Краткие заметки о жизни и делах Юлия Цезаря, вып. 2


Ворчалка № 249 от 04.01.2004 г.


На выборах победили Цезарь и Бибул. Оптиматы, предвидя такой итог выборов, позаботились о том, чтобы будущим консулам были назначены после истечения срока их полномочий самые захудалые провинции. Обиженный Цезарь вступил в союз с Помпеем, который был тоже зол на сенат из-за его медлительности в утверждении распоряжений Помпея после его победы над Митридатом. К этому союзу Цезарь привлек и Красса, помирив его с Помпеем, с которым тот враждовал еще со времен их совместного консульства. Так в 59 году был образован первый триумвират. Союзники договорились о том, чтобы не допускать никаких государственных мероприятий, не угодных кому-нибудь из них.



Когда Цезарь вносил закон о земле, его коллега Бибул выступил против, ссылаясь на дурные знамения. Тогда Цезарь силой прогнал Бибула с форума. На следующий день негодующий Бибул подал в сенат жалобу, но никто из сенаторов не осмелился выступить с докладом о насилии над консулом. В отчаянии Бибул перестал выходить из дому и лишь в эдиктах выражал свои протесты. Таким образом, до конца своего срока Цезарь правил страной по своему усмотрению. Некоторые люди, подписываясь свидетелями на документах, в шутку отмечали их не консульством Цезаря и Бибула, а консульством Юлия и Цезаря. В народе даже стал ходить стишок:
"В консульство Цезаря то, а не в консульство Бибула было:
В консульство Бибула, друг, не было впрямь ничего".



Во время своего консульства Цезарь женился на Кальпурнии, дочери Луция Пизона, своего преемника на должности, а свою дочь Юлию, у которой уже был другой жених (и не один), он выдал замуж за Гнея Помпея. С помощью тестя и зятя Цезарь добился себе в управление провинцию Галлия, которая сулила ему будущие триумфы.



По окончании консульства Цезаря преторы Гай Меммий и Луций Домиций потребовали расследования мероприятий истекшего года. Цезарь поручил это дело сенату, но сенат отказался. Три дня Цезарь уговаривал сенат, но так ничего и не добился. Но как только он уехал в свою провинцию, по нескольким обвинениям сразу был взят под суд его квестор. Это была угроза Цезарю. Вскоре и народный трибун Луций Антистий потребовал Цезаря к ответу. С помощью других народных трибунов Цезарь добился, чтобы его не привлекали к суду, пока он отсутствует по делам государства. Для подстраховки Цезарь стремился каждый год иметь среди магистратов верных и преданных ему людей.



Когда Луций Домиций был выдвинут в консулы, он стал заявлять, что, став консулом, добьется того, чего не добился претором и отнимет у Цезаря его войско. Тогда Цезарь созвал в Луке совещание с Помпеем и Крассом и убедил их выдвинуть свои кандидатуры на консульство, чтобы не допустить Домиция к высшей власти. С помощью новых консулов Цезарь добился для себя сохранения командования в Галлии еще на пять лет.



К четырем легионам, полученным от государства, Цезарь добавил еще шесть, набранных за его собственный счет. Он даже набрал легион из трансальпинских галлов, которых вооружил и обучил по римскому образцу, а впоследствии всем им он даровал римское гражданство. Этот легион по-кельтски назывался "алауда (alauda)", что означает "хохлатый жаворонок", по украшению на шлемах легионеров.



Во время своего командования Цезарь тратил огромные средства для привлечения благосклонности народа, на организацию игр и угощений, на постройку в городах различных украшений, в том числе и нового форума в Риме. Он также увеличил на вечные времена жалованье и довольствие легионерам.



Враги Цезаря тоже не дремали, и консул Марк Клавдий Марцелл заявил, что преемника Цезарю в Галлии надо назначить раньше срока: ведь война там уже закончена, мир заключен, и победителю пора распустить свои войска. На консульских же выборах кандидатуру Цезаря в его отсутствие не принимать. Цезаря это встревожило, и с помощью народных трибунов и другого консула, Сервия Сульпиция, он стал сопротивляться и вносить свои предложения.



Следующий консул Гай Марцелл, двоюродный брат предыдущего, продолжил политику своего кузена. Цезарь продолжал сопротивление и даже привлек на свою сторону, утверждают, что за большие деньги, другого консула, Эмилия Павла и народного трибуна Гая Куриона. Однако он увидел, что происки против него нарастают, а консулами на 49 год выбраны два его врага. Цезарь согласился распустить свои войска, если другие полководцы сделают то же самое. Он имел в виду, прежде всего, Помпея, который, находясь в Риме, сохранял верховное командование над войсками в Испании и Африке.



Когда предложение Цезаря было отклонено, он переместился в Ближнюю Галлию и из Равенны заявил, что если против защищавших его трибунов будут приняты суровые меры, то он может воспрепятствовать этому силой оружия. Это уже была угроза войны. Другие считают это только предлогом для начала войны и захвата Цезарем единоличной власти в Риме.



И вот Цезарь уже стоит у Рубикона, у него только 5000 человек пехоты и 300 всадников. Остальная армия еще не подошла из-за Альп. Получив известие, что народным трибунам пришлось покинуть Рим, Цезарь двинул свои войска вперед. При переходе через Рубикон Цезарю приписывают различные исторические слова. Согласно Светонию, он сказал:
"Вперед, куда зовут нас знамения богов и несправедливость противников! Жребий брошен".
По Аппиану, он сказал:
"Если я откажусь от перехода, это будет бедой для меня, если перейду - для всех".
Не имеет большого значения, что в точности говорил Цезарь, или не говорил ничего, но важно то, что он с войсками вошел в Италию 10 января 49 года до Р.Х.: это было началом очередной Гражданской войны.



В Италии у сената не было сил, которые могли бы противостоять легионам Цезаря. Он быстро и практически без кровопролития подчинил себе Северную Италию, а затем двинулся к Брундизию, чтобы воспрепятствовать бегству из Италии консулов и Помпея. Это ему не удалось, ибо Помпей уже 17 марта бежал из Италии, и тогда Цезарь вступил в Рим.



Произнеся в сенате речь о положении государства, Цезарь отправился в Испанию против сильнейших войск Помпея, которыми в отсутствие командующего распоряжались три легата Помпея: Марк Петрей, Луций Афраний и Марк Варрон. Перед отъездом Цезарь сказал друзьям, что сейчас он идет на войско без полководца, а потом вернется к полководцу без войска.



В Испании Цезарь уже 2 августа одержал решительную победу при Илерде, хотя на пути за Пиренеи его задержала осада Массилии (Марсель). Вернувшись из успокоенной Испании в Рим, Цезарь переправился в Македонию, где после четырехмесячного противостояния Помпею разбил его в знаменитом Фарсальском сражении 9 августа 48 года.



Он преследовал разбитого Помпея до самой Александрии, где нашел его уже умерщвленным. Воздав почести покойнику и покарав его убийц, Цезарь занялся наведением порядка в Египте, где встретился с Клеопатрой и встал на ее сторону в борьбе с ее братом Птолемеем. В марте 47 года порядок в Египте, с точки зрения Цезаря, был установлен, но поступили вести об успехах Фарнака, сына Митридата Великого в борьбе с римлянами в Понте и Вифинии.



Пришлось Цезарю через Сирию отправиться в Понт, где он в одном единственном сражении 2 августа 47 года при Зеле разгромил Фарнака и устранил эту угрозу государству. После этой победы Цезарь иногда вспоминал, что Помпею удалось стяжать славу великого полководца победами над неприятелем, который не умеет воевать.



Потом была еще война в Африке с Юбой и Сципионом, закончившаяся битвой при Тапсе 6 апреля 46 года, и война с сыновьями Помпея в Испании, закончившаяся победой при Мунде 17 марта 45 года.



Все даты даны по республиканскому календарю, то есть до реформы Цезаря, и опережают юлианский календарь почти на два месяца.



Во всех этих войнах Цезарь сражался с неизменным успехом и не потерпел ни одного поражения. Да, его легаты иногда терпели неудачи, но сам Цезарь всегда уверенно побеждал. Только два раза удача чуть было не изменила ему. Один раз, при Диррахии, он был обращен Помпеем в бегство, но победитель не стал преследовать разбитого противника, что дало возможность Цезарю утверждать: Помпей не умеет побеждать. Второй раз это было в последнем сражении в Испании, когда Цезарь, как говорят, даже подумывал о самоубийстве, а после сражения сказал друзьям:
"Я часто сражался за победу, теперь же впервые сражался за жизнь".



После окончания войн Цезарь отпраздновал в Риме пять триумфов, причем четыре за один месяц, но с промежутками. Первый и самый блистательный триумф был галльский, затем александрийский, понтийский, африканский и, наконец, испанский. Все триумфы отличались безумной роскошью и великолепием, но первые четыре триумфа официально означали победы над иностранцами, а не над согражданами.



Во время галльского триумфа Цезарь чуть не упал с колесницы, так как у нее сломалась ось.



Теперь о знаменитых словах Цезаря:
"Пришел, увидел, победил".
Это не было его докладом сенату, как часто считают. В понтийском триумфе солдаты несли надпись с этими словами в знак быстроты завершения этой войны.



Из огромной захваченной добычи Цезарь щедро выделял средства своим войскам и народу. Своим старым легионерам он выделил по 24000 сестерциев, не считая двух тысяч, выданных еще при начале гражданской войны. Еще ранее, в 47 году, он наделил их землей, но выделил им не сплошной участок, чтобы не сгонять прежних владельцев. Предыдущие правители и реформаторы о таких мелочах не задумывались.



Народу было роздано по десять мер зерна и масла, а также по триста сестерциев, и еще по сто за то, что пришлось долго ждать. Многих жителей Рима и Италии он освободил от платы за жилье на год, взяв расходы на свой счет. Цезарь устроил несколько пиров и обедов для народа, и я уж не говорю о многочисленных играх, травлях и зрелищах. Замечу, лишь, что тогда жители Рима впервые увидели жирафа.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: