"Битва Тридцати". Славный эпизод эпохи Столетней войны. Часть II


Ворчалка № 265 от 25.04.2004 г.


Бемборо перед сражением выразил сомнение в его законности, так как еще не получил разрешения от английского наместника Бретани, но Бомануар начал стыдить его:
"Слишком поздно расстраивать партию, столь удачно составленную, и нечего терять прекрасный случай доказать, у кого красавица лучше".



Прекрасно вооруженные пешие бойцы (напомню, что тип и количество оружия для каждого бойца не оговаривались) выстроились в две линии, и каждый имел перед собой противника. Но как только по сигналу бой начался, сразу же все перемешалось.



В первой части сражения успех сопутствовал "англичанам". Они убили Меллона и Пуллара, а Русле, Бодега и Шарруэль были ранены и взяты в плен. Пленные стояли близ поля сражения и участия в битве по уговору больше принимать не могли. Поэтому их никто не охранял.
Был ранен и Пестивьен, но продолжал сражаться.



Бомануар приказал своим бойцам прекратить одиночные стычки, перестроил свой отряд и попытался нанести "англичанам" сплоченный удар. "Англичане" сумели выстоять, отразили натиск французов, но особых выводов для себя из изменения тактики "французов" пока не сделали.



Так как бой длился уже довольно долго, то по взаимному согласию стороны разошлись для передышки, а также для подкрепления сил едой и глотком вина. Тогда это не считалось допингом!



Бомануар во время передышки стал подбадривать своих бойцов:
"Мы потеряли пятерых (двое убитых и трое в плену - прим. Ст. Ворчуна), но нам же будет больше славы, если мы все же победим".



Де ла Рош заметил на это, что он сражался бы с гораздо большим мужеством, если бы был рыцарем. Бомануар обнял его, напомнил о великих деяниях его предков на Востоке и пообещал, что де ла Рош будет рыцарем.



После не слишком продолжительного перерыва бой продолжился. Бемборо прорвался в гущу "французов", повалил Бомануара на землю и потребовал, чтобы тот сдался ему в плен. Источники не сохранили для нас сведений о том, что ответил ему Бомануар и ответил ли он ему что-нибудь. Известно только, что в это время на помощь к своему командиру пришли два других "француза". Ален де Карваль ударил Бемборо копьем то ли в лицо, то ли по голове, и тот упал на землю, а дю Буа сквозь щель в латах нанес ему мечом смертельную рану.



Смерть командира расстроила порядок "англичан" и повергла их в уныние. Трое пленных бретонцев воспользовались всеобщим замешательством на поле боя, покинули свои места для пленных и присоединились к "французам", хотя их брал в плен отнюдь не Бемборо.
Это было первым грубым нарушением соглашения со стороны "французов".



После гибели Бемборо командование над отрядом "англичан" взял на себя Крокар, оруженосец, между прочим. Он не только словами призывал своих соратников к мужеству и стойкости, но и сам проявил чудеса доблести и храбрости. Недаром после сражения он был признан самым выдающимся бойцом в отряде "англичан".



Бой разгорается с новой силой, но ни одной из сторон не удается добиться решительного превосходства. Большинство из участников сражения уже имеют ранения различной силы тяжести.



Примерно в это же время произошел эпизод, который стал легендарным, если он только не был выдуман несколько позднее. Ранен уже и Бомануар, он измучен боем, изнывает от жажды и просит пить у кого-то из своих бойцов. Его просьбу услышал дю Буа и крикнул своему командиру:
"Пей свою кровь, Бомануар, и твоя жажда пройдет!"



Эти слова воодушевляют командира "французов", он снова активно вступает в бой, но сражение пока не приносит успеха ни одной из сторон.



Неизвестно, чем бы кончился бой, победой одной из сторон или полным истощением всех бойцов, если бы один из французов, Монтабан, грубо не нарушил условий соглашения.



Все источники дружно сходятся в том, что Монтабан прикинулся выходящим из боя. Бомануар якобы увидел это и закричал ему:
"Куда ты, лукавый оруженосец? Зачем покидаешь нас?"
Монтабан на это ответил:
"Делай свое дело, Бомануар, а я сделаю свое!"



Затем он пробрался к тому месту, где были привязаны лошади "французов", сел на своего тяжеловооруженного коня и поскакал на поле боя. Это было грубейшим нарушением соглашения, но французы потом утверждали, что раз англичане не предъявляли потом претензий, то все было по правилам.
Наглая ложь, но мы уже привыкли, что победители всегда правы.



На своем коне Монтабан врезался в гущу английского отряда и повалил несколько человек. Потом он еще несколько раз наезжал на разрушенный строй "англичан", семеро или восьмеро из которых оказались на земле. Остальные "французы" сполна воспользовались своим шансом, накинулись на обескураженных таким вероломством "англичан", и превратили свое поражение в блестящую победу.



Всего в этом бою погибло девять "англичан", а остальные, все израненные, были захвачены в плен. В плен попали Крокар, Ноллс, Келври, Бильфор и другие. Всех пленных доставили в замок Жослен. Фруассар, правда, утверждает, что погибла дюжина "англичан", но он мог сказать это просто ради красивого словца, ему не стоит слишком доверять, очень уж часто в своем сочинении он ошибается и в датах, и в численности сторон, и просто в изложении событий.



Фруассар в своем сочинении отметил эту битву как образец рыцарского подвига. Он назвал этот бой просто великолепным, однако заканчивает его описание осторожным примечанием:
"Одни в этом узрели доблесть, другие - лишь дерзости и оскорбления".



Еще бы ему не быть осторожным. Ведь "французы" как минимум дважды грубо нарушили подписанное соглашение о сражении.
Первый раз, когда трое пленных "французов" самовольно покинули свое местоположение в плену и приняли участие в битве на стороне своих.
И второй раз, когда Монтабан коварным образом вернулся в бой на коне, что и предрешило окончательный итог сражения.



Следует отметить, что вооруженным отрядам, наблюдавшим за этой битвой, и в голову не пришло вмешаться в ход сражения на чьей-либо стороне. Они внимательно наблюдали за ходом боя, подбадривали своих, восхищались доблестью одних и коварством других, но и только...



В заключение несколько строк об одном из главных героев.



В описанной выше битве Тридцати на английской стороне лучшим бойцом был признан Крокар, бывший ранее в Голландии оруженосцем ван Аркелов. Он получил в награду 60000 крон и конюшню с тридцатью лошадьми, и стяжал себе такую славу своей выдающейся доблестью, что французский король Иоанн II Добрый пообещал ему рыцарство и невесту из знатного рода, если он перейдет на сторону французов. Крокар отклонил это лестное предложение и со славой и богатством возвратился на родину в Голландию, где занял довольно приличное положение. Но голландская знать, хоть и прекрасно знала, кто он такой и что совершил, не оказывала ему никакого почтения. Ведь рыцарем он так и не стал… Так что пришлось Крокару отправиться, в конце концов, туда, где рыцарскую славу ценили гораздо выше формального положения.



Да, чуть не забыл, у "французов" лучшим в этом сражении был признан де Тентиньяк, но чем же он прославился в этом бою, я так и не понял.



"Французы" оставили на поле боя шесть человек, и еще несколько человек позднее скончались от тяжелых ран, но точное их количество неизвестно.



Что можно сказать о достоверности описанных событий? Как говорится, что-то там возможно и было, но что, это уже очень трудно установить. О "битве Тридцати" известно только из бретонских и французских источников. Английские на этот счет молчат. Но в одной из английских хроник глухо упоминается о поединке двадцати англичан против двадцати гасконцев, правда, в 1353 году. Далее в этой же хронике под 1388 годом упоминается о поединке четырех французов и четырех англичан. Мимо этого сообщения можно было бы пройти мимо, если бы одним из участников этого боя не был некий Бомануар.

Так что мы, скорее всего, так никогда и не узнаем, что же там было на самом деле, и что прибавила молва и фантазия рассказчиков. Но все равно - красиво и интересно!



Старый Ворчун позволяет себе выдвинуть гипотезу о том, что никакого красивого сражения, называемого теперь "битва Тридцати", на самом деле не было. Просто бретонцы ("французы") напали из засады на отряд "англичан", убили их командира, Бемборо, и еще пару человек, а несколько рыцарей или оруженосцев захватили в плен. Такой эпизод вполне мог немного позднее превратиться в красивый рассказ о благородной "битве Тридцати".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: