Гражданская война в США, вып. 7. Новые неудачи Потомакской и Виржинской армий


Ворчалка № 262 от 04.04.2004 г.


Так своими действиями Джексон похоронил идею северян об ударе по Ричмонду еще и с Севера, а МакКлеллан получил возможность жаловаться на отсутствие помощи. Что же делал "маленький Наполеон" в это время? Южане без боя покинули Йорктаун, чтобы усилить защиту Ричмонда, опасаясь удара с севера. МакКлеллан на всю страну раструбил о своей блистательной победе и двинулся медленно вперед. На западном берегу Уорвика северяне наткнулись на маленькие мины, изобретенные генералом южан Габриелем Рейнсом. Для борьбы с ними МакКлеллан направил пленных южан, которых заставил расчищать проходы для Потомакской армии. Очень гуманный способ обращения с военнопленными!



25-го мая северяне подошли к станции Фэйр-Оукс в семи милях от Ричмонда. Перед северянами оставалась лишь река Чикаомини, мосты через которую южане при отходе не успели взорвать. Да и саперы северян уже навели несколько понтонов через реку. Переправляйся и атакуй Ричмонд! Но МакКлеллан не спешил. Вместо этого он прислал в столицу сообщение о том, что по данным его разведки (т.е. Пинкертона) Ричмонд защищают не менее 200 тысяч южан, хотя на самом деле там было не более 63 тысяч солдат южан.



Правительство Конфедерации уже готовилось к эвакуации своей столицы, и только генерал Джонстон уверял, что Потомакскую армию с таким командованием можно не только отогнать, но и разгромить. 31-го мая МакКлеллан начал переправу через Чикаомини, но южане нанесли сильный удар по уже переправившимся частям. В двухдневном бою у Фэйр-Оукс северяне потеряли 5031 человека, а южане - 6134, но главное было в том, что во время одной из контратак южан был тяжело ранен генерал Джонстон.



МакКлеллан прекратил свое наступление, сообщил о своей новой грандиозной победе, но не удосужился переправить всю свою армию на другой берег реки. На место Джонстона был сразу же, 1-го июня, назначен генерал Ли, а группировка южан возле Ричмонда получила название армии Северной Вирджинии. Ли вскоре направил в тыл северянам конный корпус Джеймса Стюарта, по прозвищу Джеб. С 12-го по 15-е июня тот прошел по всему периметру армии северян, определив их численность, расположение и намерения. Получив эти данные, Ли решил бить северян по частям, используя то обстоятельство, что их позиции были разделены рекой.



Он скоординировал свои действия с генералом Джексоном К.С. (Каменная Стена) и предложил тому нанести удар по северянам с фланга. С тем и началось 26 июня сражение, получившее название Семидневной битвы. Северяне отчаянно защищались, а южане, как пелось в старой песенке, смело нападали. МакКлеллан явно переоценивал силы южан и постоянно отдавал приказы об отходе или выравнивании позиции.



Доходило иногда действительно до анекдотических ситуаций. Вот в ходе сражения генералы Ф. Кирни и Дж. Хукер обнаружили, что перед ними вместо обещанных главных сил противника стоят лишь слабые заслоны. Они сразу же, как того требовал МакКлеллан, доложили ему об этом и стали ждать приказа о наступлении, но вместо этого получили приказ командующего... об общем отходе. Тогда Хукер и Фирни сами прискакали к МакКлеллану и стали ему доказывать, что его распоряжение об отступлении ничем не обосновано, но раздраженный вмешательством подчиненных в вопросы управления войсками "маленький Наполеон" наотрез отказался отменять свой приказ. Взбешенный Кирни с кулаками набросился на МакКлеллана и успел пару раз приложиться к главнокомандующему, прежде чем штабные офицеры его оттащили. МакКлеллан никак не наказал Кирни, но повторил, что отменять свой приказ он не собирается.



Постепенно отступая в ходе Семидневной битвы, Потомакская армия оказалась на северном берегу реки Джемс, где близ Малверн-Хилла конфедераты нанесли ей последний удар в этом сражении. В ходе этой битвы северяне потеряли 15849 человек, а южане 20614 человек, но южане захватили более 6 тысяч пленных, а северяне только 875 человек. Главное же было в том, что северян удалось отбросить от Ричмонда на 20 миль, а Потомакская армия оказалась в своеобразной ловушке на Полуострове в небольшом лагере около устья реки Джемс.



На Севере плохо понимали, что собственно происходит на Полуострове, и почему после сообщений МакКлеллана о новых грандиозных победах Потомакская армия откатилась от Ричмонда? Надо было что-то предпринимать, и Линкольн это прекрасно понимал еще до Семидневной битвы, но по странному стечению обстоятельств он подписал приказ о создании Вирджинской армии именно 26 июня, еще не зная о начале сражения. Командование новой армией было поручено генералу Джону Попу и предполагалось, что она будет защищать Вашингтон в то время, пока Потомакская армия находится на Полуострове. В Вирджинскую армию вошли отряды из разбитых частей Фремонта, Бенкса и МакДауэлла, и вместе с пополнениями она стала насчитывать 47 тысяч человек.



Отвлечемся немного от армейских дел и вернемся к вопросу о рабстве, тем более что формальным поводом к Гражданской войне послужил именно этот вопрос. Уже 16 апреля 1862 года Линкольн объявил об отмене рабства в федеральном округе Колумбия. Когда же его примеру последовал генерал Дэвид Хантер и объявил об отмене рабства в штатах Джорджия, Флорида и Южная Каролина, то президенту пришлось 19 мая дезавуировать эту декларацию. Линкольн явно не спешил с этим вопросом, но 22 июля на заседании кабинета он огласил составленный им текст Декларации об отмене рабства во всех штатах, входивших в Конфедерацию. Линкольн предполагал ввести эту Декларацию в действие с 1 января 1863 года и разрешить с этого времени набор свободных негров в армию и флот Союза. Было сочтено полезным не публиковать Декларацию в настоящий момент, а подождать какой-нибудь подходящей победы. Вот!



Одновременно с этими делами Линкольн пытался решить и вопрос с назначением нового главнокомандующего, так как после снятия МакКлеллана президенту приходилось самому выполнять эти обязанности. Взятие частями западного фронта во взаимодействии с флотом Нового Орлеана заставило президента поискать подходящую кандидатуру именно там. Генерала Гранта Линкольн тогда еще не сумел толком разглядеть, так как все лавры победителя доставались генералу Хеллеку. 11 июня Линкольн телеграммой вызвал Хеллека в Вашингтон и назначил его главнокомандующим всеми военными силами Союза.



У Хеллека сразу же установились деловые отношения с Линкольном и министром обороны Стентоном, а Поп сумел сразу же вызвать к себе негативное отношение своей армии, заявив в обращении к войскам 14 июля, что раньше, мол, они воевать не умели, но теперь-то он их научит!



МакКлеллан тем временем требовал себе подкреплений: вначале он просил 30 тысяч человек, чуть позже ему уже требовалось 40 тысяч. Тут терпение Линкольна лопнуло, тем более что он возлагал очень большие надежды на Попа, и президент 3 августа приказал МакКлеллану немедленно погрузить из форта Монро всю Потомакскую армию на пароходы и переправить ее в район Вашингтона.



Но и Поп не сумел оправдать надежд президента, едва не приведя Вирджинскую армию к ужасной катастрофе. В тех же самых местах, где год назад северяне были бесславно биты в первом крупном сражении Гражданской войны, в районе Булл-Рана, 28 августа началось новое сражение, продолжавшееся трое суток. Джексон К.С. вновь проявил себя с самой лучшей стороны, а его неожиданные маневры совершенно запутали северян. Это сражение является коллекцией самым нелепых ошибок, совершенных как самим Попом, так и его офицерами.



В конце этого сражения южане уже откровенно издевались над северянами. Вот Поп двигает в атаку части Ф.-Дж. Портера. Генерал Дж. Лонгстрит заметил в подзорную трубу неторопливое передвижение северян. Он приказал к хвостам двух десятков лошадей привязать огромные веники и гонять их туда-сюда. Поднялись огромные тучи пыли, и Портер решил, что навстречу ему движется огромное войско. Он остановил свои части и заблокировал, таким образом, дорогу, а следом за ним шел корпус МакДауэлла. Командиры начали выяснять отношения, а тем временем южане атаковали столпившиеся в беспорядке части северян и изрядно их потрепали.



Вирджинская армия потеряла в ходе этих боев более 16 тысяч человек, из них почти 6 тысяч попали в плен, а южане потеряли 9197 человек. Правда, Поп умудрился отправить в Вашингтон телеграмму о блестящей победе, но как только Линкольн узнал всю правду об этом сражении, судьба Попа была решена. Вирджинскую армию распустили, а самого Попа отправили в Миннесоту воевать с индейцами. 2 сентября Линкольн объявил, что Вирджинская армия распускается, ее части вливаются в состав Потомакской армии, а МакКлеллан, оставаясь ее командиром, назначается еще и ответственным за оборону Вашингтона.



Президенту возражали и министр обороны Стентон, и министр финансов Чейз. Чейз заявил:
"Вверение командования МакКлеллану равносильно сдаче Вашингтона мятежникам".
Стентон заявил, что министерство обороны никаких приказов на этот счёт не издавало, но Линкольн опять сделал ставку на "маленького Наполеона" и спокойно отвечал:
"Это мой приказ, и я готов отвечать за него перед страной".



На этот раз МакКлеллану всё же вскоре пришлось перейти в наступление, так как 4 сентября армия южан под командованием генерала Ли переправилась через Потомак и двинулась в Мэриленд. Этот штат был рабовладельческим, хотя и оставался еще нейтральным, и южане рассчитывали пополнить там свои запасы продовольствия, обмундирования и прочих припасов, а также, если удастся, навербовать добровольцев. Но население Мэриленда встретило "освободителей" довольно прохладно.



В распоряжении Ли было около 55 тысяч человек и 300 орудий, а МакКлеллан располагал таким же количеством орудий, но имел 97 тысяч солдат. Перевес северян был налицо, посмотрим, как же развивались события.



12 сентября северянам удалось подстрелить курьера, которого генерал Ли направил к генералу Джексону К.С. (Каменная Стена). На теле убитого нашли копию приказа о захвате южанами городка Харперс-Ферри на южном берегу Потомака, который был главной базой войск Севера, наступавших на Вирджинию. Уже утром 13 сентября этот документ был доставлен МакКлеллану, но командующий северян так никаких мер к защите своей главной базы так и не предпринял. Так что 15 сентября отряды Джексона К.С. неожиданно (!) подошли к городу и довольно быстро захватили его. При этом южане не только захватили в плен 11 тысяч солдат северян, но еще и добыли 73 орудия, 13 тысяч винтовок и множество боеприпасов, обмундирования и продовольствия.



Генерал Джексон поручил заведовать отправкой захваченного имущества и пленных на Юг генералу Э.П. Хиллу, а сам поспешил к городку Шарпсбергу в семнадцати милях от Харперс-Ферри, где на берегах ручья Энтайэтем должно было развернуться решительное сражение. Дивизия Хилла быстро справилась с полученной задачей, затем скинула свою истрепанную форму, переоделась в новенькие синие мундиры северян и 17 сентября поспешила к полю сражения у Шарпсберга. О их появлении там я скажу немного позже.



Утром же 17 сентября северяне атаковали позиции южан. Несмотря на сильный артиллерийский огонь, они стали постепенно теснить отряды южан. Самые сильные бои развернулись на затопленном кукурузном поле, через которое проходила затопленная же дорога, и возле каменного моста через ручей Энтайэтем. К концу дня уже все называли дорогу через кукурузное поле "кровавой тропой", так как все поле буквально было завалено телами убитых и раненых солдат. Каменный мост атаковали части северян под командованием Амброуза Бернсайда. К концу дня им удалось не только захватить мост, но и глубоко вклиниться в расположение войск южан на западном берегу ручья.



Казалось, что северяне уже полностью выиграли сражение, тем более что на восточном берегу ручья МакКлеллан держал еще 20 тысяч солдат, которые так и не приняли никакого участия в этом сражении. Но ближе к вечеру солдаты Бернсайда неожиданно были атакованы отрядами в синей форме северян. Это подошел Хилл со своей переодевшейся в форму северян дивизией. Ошеломленные северяне помчались обратно к мосту. Южане преследовали их до самого моста, но атаковать его из-за наступившей темноты не стали.



Сражение закончилось. Каковы же были его итоги? Южане потеряли 13724 человека, в том числе 2700 убитыми, а северяне потеряли 12410 человек, в том числе 2108 убитыми. 18 сентября генерал Ли весь день ожидал новой атаки северян, а в ночь на 19-е отвел свои части за Потомак. На Севере это сражение расценили как крупную победу северян, а Линкольн был просто счастлив.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: