковных властителей, а папа только утверждает это решение. Таким образом, они старались свести роль папы в этом вопросе к чисто представительской функции.



Борьба между светской и духовной властью десятилетиями шла с переменным успехом, и обе стороны пользовались для достижения своей цели различными средствами, начиная от грубой силы до филологических уверток. Об одном таком случае я и хочу вам рассказать, уважаемые читатели.



В начале XIII века папству удалось добиться определенных успехов в этой борьбе. С помощью различных интриг Рим добился того, чтобы в 1125 году императором был избран шестидесятилетний Лотарь III. Это был слабовольный человек, не имевший сыновей, а только одну дочь. Лотарь III под давлением духовенства отказался от всяческого вмешательства в церковные дела, а при своей коронации в 1133 году он никак не возразил на слова папы, сказавшего, что он
"дарует ему титул императора во всей его полноте".
Кроме того, этот император согласился заказать фреску, изображавшую эту церемонию, на которой глава церкви восседает на своем троне, а император преклоняет перед ним колени. Вся эта сцена пояснялась двумя латинскими стихами, которые гласили, что
"король стал вассалом папы и получил от него корону".



Это был колоссальный успех папы, который впервые показал, что это именно он делает королей императорами. Ведь во всех предыдущих церемониях коронации императоров ничего подобного не было и быть не могло, а никаких обоснованных доводов на такую прерогативу папство привести не могло.



В судьбах империи очень много зависело от личности самого императора, его воли и решительности, так как полноценной имперской администрации попросту не существовало. У императора был канцлер, обязательно из духовных, его небольшая канцелярия, некая служба двора, и все. Никакого аппарата, который бы доводил на места волю императора и контролировал ее исполнение, не существовало. Кроме того, не существовало сплоченного имперского домена, опираясь на который император мог бы осуществлять свои властные полномочия. Каждый император мог опираться только на свои личные владения. В этом-то и была главная слабость империи.



В 1138 году императором был избран Конрад III Гогенштауфен, который оспаривал верховную роль папства в вопросе инвеституры, но он был слишком поглощен внутренней борьбой в Германии, чтобы решительно оспорить притязания пап.

Ему в 1152 году наследовал его племянник, Фридрих I Гогенштауфен, позднее получивший прозвище Барбаросса из-за рыжеватого цвета своей бороды.



Во время своего пребывания в Италии в 1155 году Фридрих I не показался папе Адриану IV человеком, который сможет решительно противится папской политике. Для того чтобы прозондировать реакцию императора, он использовал инцидент с захватом в Бургундии архиепископа Лунда Эскиля, когда тот возвращался из Италии в Швецию. Один из бургундских сеньоров ограбил архиепископа и бросил его в темницу.



Так как инцидент произошел на территории империи, то папа Адриан IV заявил решительный протест и попросил императора содействовать скорейшему освобождению Эскиля. Император не ответил.



Тогда в Риме решили составить новое послание в более резких выражениях. Оно преследовало две цели: во-первых, посмотреть, насколько все-таки опасен император, а во-вторых, перетянуть на свою сторону немецких епископов, которые традиционно поддерживали императора.



Вся соль инцидента заключалась в содержании письма, полученного императором в Безансоне в октябре 1157 года. Это было довольно уклончивое и сознательно несколько двусмысленное послание. В нем перечислялось, что папа сделал для императора, и выражалась надежда, что ему об этом не придется жалеть. Я позволю себе привести довольно обширную цитату из послания Адриана IV:
"Тебе, прославленный сын наш, следовало бы вспомнить в духе своем с каким благорасположением и радостью пресвятая мать твоя Римская церковь приняла тебя в прошлом году, с какой сердечностью она с тобой обходилась, сколь велика была полнота достоинства и почестей, которые она тебе даровала, и как старалась она, решительно вручая тебе императорскую корону, своим снисхождением содействовать возвышению твоего величия, сверх того не делая ничего такого, что могло бы в малейшей степени пойти против твоей королевской воли. Мы не сожалеем, впрочем, что всячески шли навстречу твоим пожеланиям, и если твое превосходительство получило из наших рук большие бенефиции (beneficia), чем то было возможно, мы не радовались злорадно, помышляя о пользе и выгоде, которые благодаря тебе могли бы из этого произойти для Церкви и для нас".



В конце этого отрывка и была заложена мина. Ведь папа говорил, что он ни о чем бы ни жалел, даже если бы император получил из его рук большие бенефиции, чем императорская корона. Тем самым давалось понять, что империя была дарована из рук именно папы так, словно бы он мог ее и не дать. То есть высшим носителем имперской идеи неявно объявлялся римский папа, который жаловал императорскую корону избраннику немецких князей, если считал того достойным. А мог и не пожаловать. Вот в чем и был основной смысл данного послания. Ведь слово "beneficium" имело двойной смысл. Это могло быть и некое абстрактное благодеяние, но могло значить и "пожалование", и даже "лен".



Первым с этим посланием ознакомился канцлер Рейнальд фон Дассель, который без всяких сомнений перевел слово "beneficium", как "лен", и получилось, что Фридрих I получил империю из рук папы как ленное владение. На ассамблее разгорелся настоящий скандал по этому поводу. Все присутствующие негодовали от такого превышения папой своих полномочий.



Один из легатов, доставивших послание. Воскликнул:
"Но от кого же император получает империю, если не от папы?"
Граф Отто фон Виттельсбах на эти слова вытащил свой меч и стал им угрожать прелату, но император остановил его. Впрочем, в вещах кардиналов был произведен тщательный обыск, после чего их отправили в Италию.



Папа понял, что этот император не даст себя запугать, но части своих целей он достиг. Ведь часть колеблющихся кардиналов расценили этот инцидент, как насилие в отношении Святого престола, и перешли на сторону папы.



Но в Германии Фридрих I действовал очень оперативно. Он разослал всем немецким князьям и епископам письмо, в котором выражал свою боль по поводу разногласий со святым престолом, которые пагубны для всего христианского мира, а он, император, которому поручено беречь церковный мир, скорбит об этом. Император довольно точно пересказывал суть инцидента, но всю вину возлагал на поведение двух кардиналов:
"Легаты были исполнены несправедливого отношения, держались крайне высокомерно, выказывая наглость и чрезмерно проявляя свою мерзкую гордыню, и вручили Нам доверенное им апостольское послание. Оно уточняло, что Мы всегда должны помнить о том, что императорская корона была Нам пожалована сеньором папой, и что оный надеется никогда не сожалеть об этом, даже если наше Превосходительство получит от него еще большие бенефиции".
Тем самым император обращал внимание на двусмысленность слова "beneficium".



Далее император сообщал, что в вещах кардиналов были обнаружены два чистых листа, скрепленных папской печатью, которые легаты могли заполнить по своему усмотрению для улаживания церковных дел в Германии. Это был большой прокол со стороны папы.

После чего Фридрих I заявлял, что владеет империей по воле Божьей, на основании его избрания князьями, и все заявления, что императорская корона - это лен, пожалованный папой, являются ложными.

В конце он писал:

"Вот какова оказалась миссия отеческой любви, которая должна была поощрять союз Церкви и Империи".



Адриан IV тоже направил письмо немецким епископам. Он писал, что кардиналы прибыли в Безансон с письмом, в котором было сказано, что папа пожаловал Фридриху I престижный бенефиций - императорскую корону, но слово "beneficium" папа по-прежнему не разъяснял. Далее папа пересказывал инцидент, угрозы и насилие в адрес своих легатов, а также обращал внимание на императорский запрет для германских подданных обращаться к папе за апелляцией. Папа просил епископов объяснить императору, что он не прав, чтобы избежать конфликта, который может затронуть и немецкое духовенство:
"Это дело не только наше, но и ваше, и всех церквей".
Папа обвинял в насилии над легатами плохих советчиков императора, Рейнальда фон Дасселя и Отто фон Виттельсбаха.



Тогда император направил немецким епископам письмо, в котором указывал, что императорская власть вручена ему божьей милостью на основании избрания императора князьями. Затем следует помазание избранника архиепископом Майнцским, а затем папой. Все остальное "было излишним и дурным", особенно фреска в Латеранском дворце [ее вообще следовало бы уничтожить, как враждебную императорской власти], где коленопреклоненный Лотарь изображал папского вассала, и дурное поведение папских легатов.



Немецкие епископы внимательно изучили аргументацию обеих сторон и пришли к выводу, что именно папа старался осложнить ситуацию. Кроме того, на их позицию оказала влияние единодушная поддержка императора всеми германскими князьями.

Епископы ответили папе, что легаты были высланы из Безансона из-за оскорблений императора, который законно получил свою власть в результате избрания и коронации. Они писали, что Фридрих I никогда не запрещал своим подданным обращаться к папе. Далее епископы писали, что они никогда не смогут согласиться с заявлением папы о том, что империя является леном, полученным от церкви или папы. Поэтому папа должен дезавуировать свои заявления, которые были в безансонском послании, а, кроме того, следует уничтожить фреску в Латеранском соборе.

Видно, что немецкие епископы полностью отбросили точку зрения папы на затронутые вопросы.



Адриан IV вынужден был отступить. В июне 1158 года в Германию была направлена миссия из более миролюбивых легатов, которая разъяснила, что слово "beneficium" в папском послании означает просто "благодеяние", и что папа никогда не претендовал на то, чтобы жаловать империю в качестве ленного владения.



Да, папа отступил в этом случае, но папство так и не отказалось от своих честолюбивых устремлений, что и выяснилось при следующих императорах, и привело к крушению династию Гогенштауфенов. Но это уже совсем другая история.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: