Путешествие ко двору Тимура. Вып. 8. Пиры у Тимура. Пир-Мухаммед


Ворчалка № 268 от 16.05.2004 г.


12-го сентября Тимур переехал во дворец сада Баг-и Чинар ("Чинаровый сад"), который находился к югу от города на берегу арыка Сиаб за стеной, окружавшей пригороды столицы. Послов туда, однако, не пригласили.



15-го сентября Тимур переехал в новую резиденцию, названия которой Клавихо не сообщает, во время которой с послами произошел поучительный инцидент.
Тимур устроил в этой резиденции пир и пригласил на него испанских послов, но с ними не оказалось толмача, и все стали ожидать его. Когда же они прибыли на пир, тот уже закончился.
Тимур же, вероятно, был в хорошем настроении после трапезы и велел передать послам, что в следующий раз, когда он пошлет за ними, они должны приезжать немедленно и не ждать толмача. На этот раз он их прощает, так как устроил этот праздник в их честь, но толмачу велел проткнуть ноздри, продеть в них бечевку и протащить по орде за конем.
Вельможи еле спасли толмача от страшного наказания, сумев уговорить Тимура.
Так как посланники не были на пире, то Тимур велел послать им пять баранов и два кувшина вина.



22-го сентября Тимур переехал во дворец сада Баг-и нау ("Новый сад"), где опять устроил большой пир в честь кастильских послов. Это один из последних садов Тимура, построенный в 1404 году. Он непосредственно примыкал к стене сада Баг-и Дилькуш. На каждом из четырех углов стены, окружающей этот сад, стояла высокая круглая башня, а посередине сада стоял большой дворец, имевший в плане форму креста, с большим водоемом перед ним.

На этом пиру Тимур приказал подать вино и пил его сам.
Про потребление вина в царстве Тимура Клавихо пишет так:

"...они не смеют пить его [вино] на людях или тайком без [царского] соизволения. Вино они подают до еды столько раз и так часто, что делаются пьяными, и для них праздник не праздник и веселье не веселье, если они не напьются допьяна. Те, что подносят, стоят на коленях, и как только выпита одна чашка, подают другую, [как будто] у них нет другого занятия, как только это. А когда один устает наливать, приходит другой и только и делает, что разливает. И не думайте, что один подносит многим, а одному или двум, чтобы заставить их выпить больше. А если кто не хочет пить, говорят, что он оскорбляет сеньора, так как все пьют по его воле. И даже большие чаши наливают доверху, и никто не смеет недопить, а если кто оставит, то у него не берут, заставляя [выпить до дна]. И пьют из одной чаши раз или два. А если предложат выпить за здоровье синьора или поклянутся его головой, то должны выпить все до последней капли. А тот, кто поступает так и больше пьет, про него говорят бахадур, что значит храбрый человек. А того, кто отказывается пить, заставляют, даже если он и не хочет".
Вот так обстояли дела с выпивкой на мусульманском Востоке, по крайней мере, в империи Тимура, в начале XV века.

А еще перед началом пира Тимур прислал к посланникам одного своего вельможу с кувшином вина и велел им выпить столько, чтобы к приходу на пир они уже были веселыми.

После окончания трапезы вошел один из вельмож Тимура с серебряной чашей, наполненной серебряными теньга и разбросал их над послами и прочими гостями, а оставшиеся монеты он высыпал в подол платьев посланников. Затем Тимур приказал одеть посланников в платье из камки. Посланники по восточному обычаю трижды преклонили колени перед Тимуром. А он им велел на следующий день опять прибыть к нему на пир.



23-го сентября Тимур перебрался во дворец сада Давлат-Абад, разбитый в 1399 году близ селения Даргот ко дню возвращения Тимура из индийского похода. На пир в этом саду прибыли, помимо посланников, и многие командиры из войска Тимура. На этом пиру Тимур был весел, пил сам, так же как и остальные, а потом было много еды. После пира послов опять одарили платьем из камки и отправили домой.

Клавихо описывает, что на большой пустырь Канигиль, неподалеку от сада, расположенного у северо-восточного склона Афрасиаба вдоль арыка Аби-Рахмат прибыло множество воинов со своими палатками и семьями, а также простых людей из города. Здесь он собирался устроить для них праздники и свадьбы. Людей было так много, что посланники с трудом пробирались через эти многолюдные толпы, и если бы не стражники, расчищавшие для них путь, они бы не смогли пройти в сад. Но и так там стояла такая густая пыль, что лица и одежды у всех были одного цвета. На этом пустыре у каждого войска было свое место, и все делалось по порядку и без шума, несмотря на огромное скопление людей. Всего было установлено около двадцати тысяч шатров. Там также было множество шатров всяких мастеров, ремесленников и банщиков, которые всегда сопровождали его войско, и каждый знал свое место.



29-го сентября Тимур переехал в Самарканд и остановился во дворце близ въезда в город. Здесь он устроил пир, на который, кроме кастильских посланников, были приглашены и послы из сопредельных с Китаем земель. Клавихо сообщает, что они были христианами, носили меховые одежды, мехом наружу, так что испанцам они напоминали кузнецов, и прибыли к Тимуру с просьбой дать им в правители одного из внуков Тохтамыша. Тимур в тот день долго играл в шахматы с сейидами (людьми, происходившими из рода Мухаммеда).

Бартольд в одном из своих трудов писал, что в государстве Тимура неприкосновенными могли считаться только потомки самого Тимура и сейиды.

В тот день Тимур только осматривал подарки от этих послов, это были соколы, а также меха куниц, соболей и белых лисиц (очевидно, песцов), а принял их позднее.



2-го октября Тимур прислал к послам одного вельможу, главного привратника, который передал им вино от Тимура, чтобы они пили, сколько хотели, как это принято у франков, а не стеснялись, как у него на пирах. Он также послал им десять баранов и лошадь для устройства пира. После пира посланников одели в платье из камки, рубашки и шапки, а также подарили им коней, присланных Тимуром в подарок.



6-го октября Тимур устроил большой пир в орде, на который было велено явиться всем его родственникам и их женам. Клавихо описывает множество шатров и навесов в этом поле, но особенно его поразил огромный павильон четырехугольной формы в виде шатра. Его высота была более трех копий. Клавихо дает подробное описание весьма удивившего его сложного сооружения из тканей и ковров, опиравшегося на множество столбов, и очень богато украшенного. Он описывает также множество других шатров, навесов и оград, так что все было расположено в строгом порядке, наподобие улиц.



Пиры были устроены и 7-го, и 8-го октября, но в этот день было ветрено, и Тимур не вышел на площадь, а велел подать угощение всем, кто захочет, но посланники отказались в этот день от угощения и отправились домой.



9-го октября пир устроила Хан-заде, жена Мираншаха. На вид ей было около сорока лет, она была белолица и грузна. В этот день она устраивала свадьбу одной из своих родственниц, так что на пиру присутствовало много других женщин и родственников Тимура, в том числе и Биби-Ханым. На этом пиру также пили много вина, так что было множество пьяных. Биби-Ханым собственноручно поднесла вино посланникам и долго уговаривала выпить Клавихо, так как не могла поверить, что он не пьет вина.



10-го октября Тимур устроил праздник в честь свадьбы одного из своих внуков, на который велел прибыть и кастильским посланникам. На этом празднике также было выпито множество вина, и знатные женщины пили также.

На этот праздник Тимур велел явиться из Самарканда всем торговцам и ремесленникам со своими товарами. Они должны были поставить в орде свои палатки и торговать там; также было велено, чтобы ремесленники каждого цеха подготовили свои шутки и развлекали ими народ по всей орде. Все торговцы и ремесленники расположились по орде строго по роду своих занятий.

В районе палаток ремесленников Тимур велел установить виселицы, так как на праздниках он хочет показать, как одним делает добро и оказывает милость, а других приказывает вешать.

Первыми были повешены Ходжа Махмуд Давуд, один из двух министров, управлявших государством во время отсутствия Тимура в столице, и Муххамед Джельд, наблюдавший за строительством соборной мечети Биби-Ханым. Они были обвинены в злоупотреблениях своим положением и финансами, а их имущество было конфисковано.

Один из темников просил царской милости, чтобы он простил Давуда, давая за него четыреста тысяч пезантов серебра (пезант примерно равен реалу). Тимур согласился, получил с него деньги, а затем велел пытать этого темника. Когда с того было уже нечего получать, Тимур велел повесить его за ноги, пока не умрет.

Кроме того, Тимур велел повесить одного человека, которому он оставил, отправляясь в поход, три тысячи лошадей, а теперь их было меньше. Обвиняемый просил немного подождать, и тогда он вернет шесть тысяч лошадей, но тщетно.

Тимур велел учинить расправу и по множеству других дел. Кроме того, он велел судить тех лавочников, которые в его отсутствие продавали товары (мясо, сапоги и прочие товары) по более высокой цене, чем они должны были стоить. Тимур велел изъять у них лишние деньги, так что многие жители Самарканда были недовольны, говоря, что Тимур велел им придти на праздник только для того, чтобы разорить их.



13-го октября Тимур устроил новый праздник. Все пространство вокруг царских шатров и павильонов было уставлено бочками с вином, расставленными на расстоянии брошенного камня, так что они охватывали поле на расстоянии в поллиги (около 900 м). Никто не смел подойти к царским павильонам ближе, чем эти бочки, так как там разъезжали всадники с луками, копьями и дубинами. Тех же, кто приближался ближе, били дубинами или стреляли в них из луков, так что несколько покойников вынесли за ворота.

У каждого павильона в орде, у каждого навеса была установлена огромная бочка с вином.

Кастильских посланников посадили под навесом, где они провели некоторое время, а потом им велели пойти поприветствовать внука Тимура Пир-Мухаммеда, сына Джехангира, который недавно прибыл из Малой Индии, где ему был выделен удел. Тимур просил, чтобы он приехал навестить его, так как они не виделись уже семь лет. В этот день все посланники явились, чтобы приветствовать Пир-Мухаммеда. Ему было на вид около двадцати двух лет (на самом деле ему было под тридцать, так как он родился в 1376 году), он был смугл и без бороды. На нем были богатое платье из голубого атласа с золотым шитьем в виде кругов, по одному на груди, на спине и на рукавах, и шапка украшенная крупным жемчугом с большим ярким рубином наверху. Посланники должны были дважды преклонить колени перед шатром Пир-Мухаммеда, а в шатре они приклонили правое колено, сложили руки крестом на груди и склонили головы.

Перед Пир-Мухаммедом находились два борца в кожаных одеждах без рукавов, но ни один из них не мог победить другого. Тогда Пир-Мухаммад велел сказать борцам, что один из них должен непременно победить, повалить другого на землю и не давать ему долгое время подняться, а если тот встанет, то поражение ему не будет зачтено. Вот таковы были тогда правила борьбы.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: